Сюжеты

Экологию с экономикой не примирить

Почему чиновники не борются с источником черного снега и пыли в Мурманске

Фото: «Новая газета»

Общество

Татьяна Брицкаясобкор в Заполярье

Почему чиновники не борются с источником черного снега и пыли в Мурманске


Фото: Лев Федосеев

В Мурманске вот уже несколько лет снег черного цвета. Здесь, за Полярным кругом, к маю он еще не растаял, и угольного цвета сугробы все так же лежат во дворах. Такого же цвета пыль зимой и летом ежедневно стирают с подоконников едва ли не в каждой квартире. Причины появления черного налета очевидны для горожан, а вот для чиновников — нет. Однако и те, и другие признают: до того, как Мурманский морской торговый порт был почти полностью отдан под открытую перевалку угля, снег на улицах всегда был белым.

Станислав Скрябин, завотделением торакальной хирургии областной больницы говорит, что при операциях уже привык, что легкие черного цвета не только у курильщиков. По его словам, налет откладывается на стенках легких едва ли не каждого пациента. По версии врача, это не всегда ведет к раковым заболеваниям, и опасность можно предотвратить своевременной профилактикой. Но факт остается фактом: по словам главврача онкодиспансера Дмитрия Коваленко, смертность от рака в регионе на втором месте после заболеваний сердечно-сосудистой системы, причем у жителей Мурманска он встречается чаще, чем на остальной территории. Число заболевших увеличивается в прогрессии, рак легких — в топе наиболее распространенных видов заболевания. Так называемая «одногодичная летальность» составляет 50%, то есть половина заболевших умирает в течение года.

По версии контролирующих органов, не рискующих однозначно указывать на источник черного налета на снегу (и в легких горожан), потенциальных виновников двое: во-первых, торговый порт, во-вторых, Мурманская ТЭЦ. Плюс автотранспорт и выбросы мусоросжигательного завода. По версии лаборатории ОАО «НИИ Атмосфера», по заказу регионального правительства проанализировавшего негативное воздействие на экологию города, основные загрязняющие вещества это сажа, угольная и мазутная золы, взвешенные вещества, неорганическая пыль и железо — суммарно около тысячи тонн в год.

Один из крупных источников загрязнения — ТЭЦ — топит не самым дорогим мазутом, о чем не раз заявлял менеджмент предприятия. Дескать, закупать мазут лучшего качества означает поднять и без того астрономические цены на отопление. Правда, только за 2015 год мазут подешевел в четыре раза, падение рыночных цен на мазут опережает падение цены на нефть. В конце 2015 — начале 2016 годов внутрироссийские цены на топочный мазут достигли исторического минимума — 3200 рублей за тонну, затем падение продолжилось. Тем не менее, менеджмент ТЭЦ ссылается на высокие цены. Чем ниже качество топлива, тем больше выбросов в окружающую среду. И согласно лабораторным исследованиям, в черном налете действительно присутствуют фракции мазутной золы. Однако 73% составляет углерод общий, что характерно не для мазута, а для угольной пыли (данные «НИИ Атмосфера» относительно состава загрязнения снежного покрова).

Мурманский морской торговый порт, что на год старше самого города, один из крупнейших незамерзающих портов России. С 2013 года его акциями целиком владеют структуры Андрея Мельниченко «ЕвроХим» и «СУЭК». Основой вид деятельности — перевалка угля. По словам гендиректора порта Александра Масько, в год переваливается 14,6 миллиона тонн грузов, из которых 13,6 составляет уголь. Не только переваливается, но и дробится, причем тоже под открытым небом.

При этом санитарной зоны вокруг порта нет, как нет и очистных сооружений для сточных вод, идущих прямо в залив. Проект, который предприятие представляло на утверждение, таковое не прошел. Между тем, по закону санитарно-защитная зона при перевалке опасных грузов второй категории (к коим относится уголь) составляет минимум 500 м специальным образом организованной территории.

Но мурманский порт находится в черте города, вытянутого вдоль Кольского залива — так сложилось исторически. В погожий день явственно видно черное облако над территорией перевалки. Жители домов, стоящих невдалеке от угольных терриконов, жалуются не только на пыль, но и на шум: ночью, когда смерзшийся уголь ковш бросает в пустой трюм, грохот слышен не только рядом, но и в домах, значительно удаленных от порта.

Горожане неоднократно жаловались в контролирующие органы на пыль и превышение допустимого уровня шума. Суды, как правило, соглашаются с позицией Роспртребнадзора, вот только штрафы, которые назначаются портовикам, исчисляются лишь десятками тысяч рублей.

Впрочем, руководство порта отчитывается о сотнях миллионов, инвестированных в экологию. Громко, публично, в СМИ, в областной думе. Так, журналистам и депутатам не раз показывали установленные на промплощадке четыре туманообразующие пушки. Они генерируют водяную пыль, которая не дает разлетаться пыли угольной. Правда, та оседает на грунте, а высыхая вновь поднимается в воздух или уходит в залив. Да и зимой, которая в Мурманске длится 9 месяцев, пушки непригодны: уже при минус пяти по Цельсию в считанные минуты все вокруг покрывается ледяной коркой. За отдельную плату пушки пришлось перепрограммировать на генерацию снега.

Цветистые отчеты гендиректора Масько об экологической программе разбиваются о данные областной прокуратуры, опубликованные после очередной проверки: «Производственный контроль на постоянной основе не организован, что как следствие не позволяет подтвердить заявленную 20% эффективность по снижению выбросов вредных загрязняющих веществ в атмосферный воздух».

Итак, в сухом остатке оказалось подавление лишь 20 % пыли. Но и оно не подтверждено документально.

Позиция Роспотребнадзора, высказанная на заседании одного из комитетов регионального парламента сводится к тому, что эффективные экологические мероприятия в мурманском порту невозможны при сохранении нынешних объемов перевалки. Между тем, порт планирует не сокращать, а наращивать объемы. Дело не только в прибыли компании, но и в растущих нуждах северного завоза — по Севморпути уголь отправляется в артктические регионы страны.

Впрочем, то, что экологию с экономикой не примирить, опровергается просто: к примеру, дальневосточная «дочка» того же СУЭКа, применяет совсем иные технологии: работает гигантский вакуумный пылесос, перегрузка угля из вагонов происходит на отметке минус 6 метров, то есть под землей, а на конвейере он обрабатывается подавляющей пыль пеной. Так может, загвоздка не в экономике, а в экономии средств собственником порта? Или в интересах региональной власти, которая в последние годы вовсе не спешит ссориться со структурами Мельниченко, все активнее влияющих на политику в масштабах области.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera