Сюжеты

Тандем во власти — вещь хрупкая

Почему президент Турции избавился от преданного соратника, которому два года назад доверил пост премьер-министра

Фото: «Новая газета»

Политика

Александр Чурсинсобкор на Балканах

Почему президент Турции избавился от преданного соратника, которому два года назад доверил пост премьер-министра


EPA/RASIT AYDOGAN / POOL

Турецкий тандем — президент Эрдоган-премьер Давутоглу — прекратил свое существование. На прошлой неделе глава правительства Турции как-то совсем буднично объявил, что не будет выставлять свою кандидатуру на пост председателя правящей Партии справедливости и прогресса (ПСР) на предстоящем 22 мая съезде, что по заведенной традиции автоматически означает утрату им права на премьерство.

Так в турецкой политической жизни закончилась начавшаяся в августе 2014 года эпоха, которая в последнее время все более приобретала черты фактического двоевластия: получивший из рук президента должность премьера на переходный период от парламентского правления к президентскому преемник по своей харизматичности, интеллекту, умению стратегически и тактически формировать самостоятельную политическую линию стал постепенно отодвигать на второй план своего благодетеля.

В политике, как и в истории, параллели не уместны — исторические и политические процессы, события и ситуации всегда уникальны и неповторимы — тем не менее, почти всегда возникает желание сопоставить факты, найти в них что-то общее или хотя бы отдельные похожие черты. Турецкий тандем может, конечно, вольно или невольно вызвать ассоциации с недавней российской политической практикой, однако для объективного понимания реалий следует обратиться к конкретным персоналиям.

 

Президент, который мечтает о троне султана

Реджеп Тайип Эрдоган родился в 1954 году в семье моряка. Отец служил в береговой охране и мальчик рос в припортовом районе Стамбула, где правили уличные законы и, чтобы выжить и утвердиться, требовались острые локти и крепкие кулаки.

Начальное образование будущий президент получил в школе при мечети, затем учился в гимназии с религиозным уклоном, после чего посещал занятия в известном стамбульском университете Мармара. Вот только отсутствуют документальные свидетельства об его окончании.

Молодым человеком Эрдоган примкнул к нелегальному военизированному крылу исламистской Партии национального оздоровления (Millî Selamet Partisi — MSP). Впоследствии MSP из-за запретов неоднократно переименовалась и преобразовывалась, пока в 2001 году Эрдоган и его соратники не создали на ее основе ПСР.

С 1994 по 1998 годы Эрдоган занимал пост мэра Стамбула. Уже в этот период он проявил себя как политик, придерживающийся законов шариата. О чем свидетельствуют, например, введенные стамбульским градоначальником запрет на торговлю алкоголем в муниципальных магазинах, кафе и ресторанах, специальные женские купальные зоны на пляжах и раздельные школьные автобусы для мальчиков и девочек. Тогда же Эрдоган, заявив, что «настоящий мусульманин не может быть одновременно сторонником приоритетов светского общества», дистанцировался от политики секуляризации турецкого общества, основы которой еще в 20-ые годы прошлого века заложил Мустафа Кемаль Ататюрк.

В конце 90-х годов Эрдогану пришлось отсидеть 10 месяцев в тюрьме и получить пожизненный запрет на политическую деятельность за покушение на конституционные основы турецкой республики. Так суд расценил его действия по распространению шариатских норм поведения на светскую жизнь. Только через год после того, как ПСР убедительно победила на выборах 2002 года, сторонникам Эрдогана удалось реализовать через парламент изменения конституции, чтобы он смог избраться депутатом и возглавить правительство, так как, согласно турецким законам, премьером может быть только действующий член законодательного собрания страны.

Более 11 лет Эрдоган был главой турецкого кабинета министров. В первые годы своего правления он активно содействовал демократическим реформам, в частности, была отменена смертная казнь, развивались свободы слова и мнений, на телевидении появились курсы курдского языка, во внешней политике наметился диалог с правительством Армении, улучшились отношения с Израилем и другими соседними государствами, начался процесс вступления в Евросоюз. Но с каждой новой победой ПСР на парламентских выборах в поведении премьера росли склонность к авторитаризму, диктаторским замашкам и волюнтаристским брутальным действиям, все чаще в его речах и выступлениях зазвучали безаппеляционные до оскорбительных оценки политических оппонентов, а наиболее характерной чертой, особенно, в последнее время стала нетерпимость к любой критике в свой адрес как внутри страны, так и за рубежом.

Из наиболее скандальных примеров преследований за критику Эрдогана следует упомянуть уголовные дела в отношении двух турецких подростков, опубликовавших в социальных сетях якобы оскорбляющие президентское достоинство высказывания. Случаи же с видеоклипом ироничной песни про амбиции турецкого президента, показанным немецким телевидением, и стихотворной эпиграммой сатирика и телеведущего Яна Бёмерманна переросли в международный скандал и осложнили германо-турецкие отношения.

С начала 10-х годов Эрдоган, не удовлетворяясь более ролью зависимого от парламента главы правительства, вознамерился пойти в президенты и, изменив конституцию, наделить себя неограниченными никем и ничем полномочиями. В августе 2014 года ему удалось реализовать первую часть плана, со второй вышла заминка — состоявшиеся в следующем году парламентские выборы не дали его партии необходимые для конституционной реформы две трети депутатских голосов. Пришлось, спровоцировав правительственный кризис, проводить еще одни досрочные выборы. И хотя они принесли ПСР абсолютное большинство, все равно для пересмотра конституции не хватает считанных голосов.

Эрдоган, став президентом, двинул на должность премьер-министра своего многолетнего подчиненного и на тот момент министра иностранных дел Ахмета Довутоглы.

 

Просто отставка лучше «милости султана»

Ахмет Давутоглу в отличие от своего патрона получил прекрасное образование, защитил докторскую диссертацию и владеет английским, арабским и немецким языками (Эрдоган — только родным турецким). В академических кругах профессор-политолог считается авторитетным экспертом в области международных отношений. Именно по этой причине Эрдоган еще в начале нулевых пригласил его на работу в качестве своего советника, доверив в 2009 году руководить внешней политикой Турции.

Во многом благодаря Давутоглу, убеждены международные наблюдатели, турецкая внутренняя и внешняя политика обрели свое идеологическое обоснование. Еще в 2001 году он написал и издал книгу «Стратегическая глубина», где изложил свои взгляды на роль Турции, как ведущей региональный державы на Ближнем Востоке.

Согласно идеям Давутоглу, Анкара должна была делать ставку на панисламизм и стратегию «мягкой силы», когда влияние на соседние страны Закавказья и Ближнего Востока оказывается через экономическое сотрудничество, духовное единство мусульман, этническую близость и культурные связи. Позже Эрдоган, не спрашивая согласия автора, стал выдавать его концептуальные политические теории за свои собственные. Давутоглу не возражал против этого.

Вообще-то Эрдоган, будучи абсолютно уверенным в отсутствии у Давутоглу властных амбиций, считал, что тот во главе правительства на переходной период от парламентской к президентской республике будет полностью подконтрольной марионеткой. И премьер-министр старательно подыгрывал боссу до тех пор, пока не разразился миграционный кризис, который выявил серьезные противоречия между президентом и премьером.

Если Эрдоган стремится создать систему своей абсолютной власти, и убежден в том, что только он знает, по каким законом должен жить турецкий народ, то для Давутоглу приоритетными являются национальные интересы государства. Это премьер убедительно продемонстрировал в ходе подготовки и подписания соглашения ЕС-Турция по разрешению миграционного кризиса.

Всегда доброжелательно улыбчивый и предупредительно вежливый Давутоглу, демонстрируя высший дипломатический пилотаж и жесткую настойчивость, смог добиться в Брюсселе самых выгодных для Анкары условий сделки по мигрантам: увеличения в два раза финансирования на содержание беженцев в Турции, ускорения приема в Евросоюз и отмены визового режима для турецких граждан при посещении стран-членов ЕС. Казалось бы, лучше не бывает, когда глава правительства так старается во благо страны.

Однако не тут было — победа премьера обернулась его досрочной отставкой. Эрдоган в столь стремительном сближении с ЕС увидел угрозу своим планам, а растущая популярность премьера стала для него неприятным сюрпризом — покорная марионетка на глазах превратилась в самостоятельную политическую фигуру.

Президент, который пока еще по конституции исполняет лишь представительские функции, а на самом деле сконцентрировал в своих руках столько власти, что ему мог бы позавидовать любой турецкий султан времен Османской империи, решил показать, кто в доме хозяин, и по адресу Давутоглу прямо заявил, что если «ему так нужны европейцы, то пусть он к ним и отправляется». Но даже такое заявления все-таки лучше тех османских порядков, когда султан посылал свою «милость» неугодному визирю в виде шелкового шнурка.

 

Евросоюз в шоке

Новость из Анкары об отставке Давутоглу повергла Евросоюз в шок. В Брюсселе, Берлине и других ведущих столицах ЕС турецкий премьер за время переговоров по проблемам беженцев успел приобрести авторитет более желанного и надежного партнера, чем президент Эрдоган, к которому давно сложилось настороженное отношения из-за его непредсказуемости и повышенной чувствительности к критике.

Самое неприятное для ЕС заключается в том, что накануне отставки Давутоглу зампредседателя Еврокомиссии Франс Тиммерманс объявил о возможной уже в конце июня этого года отмене визового режима для Турции, если Анкара выполнить оставшиеся пять условий ЕС, среди которых главные — смягчение антитеррористического закона и соблюдение свободы слова. А буквально за неделю до этого заявления еврочиновники утверждали, что турки должны были внести коррективы в национальное законодательство по 72 позициям. Тиммерманс не пояснил: то ли Еврокомиссия сама сократила свои требования, то ли турецкая сторона в недельный срок успела удовлетворить европейские требования по 67 пунктам.

Вдобавок к неожиданному уходу турецкого премьера со своего поста стамбульский суд вынес главному редактору оппозиционной газеты Cumhuriyet Джану Дюндару и руководителю столичного бюро издания Эрдему Гюлю обвинительный приговор: первый получил 5 лет 10 месяцев тюрьмы, второй — 5 лет. По делу о якобы государственной измене журналистов, опубликовавших материал о нелегальных поставках турецкого оружия сирийским оппозиционным группировкам, в качестве обвинителя выступил лично президент Эрдоган.

Что же касается турецкого антитеррористического закона, то Эрдоган категорически отказывается его смягчать, тем более, отменять — закон принимался против сторонников курдской вооруженной борьбы за автономию, которых он считает своими личными врагами.

Поскольку в ЕС по-прежнему больной темой остаются беженцы, то там все же надеются, что Турция и без Давутоглу будет соблюдать соглашение по разрешению миграционного кризиса. В этой связи немецкий министр иностранных дел Франк-Вальтер Штайнмайер высказался в том духе, что международные договоры такого уровня не могут и не должны зависеть от судьбы отдельных политиков.

 

***

Между тем партия Эрдогана начала пропагандистскую кампанию о внесении изменений или даже принятии новой конституции страны, которая бы, утвердив ислам государственной религией, превратила светскую республику в духовное государство.

Кстати, на пост премьера среди других возможных кандидатов местные эксперты прочат зятя президента Берата Албайрака, занимающего сейчас должность министра энергетики Турции. Президент пока не назвал конкретного имени, а формальное решение о том, кто возглавит кабинет министров, будет принято на съезде ПСР.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera