Мнения

После очередной гуманизации из экономической части УК пропала логика, зато увеличились сроки

Ущербные поправки

Этот материал вышел в № 45 от 27 апреля 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ольга Романоваэксперт по зонам, ведущая рубрики

 

У нас снова либерализация и гуманизация УК, да такая, что можно будет брать любого и подбирать статью с ущербом в зависимости от погоды и цвета глаз. Ну не то, что раньше такого было нельзя — это у нас всегда можно. Просто теперь в связи с ситуацией в экономике снова взялись за предпринимателей.

Но по порядку. Оглашая послание к Федеральному собранию (это в декабре), президент сказал: «За 2014 год почти из 200 тысяч уголовных дел по так называемым экономическим составам до суда дошли лишь 46 тысяч, еще 15 тысяч дел развалились в суде. То есть приговором закончились 15% дел. При этом около 80% или даже 83% предпринимателей полностью или частично потеряли бизнес. То есть их попрессовали, обобрали и отпустили». Наверняка глава государства имел в виду, что не надо обирать, убивать бизнес и рабочие места, зачем резать курицу, которая несет яйца, и получать на выходе дохлую тушку. Похоже, что силовики поняли его иначе: курицу не надо резать, а надо отбирать живой, с яйцами.

В феврале была образована рабочая группа по мониторингу и анализу правоприменительной практики в сфере предпринимательства, куда вошли в основном силовики, а очень специально отобранные как бы представители бизнеса стали консультантами на птичьих правах. В марте группа собралась, и к 22 апреля Главное правовое управление АП разработало законопроект о гуманизации, который должен быть внесен в Госдуму, а та должна принять его до конца весенней сессии. То есть депутаты спорить не будут — ведь формально в парламент законопроект вносит президент.

Что ж за проект написали в администрации президента? Предполагалось, что расширят основания для освобождения от уголовной ответственности предпринимателей, что будут ослаблены уголовные меры для первоходов, увеличен порог размера ущерба для уголовки и снижена кратность штрафов, что подумают о возврате вещдоков и упростят получение доверенностей в тюрьмах. Кстати, с доверенностями в законопроекте получилось отлично, претензий нет: нотариус теперь может свободно прибыть в тюрьму и заверить нужные бумаги. Что в наших реалиях может означать разное: например, нотариус поможет забрать у сидящего в тюрьме предпринимателя его курицу в живом виде.

Что еще получилось? Получился неудобоваримый винегрет из разномастных предложений, зарезанных депутатами в 2015 году. Их просто собрали в одну кучу, перемешали и выплюнули, назвав полученное — «законопроект». Взяли и чисто механически увеличили число частей в статье 159 «Мошенничество»: было 4, теперь будет 7, при этом предпринимательство как таковое стало частью общей, базовой статьи. То есть экстрасенс Грабовой, обещавший оживить детей Беслана и осужденный как мошенник, приравнивается к Дмитрию Каменщику или Платону Лебедеву. Сами же сроки увеличиваются фактически на год, но это ерунда — главное, что изменяются категории тяжести преступлений: небольшой тяжести становятся средней (с двух и трех лет верхнюю санкцию статьи поднимают до четырех лет лишения свободы), средняя тяжесть переходит в тяжкую (с пяти до шести). Вот это серьезно, это тянет шлейф негативных последствий, в том числе на возможность освобождения от уголовной ответственности. А потом это увеличивает сроки снятия судимости и, соответственно, закрывает доступ к электоральному полю. То есть предприниматель, который в 30 лет мог быть осужден по статье средней тяжести, к 40 годам получал возможность избираться и быть избранным, а теперь он такую возможность получит не раньше 50.

Полностью лишился какой бы то ни было логики принцип определения порогового значения ущерба. В каждой статье УК появляется своя градация, и невозможно понять, какой ущерб крупный, а какой нет. «Значительный ущерб не может составлять менее 10 тысяч рублей», написано в законопроекте. Это как понять? 10 500 рублей — это значительный? А еще там теперь сказано, что 230 тысяч рублей — это особо крупный размер, а 80 тысяч — просто крупный (в ст. 191.1). А в другой статье (ст. 185.3), что крупный ущерб — это 3 млн рублей, а особо крупный — превышающий 15 млн рублей. Где логика? Выбирай любой ущерб и ищи под него человека. Или наоборот.

Но самое главное, конечно, это то, что они на самом деле изменяют и поправляют. В УК есть раздел VIII, называется «Преступления в сфере экономики». В этом разделе есть главы: «Преступления против собственности» (гл. 21), «Преступления в сфере экономической деятельности» (гл. 22) и «Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях» (гл. 23). Вы думаете, они вносят поправки во все главы? Ничего подобного. Только в одну, главу 22. Хотя скрывают это, потому что во всех пояснениях пишут: «поправки касаются преступлений в сфере экономики». На самом деле либерализация мало кого коснется, а если коснется, то в другую сторону. Всех остальных будут отправлять в тюрьмы по гл. 23, а именно по ее ст. 201 «Злоупотребление полномочиями», по которой 10 лет могут получить и собственники бизнеса, и наемные менеджеры, и акционеры, и члены советов директоров, и вообще кто угодно.

Вот мне наверняка скажут — это статья про коррупцию. Да ничего подобного. Про коррупцию в другой главе (гл. 30) — вот там коррупционные статьи: 285  — «Злоупотребление должностными полномочиями», 286 — «Превышение должностных полномочий», 293 — «Халатность». Вот там указываются должностные лица, осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие управленческие функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, государственных корпорациях, государственных компаниях, государственных и муниципальных унитарных предприятиях, акционерных обществах, контрольный пакет акций которых принадлежит РФ, субъектам РФ или муниципальным образованиям.

Почему же так получилось — то есть как всегда? Потому что дураки все это писали? Вовсе нет. Проект написан силовиками под силовиков: либерализация мало кого коснется, а вот неприятностей предпринимателям прибавится.

А поправить дело можно было бы простым и естественным образом: элементарно запретить переводить все, что касается гражданско-правовых отношений, в уголовное поле. У нас сейчас все, буквально все деловые отношения криминализируются, а следствие, прокуратура и суд по-прежнему считают получение прибыли уголовно наказуемым деянием. Презумпция гражданского права — вот что спасет бизнес, а заодно и нас с вами. Ну да не силовикам же это говорить. Они так не могут.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera