Сюжеты

Наука выживать

Как студенты из небогатых семей встретили кризис в Москве

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 51 от 16 мая 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

Как студенты из небогатых семей встретили кризис в Москве

Кризис больнее всего бьет по тем, кто и без того жил небогато — в зоне риска традиционно находятся студенты. Студенческая бедность вещь вроде бы привычная, но сегодня она переживается острее: молодым людям приходится экономить практически на всем. Российские вузы при этом не слишком заботятся об условиях жизни студентов в общежитии или о том, как они могут существовать на свою стипендию. Те из молодых людей, кого не могут поддерживать родители, работают с первых курсов, чтобы свести концы с концами. «Новая» узнала, как выживают студенты в столице — городе по-прежнему дорогом, но уже не готовом трудоустроить всех, кто приехал его покорять.


Галина Грозная, РУДН: «Нет оплачиваемой работы по специальности»

«Скинулись на банку баклажанной икры»

С Галей мы встречаемся в ТЦ «Гагаринский» на Ленинском проспекте, где она работает продавцом-консультантом. Галина Грозная приехала в Москву из Елани четыре года назад. Поступила на очное сразу в несколько вузов, но документы отдала в РУДН — на искусствоведа. И только потом узнала, что бюджетникам, в отличие от студентов-платников, не дают общежития:

«Квартира была ужасная. Несколько ночей я и соседка спали на полуразвалившемся диване с подпоркой из кирпичей. Хозяин обещал оставить подушки и одеяла, но, видимо, забыл. Было дико холодно, я укрылась зимней курткой. Поначалу была эйфория от того, что я приехала в Москву и началась новая жизнь».

Первые два года Галю почти полностью содержали родители: она интенсивно занималась учебой, особенно французским. Курсы по языку оказались платными — 80 тысяч рублей в год.

«Денег не хватало, и я искала подработку. В выходные по три часа раздавала листовки у метро за пятьсот рублей. Зимой было выгоднее: за четыре часа платили тысячу — казалось, очень щедро!»

Но этого не всегда хватало. Тогда подруги Галины сдавали кровь, а сама она продавала ненужные вещи: «Помню, продала старый телефон и плойку. Оказалось, на этом можно заработать! Еще мы пытались выручить хоть что-то за планшет, который подруге в университете подарили, но его нигде не принимали. Тогда мы скинулись и на последние деньги купили одну банку баклажанной икры — это был наш ужин. Чувствовали себя настоящими студентами!»

О трудностях Галя рассказывает с улыбкой, как о захватывающем приключении. Многие успешные люди жили в трущобах, работали официантами — значит, так нужно, и она тоже сумеет. Экономия на еде стала для нее способом выжить. Еще год назад она могла позволить себе потратить не более полутора тысяч рублей на еду: варила макароны и гречку. От мяса пришлось отказаться — дешевые сосиски не в счет. Почти полностью себя обеспечивать она начала с августа прошлого года:

— Прошлой весной набрала учеников по французскому, летом работала в детском лагере, а с августа устроилась продавцом-консультантом в сеть кофейных магазинов «Кантата». Сейчас я еще и дизайнер — занимаюсь упаковкой подарков.

На учебу времени остается мало, но плавающий график позволяет студентке подстраиваться под расписание. На вопрос о том, почему не попробовать устроиться по профессии, Галя покачала головой:

— Работать по специальности искусствоведом или в издательстве, как я хотела бы, пока не удается: у стажеров слишком маленькая зарплата. Моя подруга работает в Пушкинском за 6 тысяч в месяц. А в РОСМЭН требуется английский язык. Поэтому я выбрала работу, на которой смогу зарабатывать на жизнь.


Николай Филипьев, МГУ: «Заработок уходит на квартиру»

«Менеджер кричал на меня матом»

С Николаем Филипьевым мы встречаемся на журфаке МГУ, он учится очно, но на занятиях бывает нечасто. Поэтому перед госэкзаменами должен закрыть еще несколько хвостов за зимнюю сессию:

— Подожди немного, я только реферат допишу: преподавателю объем не понравился, — объясняет Коля и достает из сумки ноутбук. Полчаса — и все готово. Ему не привыкать работать оперативно. С тех пор, как два с половиной года назад он и его жена Ольга переехали от родителей на съемную квартиру, рефераты и курсовые стали его «хлебом».

«В сессию я поднимал по 15—20 тысяч, потому что было много заказов. Не в сессию — 5—10. Оля работала модератором бухгалтерского форума за 20 тысяч в месяц (по специальности она повар-кондитер). Нам хватало, чтобы платить за квартиру, которую мы снимали в обветшалом доме в Люблино, и почти безбедно жить».

Но так продолжалось недолго. Первые несколько месяцев родители помогали, но, как объясняет Коля, у них самих стало плохо с деньгами, затем «случился Крым», и цены выросли. Почти весь заработок стал уходить на квартиру и еду: «Питались по большей части «ролтонами» и прочей едой быстрого приготовления. А потом денег перестало хватать даже на еду, и я начал искать полноценную работу. Совмещать ее с учебой было практически невозможно, но я пытался. И мне даже первое время удавалось».

Так Коля стал работником ночной смены на складе: расставлял ящики разного веса по секторам. С двенадцатичасовым рабочим днем он продержался там чуть меньше месяца, потом сорвал спину и уволился.

«За этот неполный месяц я получил 20 тысяч, и они нам здорово помогли, правда, пришлось часть из них на лечение отдать. В зимнюю сессию я опять писал рефераты, Оле подняли зарплату, нам назначили социальную стипендию как малоимущей семье. Оставалось даже на то, чтобы сходить на концерт, например, и пару раз побывать в кафе».

Ситуация вновь ухудшилась прошлым летом, когда цены снова резко выросли. Тогда Коля устроился в «Макдоналдс»:

— Я думал, меня берут ночным кассиром. Сама должность называлась «работник ночной смены», обязанностей целый список: от жарки бекона до ведения расчетов — они сразу прописывались на все возможные позиции в ресторане, и не было понятно, чем ты будешь заниматься.

Но в первый же рабочий день оказалось, что я устроился в техническую бригаду, и моей задачей будет мыть весь зал и туалеты. Менеджер ночной смены все время кричала на меня матом: «Давай работай! Быстрее! Нужно лучше работать!» Еще у меня был непосредственный начальник — старший бригады Мурат, и он должен был меня обучать и контролировать, но он так плохо говорил по-русски, что я понимал только отдельные слова, и он тоже орал на меня матом.

Так я отработал пять смен и проклял эту работу. Платили неплохо, 220 рублей в час. Но то, что со мной говорили на повышенных тонах, — этого я не мог вынести, хотел испытательный срок отработать и уйти. Они отвечают: у нас нет испытательного. Я им про договор стал говорить, а они: договор покажи? А оба экземпляра у них остались. Говорят: две недели будешь отрабатывать. Я с ними согласился и… сбежал, то есть больше на работу так и не пришел ни разу.

Осенью Коля устроился в книжный магазин «Аргумент». Место ему нравится — это видно, поскольку о работе он рассказывает с воодушевлением: — Обязанности разные: я принимаю товар, продаю, помогаю расставить, слежу за порядком, консультирую. С кем-то за жизнь разговариваю, с кем-то про книги, удается познакомиться со студентами и с преподавателями. Зарабатываю в среднем около 18 тыс. в месяц, продолжаю ночами писать рефераты. Последний раз удалось взять заказ на видеопрезентации для футбольного агентства — за ночь заработал шесть тысяч.

Нормальную еду ребята по-прежнему не могут себе позволить. Покупают полуфабрикаты и лапшу быстрого приготовления, мясо раз в неделю-две: «Мы тратим больше, чем зарабатываем. Живем примерно на 40—45 тыс., но часто получается больше, потому что жизнь непредсказуема: то зарядка от ноутбука сломается, то заболеешь… А лекарства стали жутко дорогие. Мы вообще ничего не можем отложить впрок, наоборот, приходится время от времени брать долги, а потом отдавать и брать новые. Одежду себе почти не покупаем. Куртку, что на мне, подарила мама, эти штаны отдал однокурсник, а туфли ношу третий год».


Ольга Макарова, МГЛУ: «Не могу поехать отдыхать»

«Обед можно пропустить»

Ольга Макарова, студентка МГЛУ, приехала в Москву из Коломны. Она учится на бюджете, но общежитие ей, как и многим студентам, не предоставляют. Квартиру помогают оплачивать родители, в остальном она обеспечивает себя сама. Чтобы поговорить, мы направляемся в кафе:

— Конечно, я экономлю, но чашку кофе могу себе позволить, — улыбается Ольга. Ее основной доход — работа репетитором. Со второго курса она обучает английскому языку. Студентка работала и по профилю: переводила субтитры к сериалам про австралийскую рыбалку и гонки в Германии. — Это был адский труд — да простит меня работодатель. Платили мне копейки: уходило невозможное количество сил и нервов за совершенно недостойную оплату: около 800 рублей за неделю работы.

В результате Ольга заработала около 6 тысяч и уволилась, поскольку «университет не позволяет тратить столько времени на посторонние занятия».

Экономить приходится на еде и одежде. «В магазин я хожу раз в неделю и могу потратить не более 700—800 рублей. Редко покупаю фрукты, стараюсь обходиться без сладостей. В моей корзине хлеб, помидоры, огурцы, молоко, иногда сок. Мясо слишком дорогое, просто стала его меньше есть».

Кризис Ольга ощутила, когда выросли цены на продукты: «Прошлой зимой мы с подругой решили жить на пятьсот рублей в неделю. И вроде даже этот план выполняли. Но продержались всего две недели! Готовили салаты, каши и творог, варили макароны, из сладкого ели только мед. Сейчас на 500 рублей не выживешь, а тогда удавалось даже немного откладывать».

По словам Оли, такая жизнь приучила ее не покупать ненужных вещей и спрашивать себя, без чего можно обойтись. «Если я жду в гости друзей, то могу, конечно, позволить себе купить бутылку вина, например. Просто я эту сумму запомню и в следующий раз потрачу меньше. Когда ты зарабатываешь сам, то деньги на каждую покупку как будто от себя отрываешь».

И все же студентка не унывает: когда тебе двадцать лет и ты живешь в Москве, «можно и обед пропустить».

Особенно огорчает Ольгу даже не дорогая еда, а то, что на путешествие за границу нужно копить вдвое дольше: «В прошлом году мне удалось за полгода накопить 50 тыс. и наполовину оплатить поездку в Испанию. В этом году откладывать нечего, и я думаю, что никуда не поеду».

Другой пункт для экономии — книги. Цены на иностранную литературу «растут пропорционально курсу», так что Ольга полностью перешла на электронные издания. На развлечения денег и времени у нее почти не остается. В этом полугодии она изучает третий язык и занимается на подготовительных курсах по экономике два раза в неделю, а на досуге делает переводы для проекта образовательной группы «ВКонтакте» о бизнесе, карьере, мотивации и саморазвитии. Сейчас у группы более 11 тысяч подписчиков, в команде переводчики, редакторы и дизайнер. Друзья трудятся на добровольных началах: «Пусть это не приносит дохода, но мне не жаль времени. Такой проект — инвестиция в себя».

Алина РЯЗАНОВА —
специально для «Новой»
Фото Виктории ОДИССОНОВОЙ

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera