Сюжеты

«Этот фильм перечеркивает все, что сделала наша комиссия»

Валерий Борщев, глава комиссии правозащитников, детально изучившей обстоятельства гибели Сергея Магнитского в СИЗО, попросил учесть ее выводы перед премьерой ленты о юристе Hermitage

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 47 от 4 мая 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ольга ТимофееваРедактор отдела культуры

Валерий Борщев, глава комиссии правозащитников, детально изучившей обстоятельства гибели Сергея Магнитского в СИЗО, попросил учесть ее выводы перед премьерой ленты о юристе Hermitage


Сцена допроса Сергея Магнитского из первой — художественной — части фильма. Кадр Первого канала

27 апреля в Европарламенте должен был состояться премьерный показ фильма, посвященного делу Магнитского, в котором режиссер пересматривает итоги расследования, проведенного Общественной наблюдательной комиссией сразу после смерти юриста фонда Hermitage. Показ был отменен организаторами за 10 минут до начала. Сразу после этого состоялась пресс-конференция режиссера Андрея Некрасова и организатора показа евродепутата Хайди Хаутала. Они настаивали на том, что причиной срыва стало давление со стороны Уильяма Браудера, генерального директора фонда Hermitage, по делу которого был арестован Сергей Магнитский. Браудер отменил запланированный брифинг в Европарламенте, где, как следовало из приглашений, собирался говорить о «российской пропаганде» в фильме Некрасова.

Режиссер Андрей Некрасов

Режиссер-документалист известен своими фильмами: «Бунт. Дело Литвиненко», «В поисках путинской России», «Недоверие» (о взрывах жилых домов в Москве осенью 1999 года).

Андрей Некрасов признавался, что фильм о Магнитском перевернул его сознание. Толчком послужили сканы оригиналов разоблачительных показаний юриста, из которых он якобы понял, что никакого разоблачения не было. Адвокаты Браудера направили письма телеканалам, поддерживавшим съемки этого фильма, и самому режиссеру с предупреждением о том, что их ждут многомиллионные иски за фальсификацию фактов. Некрасов заявил, что готов судиться с Браудером. А пока фильм объявлен к показу 3 мая по немецко-французскому каналу ARTE и NBC Universal.

Накануне премьеры к президенту и главному должностному лицу этой компании Стиву Бурке обратился с письмом известный правозащитник, бывший в то время председателем Общественной наблюдательной комиссии Москвы, осуществляющей контроль за соблюдением прав человека в местах заключения, — Валерий Борщев. Валерий Борщев прислал это обращение и в «Новую газету».

 

Валерий Борщев,
глава ОНК Москвы (2009), член ОНК Москвы:

«В начале фильма режиссер рассказывает общепринятую версию про жестокие условия содержания заключенных и Сергея Магнитского, в частности, и вдруг во второй части приходит к тому, что ничего в них особенно жестокого не было, камеры были нормальные, никто его не избивал. Эта утверждение и побудило меня написать письмо.

Фильм перечеркивает все, что сделала наша комиссия. Да и при чем здесь мы? Это же Следственный комитет завел дело против замначальника по лечебно-профилактической части «Бутырки» Дмитрия Кратова и акт нашей комиссии приобщил к делу. Мы давали показания, у меня даже очная ставка была с врачом «Бутырки» Ларисой Литвиновой. Наше расследование шло нормально, пока не убрали следователя Марину Ломоносову.

По закону об общественных организациях мы не могли заниматься самим делом, занимались только условиями содержания, пытками, неоказанием медицинской помощи, насилием, приведшим к убийству. Мне ведь потом говорили откровенно, что таких камер, в которых сидел Магнитский, больше нет (их перестроили), тюремные начальники признали, что все эти помещения носили пыточный характер.

Поэтому я могу говорить только в рамках своей компетенции, но здесь заявляю твердо: фильм не отражает истинного положения вещей в части содержания Магнитского, раз в нем они признаются «нормальными»». 

 

Обращение В. В. Борщева президенту NBC Universal

President and CEO NBCUniversal
Sir Steve Burke
Президенту и Главному
должностному лицу компании
НБСЮниверсал
Господину Стиву Бурке

30 Rockefeller Plaza, NY, 10112

Уважаемый Господин Бурке,

Я являюсь членом Общественной наблюдательной комиссии Москвы – общественной организации, на которую по закону возложена миссия общественного контроля за соблюдением прав человека в местах заключения. В 2009 годы я являлся председателем комиссии.

Мне стала известно, что компанией NBC готовится к показу фильм о судьбе российского юриста Сергея Магнитского, умершего в тюрьме 16 ноября 2009 года, в котором ставятся под сомнение результаты расследования, проведенного Общественной наблюдательной комиссией непосредственно после смерти Сергея Магнитского и в рамках раббчей группы Совета при Президенте России по правам человека.

В связи с этим хочу довести до Вашего сведения, что:

1. Общественной наблюдательной комиссией Москвы было проведено полное, всестороннее и независимое расследование обстоятельств смерти Сергея Магнитского. С 20 ноября 2009 года, вскоре как только стало известно о смерти Магнитского, члены Общественной наблюдательной комиссии Москвы В.В. Борщев – председатель Комиссии, Л.В. Волкова – заместитель председателя Комиссии, Т.А. Флерова – секретарь Комиссии, Л.И. Альперн – член Комиссии, Л.Б.Дубикова – член Комиссии, З.Ф. Светова – член Комиссии провели проверку условий содержания Сергея Леонидовича Магнитского в следственных изоляторах г. Москвы.

2. По итогам тщательного изучения всех относящихся к услвоиям содержания и обстоятельствам смерти Сергея Магнитского материалов Общественная наблюдательная комиссия Москвы установила:

— Сергей Магнитский был переведен из СИЗО — 99/1 "Матросская тишина" (больничное отделение) в СИЗО 77/2 "Бутырка" без достаточных оснований и буквально за 5 дней до назначенной ему операции;

— В СИЗО 77/2 "Бутырка" в отличие от СИЗО 99/2 "Матросская тишина" отсутствовали необходимые условия для медицинского наблюдения и лечения диагностированного непосредственно перед переводом у Сергея Магнитского заболевания, проведения предписанных врачом медицинских процедур;

— Во время пребывания в СИЗО «Бутырка» следователь и руководство СИЗО отказывали Магнитскому без достаточных оснований в предоставлении медицинской помощи в пределах, предписанных врачом при его обследовании в СИЗО 99/2 "Матросская тишина";

— За время пребывания под стражей за неполные 12 месяцев Магнитскому трижды поменяли изолятор содержания и при этом в каждом изоляторе его постоянно переводили из одной камеры в другую, при сохранении общей тенденции к постоянному ухудшению условий содержания. Камеры, в которых содержался Сергей Магнитский в СИЗО 77/2 "Бутырка" объективно были худшими из имеющихся. После составления нашего акта камеры, где содержался Магнитский были разрушены и вместо них построены новые;

— За 11 месяцев пребывания под стражей Сергею Магнитскому не было предоставлено право на свидание с матерью, женой, ребенком и другими родственниками, ему также не разрешались телефонные звонки, направляемые им в адрес правоохранительных и надзорных органов жалобы не регистрировались должным образом. Адекватной реакции на его жалобы от проверяющих органов не зафиксировано;

— Магнитский, как минимум, с 26 июня 2009 года испытывал постоянные острые боли в связи с диагностированной ему желчно-каменной болезнью, однако безосновательно был лишен доступа к соответствющему характеру заболевания лечению. По сути, неоказание помощи в таких условиях является пассивной формой применения пытки;

— В связи с резким ухудшением состояния здоровья врачи «Бутырки» 16 ноября 2009 года решили направить Магнитского опять в «Матросскую тишину», где есть больничное отделение. После прибытия в СИЗО "Матроская тишина" вместо оказания срочной медицинской помощи в лечебном отделении врач А. Гаусс почему-то расценила его поведение как неадекватное (она не смогла это убедительно доказать членам комиссии) вызвала 8 сотрудников СИЗО и в наручниках поместила его вместе с этими сотрудниками в камеру сборного отделения. При этом вызвала скорую помощь с врачами психиатрами. Бригада скорой помощи приехала быстро, но врача Корнилова В.В. и фельдшера Морозова С.В. не пускали к больному Магнитскому С.Л. в течение часа. А когда пустили, они обнаружили его в камере № 4 сборного отделения СИЗО «Матросская тишина» уже мертвым, под ним была лужа мочи, рядом валялись наручники. В этой камере врачи скорой помощи констатировали смерть Магнитского С.Л. и зарегистрировали этот факт в офисе «Скорый помощи», в соответствии с установленным порядком. Объективные сведения Корнилова и Морозова, не заинтересованных в сокрытии реальных места, времени и обстоятельств гибели Магнитского С.Л. опровергают явно не соответствующие действительности данные, указанные в документах СИЗО «Матросская тишина». С целью сокрытия обстоятельств гибели Магнитского С.Л. его тело позднее было перенесено на койку палаты интенсивной терапии, куда и был вызван следователь для осмотра тела. В акте о смерти, составленном сотрудниками СИЗО «Матросская тишина» место и время наступления смерти указаны явно неверно;

— Общественная наблюдательная комиссия Москвы по итогам расследования пришла к выводу о том, что "Исходя из обстоятельств содержания заключенного Магнитского в СИЗО-2 «Бутырская тюрьма» члены ОНК пришли к выводу о том, что на Сергея Магнитского было фактически организовано физическое и психологическое давление . Судя по всему это понимали и сотрудники СИЗО".

3. Общественная наблюдательная комиссия Москвы обратила внимание на необходимость расследовать возможную связь между оказанием физического и психологического давления с ранее сделанными Магнитским заявлениями о возможной причастности сотрудников правоохранительных органов к преступлению.

4. После опубликования отчета члены Общественной наблюдательной комиссии продолжили работу в рамках рабочей группы Совета по правам человека при Президенте России. Исследование документов, предоставленных правоохранительными органами в рабочую группу, привело членов Общественной наблюдательной комиссии к убеждению, что Сергей Магнитский перед смертью подвергался насилию. Есть Акт, от 16.11.2009 г , подписанный Дежурным помощником начальника следственного изолятора майором Д.Ф.Маркиным и очевидцами инспекторами Боровковым П.В и Лариным А.Е. , где сказано, что «применена резиновая палка» «наручники применялись» — то есть его избивали резиновой дубинкой закованного в наручники. Даже в официальной судебно-медицинской экспертизе отмечены ссадины и кровоподтеки на руках и на ноге без объяснения причин их происхождения. Матери и адвокатам было отказано в проведении дополнительной судебно-медицинской экспертизе и даже не дали возможность осмотреть тело (выяснить, были ли еще ссадины и кровоподтеки на теле погибшего). Впрочем, подозрения о насильственной смерти были не только у них. Вот строки из рапорта следователя Д.А. Левина своему руководителю: «…у меня на рассмотрении находится материал проверки по факту смерти арестованного Магнитского. … при проведении проверки могут усматриваться данные, указывающие на признаки преступления, предусмотренные ст. 105 (убийство), часть 4 ст. 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть потерпевшего)». Рапорт был зарегистрирован, а вот какая была проверка неизвестно. Акт расследования нашей комиссии был направлен в высшие государственные органы, опубликован на сайте. По фактам этого расследования члены комиссии давали показания Следственному комитету.

 С уважением,

 Борщев Валерий Васильевич

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera