Сюжеты

Панама, Первомай и Пасха на плакатах «Монстрации»: кто не понял?

Репортаж из Новосибирска

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 47 от 4 мая 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

Екатерина Фоминакорреспондент

Репортаж из Новосибирска


Фоторепортаж Екатерины Фоминой / «Новая газета»

Первое мая, день весны и труда, в этом году совпал с Пасхой, а в Новосибирске — еще и с традиционной, тринадцатой по счету «Монстрацией» — абсурдистским костюмированным шествием по центру города.

С каждым годом все труднее добиться от властей разрешения выйти на улицу со смешным плакатом или в необычном костюме. В этом году даже пошли на уловку: в середине апреля объявили о создании «Всешествия» — день в день и в то же время, что и «Монстрация», только при поддержке мэрии. Типично для подобных акций, к «Всешествию» собирались привлечь бюджетников… Накануне 1 мая «Монстрацию» отказались согласовывать: мэр Новосибирска Анатолий Локоть в письменной форме объяснил, что шествие «создаст угрозу общественному порядку, безопасности граждан, общепринятым нормам морали и нравственности, религиозным ценностям православных жителей города».

Потом в частном порядке договорились: монстранты пойдут позади «Всешествия», от молодежного театра «Глобус» до научно-технической библиотеки. А Красный проспект, где обычно шли монстранты, из уважения отдали православным — для крестного хода.

 

Когда Артему Лоскутову, идеологу и создателю «Монстрации», отказывали согласовать шествие, один из чиновников сказал:

— Артем Александрович, здесь вам не Москва.

Эта цитата и стала главным лозунгом «Монстрации-2016» — ее нанесли на нежно-розовую ткань серебристым скотчем.

 

Перед началом шествия на бордюр еще не запущенного фонтана перед «Глобусом» забираются демонстранты со своими плакатами. Человек в костюме бурого медведя, рядом с ним девушка с наклеенной бородой — изображают героя Леонардо Ди Каприо из фильма «Выживший», сражавшегося с медведем. Плакат «Лео жил, Лео жив, Лео будет жить».

— Говори мне в глаз, там сеточка, а то плохо слышно, — просит медведь. Его зовут Саша. Рассказывает, что в прошлом году они были с Оксаной (Лео) пряничными человечками, а в позапрошлом — миньонами из мультфильма.

Отличить «монстрантов» от участников «Всешествия» легко. У вторых нет ни плакатов, ни костюмов, им раздают надутые шары и на вопросы: почему ты здесь? — они теряются.


Участники альтернативного "Всешествия". Фото: Екатерина Фомина, "Новая газета"

На «Всешествии» звери встречались чаще. Так, целый зверинец в ростовых костюмах — осел, зебра, белый медведь — поддерживал музыкантов, которых возила автоплатформа. Платформой, кстати, поделился с «Всешествием» настоящий цирк-шапито, приехавший недавно в Новосибирск. С помощью платформы еще недавно он рекламировал номер с тигром, которого возили в клетке. Встретился мне на «Всешествии» символ баскетбольного «Локомотива» — плюшевый лось, гулявший в сопровождении черлидерш в коротких юбках. Был тут и символ хоккейной команды — снеговичок.

Вышагивают люди в костюмах стрижей, больше похожие на пухлых голубей.

— У нас молодежный центр «Стрижи», — бросается объяснять мне сопровождающая детей Ольга. — Нам захотелось тоже самовыразиться, захотелось посмотреть на молодежь Новосибирска, приобщиться. Теперь будем ходить каждый год! «Монстрация» — потрясающее событие, каждый там самовыражается — а мы здесь, и вместе мы просто потрясающая сила России! — с запалом произносит она.

Когда я вливаюсь в колонну «всешественников», с трудом получается найти участников, которые сами могут объяснить, почему они здесь. Подростки сразу зовут своих руководителей. Арина в костюме лисенка затрудняется объяснить, что такое «коворкинг-студия «Окна», от которой они пришли. Ей на помощь приходит Максим, постарше.

— В нашей студии мы скоро будем ночной чемпионат по решению бизнес-кейсов проводить и ночь тренингов — два в одном, там еще много будет бизнес-квестов! Да, о «Монстрации» мы слышали — нам все такое очень интересно, постоянное куда-то ходим, реагируем всегда!

Стоит группа ребят с вырезанными из картона музыкальными инструментами, пританцовывают. Это молодежный центр «Зодиак». Ребята тоже не могут рассказать о мотивах своего присутствия на шествии, выручает Ирина — девушка в солнечных очках с ярко-розовой помадой.

— Достала эта «Монстрация» уже, честно, — говорит она. — Они называют нас «выкидышами муниципалитета», говорят нет у нас своего мнения — ну это прям смешно! Поэтому мы и пришли сегодня, оторвались просто. Никому ничего не запрещали — все это домыслы! У нас, знаете, город такой — любит очень придумывать всякие легенды. И вокруг «Монстрации сейчас такая легенда. Я ни разу туда не ходила, я первого мая всегда на демонстрации ходила  — всегда по собственной воле, — зачем-то уточняет она.


Фото: Екатерина Фомина, "Новая газета"

«Монстрация» шла следом. Из-за вынужденного соседства, кажется, на плакатах рационализм и злой сарказм перевешивал традиционную игривую абсурдность.

Над головой держат нарисованный лимон. На нем наклейка «Panama», в руках коробка с «панамскими лимонами». Это Женя и Паша, дизайнеры.

— Это же просто угар, никакой политики, — объясняет Женя. — То, что «Монстрация» вообще состоялась, доказывает, что в нашей стране еще хоть какая-то демократия есть.

— Может, редуцированная, но есть, — поддерживает Паша.

С плакатом «Панамская республика» стоит парень, а рядом женщина за шестьдесят. У нее на развороте из альбома для рисования написано: «Каждому россиянину по панаме и виолончелисту». Я подхожу к ней.

— Невозможно уже жить в этой стране, она стала мне чужой. Только сюда пришла посмотреть на нормальных людей, не зомбированных ящиком. А от Локтя я другого и не ждала. Не могу себе простить, что голосовала за него — ну, вынужденно. Лучше, чем предыдущий. Но сейчас бы я ни за что не проголосовала. Поняла: никогда нельзя поступаться своими убеждениями. Из всех кормушек ест! Я вышла сюда первый раз, я же уже явно вышла из того возраста. Пришла убедиться, что хоть какая-то свобода мысли еще не убита. Пусть это все такое дуракаваляние, но это лучше чем там на площадь по указке бегают — как концлагерь.

На все претензии мэрии, общественности, говорящих «от православия», монстранты тоже отвечают плакатами. Два молодых человека несут растяжку «Им бы в руки по метле» (к ней действительно примотаны метлы), девушка с плакатом «Лучше бы на завод пошла». «Бесплатная ангелизация населения», еще одна девушка держит плакат «Это не демонстрация» — «демон» выделено красным.

— Почему власти нас демонизируют? С нами веселей и радостней, мы несем в мир чушь! — объясняет Алена.


Фото: Екатерина Фомина, "Новая газета"

«Котаны, это какая-то мэрзкая монстрация», — несет бумагу девушка с русыми длинными волосами, укутанная в шарф. Кто-то заключил «Мы не одни такие», «Вы недооцениваете нашу мощь», «Прокаженный» — похоже, отношение к демонстрации стало индикатором места в обществе. И монстранты ни капли не комплексуют из-за этого, смеясь над теми, кто забыл, как это — смеяться. «Нас нет, а мы говорим неправду».

С плакатом «Вылечим российскую экономику» идут два друга в белых халатах.

— Подключим все силы международного «Красного креста», всю мировую медицину к данному проекту, — говорит Леша.

Они тоже недовольны запретом «Монстрации»:

— Люди должны быть свободными — в рамках разумного. По крайней мере, мы не занимаемся здесь ничем противозаконным.

Пятнадцатилетние парни — «Скукины дети», «Вечность пахнет нефтью» и немного модернизированное из «Гражданской обороны» — «Все летит в гнездо». Андрей объясняет: творчество Летова сейчас особенно актуально.

— Мы первый раз на «Монстрации», но мы против того, чтобы нас запрещали.

Настороженно ко мне относится юноша с плакатом «Володя, вынь руки из-под одеяла», когда я уточняю, нет ли здесь какого-то скрытого смысла.

— Этот плакат посвящен единственный в постсоветском пространстве песне группы Н.О.М., символизирующей величие советского космонавта (имеется в виду песня «Интеркосмос» — Е.Ф.). Если вы в этом видите политику, значит, этот плакат работает.

Отсылает к печально известной публикации в инстаграме Рамзана Кадырова плакат Георгия, интеллигентного мужчины в очках, за сорок. На нем: «Кто не понял...» — а дальше абракадабра.

—Все-таки веселее, чем у Кадырова, — грустно говорит Георгий. — Тут хоть под прицелом никого нет.

А на обороте у него отсылка к офшорной теме — «ГДЕ ЛМН».

 

По пасхальной теме монстранты тоже очень иронично пришлись. «ХВ» — и расшифровка «Холодная вода». «Борщ варится без яиц», «Пасха-Ленин-Куличи. Первомай-Иисус-Шашлык», «Мир! Труд! Чай! Куличи!». А одна женщина и вовсе несла «освещенный плакат» — на нем просто было нарисовано солнце. Был еще парень, который с плаката призывал: «Покрась мое яйцо!».

Не сговариваясь, две девушки написали на своих ватманах: «Здравствуйте! А вы верите...» — одна спрашивала, верят ли люди в БГ (и рядом была наклеена фотография Бориса Гребенщикова), другая интересовалась — а в Босха?

На альбомных листах Максим, крепкий мужчина лет тридцати, напечатал «Мир! Труд! Май! Воистину май! Вакуоли — выхухолям!  Внедрим надо-технологии!». Он постоянный участник «Монстраций».

— Если бы нас не разрешили — был бы еще один сигнал, как нам менять отношение к власти. Зачем нужно это «Всешествие»? Как в армии говорят: если безобразие нельзя предотвратить, его нужно возглавить. Поскольку мы не в армии — посмотрите на этих людей, они не собираются служить — ничего не получится. «Монстрация» — это аполитичный фестиваль.

На плакате по-арабски «Мир! Труд! Май!». Бородатый Дима — не арабист, а просто «свободный художник», так говорит сам.

— Я жду еще товарища с плакатом на иврите, должны с ним составить комбо.

 

Абсурд, легкость и полная бессмысленность с плакатов никуда не делась — нашлись и такие. «Первым делом самолеты, ну а девушки батон» — влюбленная парочка, девушка с упаковкой нарезного. «Феи украли моего парня (возможно они еще здесь)» — красивая девушка в пестром платье. Девчонка косит под Сейлор Мун из популярного анимэ, держит плакат «Поматросил и бросил». «Комитет защиты от Лабутенов» восседает с феминистским «Хватит с нас борщей!». Грустная блондинка в черном держит нарисованное: «Поторопился? Вымыл руки плохо? Бойся, товарищ, палочку Коха!». «Ты совсем поехал или так, проездом?» — такой плакат держит брюнетка в цветастой майке. Два парня играют в шахматы на плакате «Ваш ход». Есть и лаконичное и, кажется, паническое: «Мама, где я?»

Качок в майке, обтягивающей мускулы, демонстрирует плакат о наболевшем: «Протеин не наркотик», а на обороте его: «Ем за еду». Непонятно, кто прячется под дешевой маской обезьянки, но в руках этот кто-то несет радикальное: «Ролтон — сила, доширак — могила». Выше человеческого роста вырезанный из картона зеленый динозавр, сопровождающие его несут пояснения: «Стегозавр — первый панк!», «Опс-опс, трицератопс!, «Панки, хой! Мезозой!». В спортивном костюме стиля 90-ых худенький парень держит «2016 — похудей до 1991».

Кажется, общую мысль всего происходящего безумия выражает легкая, симпатичная девушка — она держит выведенную гуашью истину «Монстрации»: «Хорошо, почти как в интернете».

Среди участников «Монстрации» встречаются адепты пастафарианства, это такая новая религия, вера в Летающего макаронного монстра. Узнают пастафарианцы друг друга по дуршлагам на голове. 

— Слава макаронам!

— Воистину! И фрикаделькам, — приветствуют они друг друга.

Демонстранты заряжают лозунги, один бессмысленнее другого: «Коты трали-вали», созвучное по мелодике лозунгу «Деды воевали», потом принимаются кричать «И-по-те-ка!». Тут подхватывают любое предложение, даже самое абсурдное на первый взгляд.

Сопровождает шествие фургон: из него флагом Соединенных Штатов Сибири размахивает крупный мужчина. СШС — идея омского художника Дамира Муратова, вместо звезд на полосатом флаге снежинки.


Фото: Екатерина Фомина, "Новая газета"

«Монстрация» доходит до финальной точки быстрее, чем обычно, маршрут короткий, идем не дольше часа. Все участники выстраиваются на ступенях научно-технической библиотеки, как на подиуме — фотографироваться. Тут же все оставляют самое ценное: свои плакаты. Из них устроят выставку в новой галерее современного искусства — она откроется второго мая.

 

Петляет между демонстрантами, с интересом читает тексты женщина — красивая, пожилая, в яркой повязке на голове, с подведенными бровями.

— Я стараюсь каждый раз сбоку пристраиваться на «Монстрации» — иду и смотрю, уже четвертый раз хожу.

Татьяне семьдесят два, и она здесь «ради впечатления, что не потеряна еще молодежь».

— Хочется чего-то вселяющего надежду и доверие. Сам Артем (Лоскутов) мне кажется человеком достойным. Мне очень хочется, чтобы такие люди чувствовали, что есть поддержка, чтобы не опускали руки. Стыдно признаться, но мелькнула мысль: вот такого бы в депутаты...

— Почему стыдно?

— Ну как-то уже быть депутатом позорно.

Спрашиваю Татьяну, чем она занимается.

— Потихоньку помираю после нескольких инсультов. Но теперь у меня появился якоречек: на следующую «Монстрацию» прийти с плакатом. А то что это я? Увидела тут свою ровесницу с плакатом «Мне нравится «Монстрация» — да разве это интересно? Я что-нибудь получше сочиню!


Фото: Екатерина Фомина, "Новая газета"

На обратном пути с «Монстрации» Артема Лоскутова сопровождали неизвестные люди в штатском. Они дошли с ним до кафе — и заговорили: предложили проехать с ними на беседу, «поговорить кое о чем хорошем». Лоскутов предложил сделать это в кафе. Он отказался куда-либо ехать, тогда прислали полицейскую машину, запихнули туда Артема и увезли. К вечеру его уже доставили в суд, где предъявили обвинение: провел несогласованное шествие. Суд перенесли на 6 мая. Лоскутову грозит до 10 дней административного ареста.

Новосибирск

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera