Мнения

Бессилие исследовано в суде

Ошибка правосудия слишком дорого обходится — и тем, кто сел, и тем, кто обеспечил посадку

Этот материал вышел в № 49 от 11 мая 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ольга Романоваэксперт по зонам, ведущая рубрики

Ошибка правосудия слишком дорого обходится — и тем, кто сел, и тем, кто обеспечил посадку

История эта началась давным-давно, и в Приморье ее хорошо знают. Ноябрь 2005 года, поселок Михайловка Приморского края. Местный житель Владимир Гайдамака приходит домой сильно пьяным, однако краток и чуток сон алкоголика, и уже в пять утра он оказывается в гостях у друзей, где его видят и с ним общаются по меньшей мере пять человек. Вскоре к Гайдамаке является следователь, проводит допрос, протокол Гайдамака подписывает все в том же состоянии. К вечеру его уже арестовывают и обвиняют в изнасиловании девушки, а также в хищении чужого имущества на сумму 16 тысяч рублей: сотовый телефон, деньги, золото.

Однако дальше дело не очень клеится: экспертизы не подтверждают, что преступником мог быть Гайдамака. Преступление было совершено на обгорелой поляне, все тело девушки и одежда в саже, а у Гайдамаки никакой сажи нет, зато имеются «бытовые загрязнения», то есть Гайдамака у нас не чистюля, и следы сажи должны были на нем остаться. У потерпевшей имеются биологические следы другого человека, а у Гайдамака ее биологических следов не обнаружено. Ну и еще печальная алкоголическая деталь: Гайдамака страдает половым бессилием. К тому же многочисленные свидетели подтверждают нахождение Гайдамаки в сильно пьяном виде в гостях в момент совершения преступления, при этом на суде добавляют, что когда их вызывали в прокуратуру, заставляли поменять время прихода в гости с полшестого на восемь часов утра, дабы все сошлось. И да: никаких вещей, похищенных у потерпевший, у Гайдамаки не нашлось. И опознать девушка его наверняка не может, на нее напали сзади.

Несмотря ни на что, Гайдамака получил 14 лет и отправился отбывать наказание. Тем временем подобные преступления вокруг Михайловки продолжались. И вот через два года был пойман сексуальный маньяк, у которого нашли и золото, и телефон девушки, за изнасилование и ограбление которой был посажен Гайдамака. Преступником оказался житель той же Михайловки Олег Мищенко, на котором висит несколько подобных эпизодов. Он полностью признал свою вину, дактилоскопические экспертизы также подтвердили его причастность. Сейчас он отбывает наказание в г. Артеме, ФКУИК-20. А Гайдамака по-прежнему сидит в ИК-39 в Спасске-Дальнем того же Приморского края.

Вы думаете, ничего с тех пор не изменилось? Как же, очень даже изменилось. Гайдамака с тех пор потерял зрение и зубы, а также заболел туберкулезом. Его дело после поимки и признаний Мищенко было направлено в краевой суд и пересмотрено: суд указал, что в деле Гайдамака не исследованы все версии и постановил устранить противоречия. И — вы не поверите — сократил Гайдамаке срок на два года. Теперь всего 12 лет присуждено Гайдамаке за преступление, в котором признался и был изобличен Мищенко. А еще чуть позже куда-то потерялись вещдоки — золотые украшения, — которые были изъяты в огороде у Мищенко.

Но Одиссея несчастного Гайдамаки на этом не закончилась. Осужденные из ИК-20 Артема, где отбывает наказание Мищенко, начали писать заявления — в УВД, прокуратуру, СК, в газеты и правозащитные организации. Писали в основном про то, что Мищенко откровенно и подробно рассказывает о своих «эпизодах» и знает, что за одно из его преступлений наказан невиновный человек. Все эти заявления в итоге собирает приморская правозащитная организация «Хранители закона», и начинается другая многолетняя эпопея — с публикациями и сюжетами в местных СМИ, с заявлениями в прокуратуру и СК, с открытыми письмами президенту и прочими правильными и хорошими действиями, которые нашей судебно-правоохранительной системе как слону дробина. Ответы приходят одного и того же содержания: «Гайдамака осужден правильно, нарушений нет».

Самый яркий и оригинальный ответ пришел из Генпрокуратуры, и в нем было сказано, что половое бессилие Гайдамаки было исследовано в суде, и оно в суде не подтвердилось. Правозащитники запросили суд, каким образом он исследовал половое бессилие, но ответа, разумеется, нет.

Гайдамака отсидел 11 лет, и сейчас уже понимает, что сидеть ему придется до «звонка» и надо думать о реабилитации. Выйдет он на свободу в 50 лет — с туберкулезом, без зубов, с кучей болячек, без родни и без перспектив найти работу.

Сколько таких историй уже было и еще будет? Да кто ж его знает. Даже когда судебная ошибка очевидна, у нас не принято ее исправлять. Как же изменять конструкцию обвинения и приговоры — ведь тогда могут полететь погоны, премии, послужной список, а система обороняется, она не может назвать себя человечной, то есть имеющей свойство ошибаться. И какое ей дело до какого-то сельского одинокого пьянчужки? Да никакого. Отстаивать права Гайдамаки в судах — дело очень дорогое и хлопотное, тут нужны мощные адвокаты, работающие ради кармы, а не бесплатный госзащитник. Во многих странах мира есть институт адвокатов-добровольцев, которые годами занимаются подобными ситуациями — в рамках собственной благотворительности. Судебные ошибки бывают везде, а вот возможность и желание их исправить — это уже показатель развитости, цивилизованности, гуманности страны и правовой системы.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera