Сюжеты

Ким Пёнджин

На «историческом» съезде Трудовой партии Северной Кореи принята новая идеологическая догма: ядерная бомба — превыше всего

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 49 от 11 мая 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Василий Головнинзавбюро ТАСС в Японии

На «историческом» съезде Трудовой партии Северной Кореи принята новая идеологическая догма: ядерная бомба — превыше всего


Фото: РИА Новости

Участие в праздничных демонстрациях в Северной Корее требует немалой ловкости и изрядной физической подготовки. Знаменосцы с партийными и государственными стягами обязаны четкостью шага не уступать лучшим подразделениям почетного караула, но еще более замысловатая задача стоит перед теми, кто изображает как бы простых людей, пребывающих в состоянии непрерывного восторга. По праздничной площади требуется двигаться вперед левым боком и быть все время повернутым лицом к трибуне вождей, поскольку все остальное считается верхом непочтительности. Одновременно нужно в постоянном и убедительном экстазе ритмично потрясать зажатыми в руках искусственными цветами и флажками, дружно выкрикивать приличествующие моменту лозунги и при этом ни на сантиметр не нарушать дистанцию и расстояние между соседями.
 

Впервые в галстуке

Все эти замечательные навыки многие тысячи граждан КНДР отлично продемонстрировали 10 мая, когда на площади Ким Ир Сена прошла внушительная манифестация по случаю завершившегося накануне 7-го съезда Трудовой партии Кореи (ТПК), который считается в стране событием историческим. Дело в том, что предыдущее мероприятие такого рода состоялось 36 лет назад в совершенно другую эпоху, еще во времена дедушки нынешнего лидера Северной Кореи Ким Чен Ына, основателя КНДР — генералиссимуса Ким Ир Сена. Тогда в октябре 1980 года на предыдущий съезд прибыли более сотни зарубежных делегаций, а глава партии более пяти часов зачитывал отчетный доклад, в котором провозгласил, что направляющей и руководящей идеологией отныне будут «идеи чучхе» — националистическая концепция опоры на собственные силы. При этом Северной Корее фактически сообщили, что в стране устанавливается режим престолонаследия, а съезду в качестве будущего правителя представили сына основателя Народно-демократической Республики — Ким Чен Ира. К власти второй в династии пришел в 1994 году после смерти отца, а партийные съезды он не жаловал. Ким Чен Ир вообще не любил публично выступать, и его голос подданные практически ни разу не слышали. К тому же он без почтения относился к структурам ТПК, хотя и возглавлял ее в качестве генсека, а главное внимание уделял вооруженным силам и генералитету на основе выдвинутой им концепции «сонгун» — «армия превыше всего».

От такой манеры поведения и стиля правления теперь потихоньку отходит его сын, третий в династии, — Ким Чен Ын. Вслед за кончиной отца он правит с декабря 2011 года, обожает публичные мероприятия и во всем подражает деду, на которого весьма похож и привычками, и солидной комплекцией, и нарядами. На нынешнем съезде, кстати, молодой лидер (ему предположительно 33-34 года) впервые появился на публике в костюме западного типа с галстуком, хотя раньше всегда щеголял в наглухо застегнутом черном френче. Это соответствует стилю Ким Ир Сена и совершенно не похоже на привычки отца, который неизменно носил нечто вроде военизированной курточки защитного цвета на молнии.
 

От бомбы не откажемся

Стремление быть похожим на деда — не каприз, а сознательный расчет. Многие жители КНДР ностальгически вспоминают об эре первого вождя как о периоде относительно приличной жизни, поскольку до 70-х годов прошлого века Северная Корея и по экономическому развитию, и по уровню сытости даже опережала капиталистический проамериканский Юг. Все, как кажется людям, пошло наперекосяк при Киме Втором — социалистическое плановое хозяйство развалилось, а страну поразил чудовищный голод, унесший жизни миллионов людей. Теперь Ким Третий как бы обещает возвращение к золотым временам правления деда.

На съезде он провозгласил новую идеологию «пёнджин» — наращивания могучего ядерного потенциала и параллельного построения процветающего народного хозяйства. Время, как говорится, покажет, насколько осуществимы такие планы в бедной изолированной стране, находящейся под жесткими экономическими санкциями со стороны Совета безопасности ООН, а также США, Южной Кореи и Японии. Однако важно другое — Ким Чен Ын ясно дал понять, что Пхеньян от атомной бомбы отказываться никогда не будет. Он всячески требовал признать КНДР ядерной державой и обещал вести себя солидно — участвовать в режиме нераспространения ядерного оружия и применять его только для отражения вражеского нападения с использованием таких же вооружений.

На съезде молодой вождь признал, что у страны есть экономические трудности: например, указывалось на сохраняющиеся проблемы с продовольствием и электроэнергией (даже в процветающем по северокорейским меркам Пхеньяне свет отключают регулярно). Однако Ким Чен Ын заверил, что народное хозяйство развивается успешно, а будет еще лучше. Поскольку, мол, развитие технологий, необходимых для ядерного оружия и баллистических ракет, неминуемо поднимет и общий уровень экономики. Пункт о том, что «пёнджин» стал отныне вечной идеологией партии, внесен в пересмотренный устав ТПК. Там же изменена и должность вождя — теперь Ким Чен Ын стал председателем партии, а не первым секретарем, как прежде. Тем самым он как бы опять встал на уровень своего божественного деда-председателя, на которого во всем намерен походить.
 

Старички остаются

Кстати, на митинге 10 мая прозвучал и другой титул вождя — «великий лидер Трудовой партии Кореи, всегда побеждающий дорогой товарищ Ким Чен Ын». Его провозгласил глава номинального парламента КНДР 88-летний Ким Ён Нам, выкрикивая здравицу в честь лидера страны. Этот ветеран сохранил свои позиции в руководстве ТПК, что вызвало удивление у ряда экспертов: многие ожидали, что на четырехдневном съезде старичков отправят на покой, а к власти будет приведено новое поколение. Однако этого не произошло: в высшем эшелоне и после переизбрания руководящих органов партии по-прежнему доминируют прежние лица в возрасте от 65 лет и выше, что резко контрастирует с молодостью самого «дорогого товарища».

Судя по всему, он решил повременить с коренной перетряской правящей элиты, сделав ставку на сохранение стабильности и преемственности. Заметно, правда, смещение центра тяжести в высших органах власти от генералов к партийным функционерам. Ким Чен Ын, как полагают, последовательно сокращает политическое влияние вооруженных сил, которые чрезмерно усилились при его отце и, в частности, подмяли под себя наиболее прибыльные отрасли экономики.

Курс на стабильность и баланс не означает, конечно, что молодой вождь теперь откажется от репрессий, символом которых стала казнь мужа его родной тетки — некогда всесильного «серого кардинала» Чан Сон Тхэка. Жертвами чисток после этого стали, по неподтвержденным данным, десятки функционеров разного уровня. И на съезде Ким Чен Ын зловеще намекнул, что деятельность на этом направлении не окончена. Партия, заявил он, еще не довела до конца свою борьбу с негативными явлениями, которые поразили ее ряды. При этом были многозначительно названы некая «новая фракционность», бюрократический стиль и коррупция.

Впрочем, суровый «дорогой товарищ» иногда проявляет и милосердие: одной из сенсаций съезда стало появление в списке кандидатов в члены Политбюро ЦК ТПК бывшего начальника Генштаба Корейской народной армии Ли Ён Гиля. Раньше он считался одним из приближенных вождя, постоянно его сопровождал, однако в минувшем феврале имя этого военного внезапно перестало упоминаться. Аналитики в Сеуле пришли к выводу, что он репрессирован и, возможно, казнен. Однако, судя по всему, бывший начальник Генштаба просто провел несколько месяцев трудового перевоспитания за какие-либо проступки где-нибудь в провинциальном сельхозкооперативе и был прощен за примерное поведение.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera