Сюжеты

Заливают не пожары, а на совещании у президента

Неофициальные данные: площадь действующих в России пожаров уже превысила миллион гектаров

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 50 от 13 мая 2016
ЧитатьЧитать номер
 

Неофициальные данные: площадь действующих в России пожаров уже превысила миллион гектаров


В Амурской области из-за природных пожаров уже сгорело 20 домов. Под угрозой еще 70 населенных пунктов
Фото: РИА Новости

В Сибири и на Дальнем Востоке продолжают разрастаться катастрофические лесные пожары. Буквально за два дня площадь охваченных огнем территорий в Амурской области выросла почти в четыре раза, в Бурятии и Забайкальском крае — в два раза.  И это только по официальной статистике. Власти горящих регионов все еще настаивают на том, что ситуация под контролем, людей и техники для тушения хватает, и продолжают занижать площади пожаров. В случае с Амурской областью — многократно.

 

Как врут нам

Увидеть реальную ситуацию с пожарами несложно. Есть как минимум один удобный и общедоступный источник информации — это система дистанционного (то есть спутникового) мониторинга, которая называется ИСДМ-Рослесхоз. Она принадлежит Федеральному агентству лесного хозяйства, при этом ею может воспользоваться любой человек — для того, чтобы посмотреть на карту страны с нанесенными на нее пожарами, не нужно специального пароля.

Так вот, в соответствии с данными системы, только один — самый крупный — пожар в Амурской области почти в пять раз больше, чем площадь всех пожаров в Приамурье, которые попадают в официальную статистику. Гиганту присвоен номер К-658, он развивается в Шимановском и Свободненском районе Амурской области, в непосредственной близости от десятков сел и деревень. В Свободненском районе расположен недавно построенный космодром Восточный и город ракетчиков Циолковский. Площадь пожара — больше 245 тысяч гектаров. Это почти как Москва (площадь столицы — 256 тысяч гектаров).

И он такой большой не один. Пожар К-444 по площади немного больше Санкт-Петербурга, К-687 — почти как Волгоград, К-697 скромнее — как Тюмень.

По оценке руководителя лесной программы «Гринпис» Алексея Ярошенко (основанной на изучении данных другой мониторинговой системы — FIRMS), площадь всех действующих в России пожаров уже превысила миллион гектаров, но вот, по официальным данным, горит пока только 87,5 тысячи га.

Знают ли о реальном положении вещей в федеральном Рослесхозе, который отвечает за тушение пожаров в лесах, и в МЧС, которое должно контролировать ситуацию на всех остальных территориях? Очевидно, да.

Можно ли предотвратить развитие пожаров до катастрофических масштабов? Да. Об этом в ведомствах тоже знают.

Но пока регионы продолжают реагировать на пожары так же, как коммунальные службы — на «внезапно» выпавший зимой снег.

Однако пожары, как и снег, — отлично прогнозируются. А еще — в отличие от снегопада — их можно предотвратить.

 

Кто поджигает

Большинство весенних пожаров (в том числе лесных) происходит из-за поджогов сухой травы. Еще в 2013 году Владимир Путин поручил МЧС разработать документ, который помог бы исправить ситуацию. В итоге постановление правительства о запрете сельскохозяйственных палов увидело свет только в ноябре 2015 года.

Однако уже весной этого года министр природных ресурсов Сергей Донской констатировал, что в некоторых субъектах палы продолжаются, и назвал это «саботажем нормы со стороны ряда регионов», в которых жгут сухостой «для ускорения роста травы для выпаса скота». И пригрозил: министерство готово обращаться в прокуратуру, чтобы те, кто поджигает, несли, наконец, ответственность.

Более того, жгут не только фермеры и «несознательные граждане», но и сами лесники. Почти у каждого лесничества есть план по профилактическим выжиганиям. В Бурятии, например, в этом году должны сжечь больше 200 тысяч гектаров. Предполагается, что так можно избавиться от сухой растительности и не дать лесу разгореться в пик пожароопасного сезона. Такие выжигания проводятся не только на прилегающих полях, но и в самих лесах.

«Сейчас власти активно занимаются борьбой с поджогами травы и объясняют населению, почему нельзя жечь траву. При этом они сами поджигают лес, якобы контролируемо, но сил для этого контроля у них нет, — рассказывает руководитель противопожарного проекта «Гринпис» Григорий Куксин, который этой весной наблюдал, как проводят профвыжигания в Забайкалье. — Чтобы подготовить участки леса для выжигания, расчистить, сделать минполосы, нужно потратить миллиарды рублей. А в тех условиях, которые сложились в Забайкалье после пожаров последних лет, леса — с завалами и огромным количеством погибших деревьев — невозможно жечь контролируемо и гарантировать, что огонь не уйдет на соседний участок. Признавать это власти не хотят. Ну и вся просветительская работа на этом фоне выглядит очень странно. Людям невозможно объяснить, почему лесникам можно жечь, а им — нет».

 

Как врут президенту

«Я когда еще был на космодроме Восточный, уже тогда с вертолета было видно, что в некоторых местах дымит», — напомнил Владимир Путин в начале совещания о ситуации с пожарами представителям МЧС, Рослесхоза и горящих регионов.

Первым ответ держал начальник Национального центра управления в кризисных ситуациях  МЧС России Виктор Яцуценко. Он уверенно заявил, что в Амурской области, Бурятии и Забайкалье пожары тушат 45 воздушных судов. Однако в тот же день Авиалесоохрана (организация при Рослесхозе, которая занимается тушением пожаров) сообщала только о 20 самолетах и вертолетах, задействованных на тушении по всей стране.

Зампред правительства Амурской области Марина Дедюшко заявила, что все вообще не так страшно: мол, с начала пожароопасного сезона в Приамурье сгорело всего 138 тысяч га — то есть меньше 1% всей территории области. Причина пожаров одна — погода (высокая температура, засуха, сильные ветры). А о том, что регион оказался попросту не готов к тушению пожаров на ранней стадии, почему-то не упомянула. Еще Дедюшко сообщила президенту, что, когда из-за сельхозпалов сгорели дома в деревне Малиновка, никто не пострадал. Это тоже неправда — известно как минимум о двух пострадавших. О них сообщили все федеральные информагентства.

Представители Забайкалья и Бурятии, которые стали лидерами по местным пожарам в прошлом году, убеждали президента, что держат ситуацию под контролем. Еще в конце апреля эти регионы жаловались на многомиллионную кредиторскую задолженность, образовавшуюся во время тушения пожаров в прошлом году, на то, что им могут арестовать счета, на то, что денег на авиапатрулирование хватит в лучшем случае на половину сезона. Но президенту сказать об этом постеснялись. 

Глава Рослесхоза Иван Валентик напомнил, что в этом году ведомство, наконец, может перебрасывать собственных специалистов по тушению пожаров в самые проблемные регионы еще до введения режима чрезвычайной ситуации, но не объяснил, почему это не помогло предотвратить катастрофу в Амурской области.

Глава МЧС Владимир Пучков докладывал долго, много раз упоминал об «энергичной работе», которую проводит ведомство, но ничего конкретного так и не сказал.

Последним слово дали губернатору Якутии Егору Борисову. На его территории пока еще почти нет пожаров, но он единственный, кто решился сказать Путину, что на самом деле в защите лесов от пожаров — много проблем, а главная — деньги. Борисов попросил пересмотреть методику распределения федеральных денег на защиту лесов. Потому что Дальний Восток получает на один гектар всего 9 рублей, а Якутия и того меньше — 3 рубля. И еще напомнил, что в субъектах почти не осталось «живой» техники, которую можно использовать в лесу.

Последние крупные поставки техники, подтверждает руководитель лесной программы «Гринпис» Алексей Ярошенко, были после пожаров 2010 года. «Нужно понимать, что в пожароопасный сезон, если регион интенсивно горел и тушил, он теряет около 1/4 тракторов, бульдозеров и прочего… Все это очень быстро изнашивается. То есть закупать новую нужно каждый год. Но на это у многих регионов нет денег».

В ближайшие дни обстановка на Дальнем Востоке может стабилизироваться — в регион пришли похолодание и дожди. Они не потушат пожары, но площади, пройденные огнем, не будут так быстро расти. Это дает шанс взять ситуацию под контроль. Вопрос только в том, сумеют ли им воспользоваться региональные власти, специалисты лесного хозяйства и МЧС. 

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera