Сюжеты

Приглашение к насилию

Персональные данные более четырех тысяч журналистов из разных стран размещены на сайте «Миротворец» — рядом с «террористами, сепаратистами и их пособниками»

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 50 от 13 мая 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Персональные данные более четырех тысяч журналистов из разных стран размещены на сайте «Миротворец» — рядом с «террористами, сепаратистами и их пособниками»


Советник главы МВД Украины Антон Геращенко. Фото: РИА Новости

«Мы требуем от сайта «Миротворец» немедленно удалить из свободного доступа информацию о персональных данных соответствующих журналистов. Мы обращаемся к украинским политикам, народным депутатам с требованием прекратить манипуляции этой информацией. Мы также обращаемся к украинской власти, правоохранительным органам Украины с требованием возбудить уголовное производство по факту нарушения Закона Украины о защите персональных данных, осуществления давления и угроз журналистам, указанным в списке».

Заявление, размещенное 11 мая на интернет-ресурсе «Украинская правда», подписали сорок коллег из влиятельных украинских, российских, европейских и американских СМИ, в том числе журналисты «Новой газеты» Павел Каныгин и Юлия Полухина.

К этому моменту народный депутат от «Народного фронта» и советник министра внутренних дел Украины Антон Геращенко отредактировал свой пост в Фейсбуке — фактический анонс очередного разоблачения от «Миротворца». Теперь Геращенко просто настаивал на необходимости «ввести контроль за аккредитацией журналистов», имея в виду неподконтрольные Украине территории.

Геращенко и экс-главу Луганской военно-гражданской администрации Георгия Туку, занявшего на днях должность заместителя министра по вопросам оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц, называют вдохновителями сайта «Миротворец». Ресурс создала в августе 2014-го группа волонтеров «Народный тыл» под руководством Туки — для сбора сведений о «террористах, сепаратистах и их сообщниках». И вот список пополнили четырьмя с лишним тысячами репортеров, среди которых — авторы публикаций и сюжетов из Reuters, Al Jazeera, BBC, France 24, CNN, Accociated Press, что вывело скандал на мировой уровень.

Одной из первых отреагировала на то, что случилось, украинский омбудсмен Валерия Лутковская. В своем заявлении она подчеркнула, что еще в прошлом году обращалась к руководству СБУ и МВД с требованием «установить лиц, причастных к незаконному хранению, использованию и распространению на сайте «Миротворец» персональных данных граждан Украины, привлечь их к уголовной ответственности, а также принять меры к блокированию доступа пользователей на территории Украины к этому интернет-ресурсу». Лутковская резюмировала: «К сожалению, соответствующей реакции на указанные обращения получено не было».

Свое возмущение выразил посол ЕС в Украине Ян Томбински. «Эти действия (публикация детальной информации о журналистах. — Авт.) нарушают международные стандарты защиты персональных данных, не отвечают украинскому Закону о защите персональных данных, а также подвергают риску самих журналистов», — отметил он в комментарии интернет-изданию «Европейская правда».

Откликнулась и прокуратура Киева: начато уголовное производство по ч. 1 ст. 171 УК Украины — «Препятствование законной профессиональной деятельности журналистов». Проведение досудебного расследования возложили на Главное управление национальной полиции в Киеве.

Со своей стороны, Служба безопасности Украины в лице советника председателя СБУ Юрия Тандита «успокоила» репортеров: к тем, кто попал в список «Миротворца», СБУ не будет предъявлять претензий. «Есть «ДНР» и «ЛНР», и понятно, что журналисту, чтобы туда попасть, нужно оформлять там какие-то разрешения. Мы понимаем, что это не преступление. Мы понимаем, что они вынуждены это делать». Хотя, по словам Тандита, есть люди, использующие журналистское удостоверение как прикрытие. «Как только закончится необъявленная война, в рамках действующего законодательства мы будем проводить определенные действия, чтобы понять, чем занимались эти псевдожурналисты», — пообещал Тандит.

Когда я передаю эту заметку, персональные данные репортеров, имеющих аккредитацию в «ДНР», по-прежнему может прочесть на сайте любой пользователь.

Важно сказать: не все журналисты солидарны с тем, что аккредитация представителей СМИ в сепаратистских образованиях на востоке страны — неизбежное условие работы на войне. Но упрек адресуется только украинским репортерам. «Невозможно даже представить себе ситуацию, при которой израильский журналист аккредитуется при «министерстве информации» администрации ХАМАС в секторе Газа. Невозможно даже представить ситуацию, при которой грузинский журналист аккредитуется при власти Абхазии или Южной Осетии, — пишет на своей странице в Фейсбуке известный публицист Виталий Портников. — Нельзя аккредитоваться в министерствах коллаборационистов и утверждать, что это для блага читателя. Нельзя утверждать, что если иностранцам можно, то вам и подавно… Именно из-за вас приходится годами выслушивать упреки в лицемерии и продажности. Вы уходите в бизнес, в депутаты, в активисты, а мы остаемся в загрязненной вами профессии. Но есть грань, которую непозволительно перейти даже вам, — это границы нашего суверенитета, черта между жизнью и смертью, стандарты профессии и национальной чести».

— …Не возникнет ли конфликт интересов, если вас, советника министра внутренних дел, захочет допросить в рамках досудебного расследования по данному делу следователь Национальной полиции, а деятельность полиции координируется министром МВД? — позвонила я Антону Геращенко.

— Я тоже читал, что прокуратура возложила эту работу на полицию, таково ее решение, — отреагировал депутат. Но объяснил, что взломом баз данных «ДНР»–«ЛНР», составлением списков и, соответственно, их публикацией на «Миротворце» занимаются анонимные хакеры, которые «сами решают, что делать». Поэтому Геращенко вряд ли сможет быть полезным следствию.

— Что вы имели в виду, когда заявили о необходимости контроля за аккредитацией СМИ?

— Нужно, во-первых, разобраться, являются ли предоставленные журналистами сведения персональными данными, если они сами, добровольно передали всю информацию о себе в террористические организации «ДНР»–«ЛНР». Во-вторых, нужно, чтобы в Украине знали, какие именно журналисты едут туда, за линию разграничения, работать.

— Каким образом должно происходить уведомление — через министерство информации?

— Хотя бы. Я поставил этот вопрос на обсуждение. Он пока открыт.

До сих пор подобная функция у министерства отсутствует — оповещать некого.

Ольга Мусафирова, собкор «Новой газеты», Киев

 

Павел Каныгин, спецкор «Новой газеты»:

— Почитал, что продолжают говорить про нас проповедники и даже некоторые коллеги, — и впал в чертовское отчаяние.

Казалось, ну чего тут объяснять про журналистику на войне (вообще в поле). Неловко как-то даже — про стандарты нашей несложной профессии. Работаешь с двух сторон, чтобы видеть всю картину, и веришь только тому, что увидел сам. И рассказываешь именно это. НИКОГДА не берешь в руки оружие, но если нет другого транспорта, а есть только броня, то на ней и фигачишь до нужного места. Это не оружие, дядя, это сейчас твой транспорт, чтобы допрыгать до цели и выполнить свою работу — передать заметку в редакцию. Едешь вместе с «террористами» или «карателями» на одной броне, а цели у вас разные, понятно?

Тяжело понять, согласен. Но все именно так. Получаешь аккредитацию, и тебе плевать, легитимизируешь ты там кого-то или нет. У тебя другая задача. Ты эту бумажку получаешь, чтобы еще на процент-другой снизить риск допроса, ареста, подвала — то есть потери времени, которое нужно для работы. И вот едешь за этой бумажкой, въезжаешь к «террористам», но так, чтобы не обиделись и «каратели». Потому что они тоже могут отнять время. Получаешь также и их замечательную бумажку. А тебе же надо успеть — в Грабово к Боингу, например. Или как Лене Костюченко — надо найти бурята Доржи. А потом оказывается, что замечательные бумаги все равно ничего не гарантируют. И люди с оружием на блокпостах предлагают прямо тут же ими подтереться.

У дорогого Виталия Портникова читаю самые популярные комментарии. Кто-то пишет: мол, если бы журналисты не работали по обе стороны, не знали бы мы объективной картины. В ответ шквал: «А вам она нужна эта объективность? Что вы с ней собрались делать?», «Все их репортажи, так или иначе, очеловечивают оккупантов и дарят субъектность их марионеткам», «Объективную информацию о чем? Об «услышать Донбасс»? О другом, альтернативном мнении? О «другой стороне конфликта»? Вы чего, рехнулись все?»

Ну и мой любимый комментарий: «Там есть наша разведка. Этого достаточно».

Что я хочу сказать. Хочу сказать, что нет вопросов к людям, которые не думали и оттого не знают про несложные журналистские профстандарты. Вопросы есть ко всем этим проповедникам — легиону политологов, советников, депутатов — по обе стороны. Которые все знают и понимают, но их работа — она как раз в том, чтобы не узнали другие. Угомонитесь уже!

 

Дмитрий Филимонов, журналист 17 канала, Киев:

— Больше всего меня возмутило в реакции украинских журналистов то, что когда их лично коснулось, они обратили внимание на существование «Миротворца», а до этого молчали. Получается, раньше печатать персональные данные граждан было можно, а сейчас нет?

Само слово «миротворец» скомпрометировано. Миротворцы мы, а не эти люди. Люди по-разному воспринимают такую деятельность, но я считаю, что нет другого пути, кроме диалога, потому что это бессмысленная братоубийственная война, вокруг которой делается бизнес, и метастазы этого бизнеса расползаются на все общество. Уже нет кого-то одного, кто в этом виноват. В это каждый день влезает все больше и больше членов общества.

Еще до поездки на Донбасс мы проводили телемосты Киев – Алчевск. С одной стороны сидел Алексей Мозговой, командир бригады «Призрак», с другой бойцы батальона «Днепр». Мозговой пригласил нас в гости, и я поехал вместе с Тетяной Монтян. В итоге он отдал нам одного из пленных, который вместе со мной выехал в Днепропетровскую область. И я его передал жене.

Вернувшись в Киев, дали пресс-конференцию. Ее увидел известный режиссер-документалист. Он спросил, можем ли мы поехать в Донецк, я сказал, что да, можем. 7 января прошлого года мы туда приехали. За три дня получили аккредитацию. Еще через 2 недели у меня была военная аккредитация, которая позволяла находиться в районе боевых действий.

Странно слышать, что весь сыр-бор из-за аккредитаций и что их рассматривают как сотрудничество с «оккупантами». Изначально у меня не было ни с кем никаких договоренностей. Ножками вместе с ребятами из «Вавилон продакшн» (это известная компания на Украине, которая снимает фильмы про Майдан), мы пошли в Дом правительства ДНР. Первому попавшемуся администратору сказали, что у нас киевская прописка, но мы не шпионы, не разведчики, мы хотим здесь находиться официально и работать. Это был правильный ход, потому что аккредитация дает защиту. Не стопроцентную, но дает. Если у тебя есть голова на плечах, вежливость и желание слышать и слушать людей, намного больше вероятности, что все будет в порядке, чем если ты просто ходишь там непонятно в каком качестве. Это элементарная безопасность.

Зачем мы ездили? Чтобы иметь возможность услышать другую точку зрения. Это ведь не какие-то абстрактные «колорады» или «укропы», есть конкретный человек, с которым нужно разговаривать, которого нужно слушать, что он думает, а не разделяться на лагеря. А преступники существуют как с одной, так и с другой стороны. Как с одной, так и с другой стороны огромное количество людей, которые не являются военными. Им просто сказали: «Вставай, здесь фашисты!», «На нас напали, нужно защищаться», и они пошли мочить друг друга, вместо того чтобы договариваться.

«Миротворец» стал известен после убийства Олеся Бузины. Кто-то написал: «Ликвидирован враг народа» или что-то в таком духе роде. Но ведь это истерика. Из соцсетей постоянно выцепляют какие-то фотографии, и без суда и следствия назначают «врагов народа». Люди просто сидят и плодят ненависть.

Никаких юридических преследований после моих поездок не было. Да, присылали угрозы по интернету, но я на это просто не обращаю внимания. Если тебя хотят грохнуть, грохнут. Нет смысла дергаться.

Есть такой дэнээровский ресурс «Трибунал», где собирают всех участников АТО, членов добробатов, и тоже публикуют личные данные. А фактически выносят им приговор. Это абсолютно такой же бред, такая же история. Ведь никто персонально не разбирает конкретные действия конкретного человека.

Проблема в том, что эти сайты читают те, кто включен в борьбу. А сумасшедших с двух сторон огромное количество, людей, которые ослеплены ненавистью, и у них всегда есть аргумент, зачем убивать.

Записал Ян Шенкман, «Новая газета»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera