Мнения

Переманить потерпевших у рейдеров — лучшее из зол

Почему Дмитрий Каменщик решил выплатить компенсации по делу о теракте

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 53 от 20 мая 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Юлия ЛатынинаОбозреватель «Новой»

Создание «благотворительного фонда» для выплаты компенсаций будет изображаться признанием вины, хотя на самом деле категорически ею не является. Почему же Каменщик идет на это? Потому что знает тактику рейдеров


Дмитрий Каменщик в зале суда. Фото: РИА Новости

Создание «благотворительного фонда» для выплаты компенсаций будет изображаться признанием вины Каменщика, хотя на самом деле категорически ею не является. Почему же Каменщик идет на это? Потому что знает тактику рейдеров.

Аэропорт «Домодедово» готов создать благотворительный фонд, чтобы помочь потерпевшим в теракте 25 января 2011 г, — примерно так звучит новость в деле «Домодедово», если очистить ее от словесной шелухи.

Если перевести на русский, то все очень просто.  Есть много признаков того, что «Домодедово» является объектом операции по отъему собственности. Сначала «Домодедово» обвиняют в том, что оно виновато в теракте, потом имущество «Домодедово» арестовывают в обеспечение исков, а потом это имущество в обеспечение компенсаций и продадут.

По какой цене? Это легко прикинуть, если взглянуть на историю «Хромой лошади» — ночного клуба, сгоревшего в Перми в декабре 2009 г.  Там имущество владельца «Хромой лошади» Анатолия Зака предварительно оценивалось в 60 млн. дол, а с молотка пошло за 141 млн. руб, что как раз приблизительно и хватило на выплаты потерпевшим. Максимальная выплата составила 450 тыс. руб., по нынешнему курсу — около 7,5 тыс. дол.

Адвокатом потерпевших в «Хромой лошади» был нынешний адвокат потерпевших по теракту в «Домодедово» Игорь Трунов, а адвокатом Анатолия Зака по делу о «Хромой лошади» был нынешний следователь по делу «Домодедово» Сергей Дубинский.

Отсюда понятна и стратегия «Домодедова». Ни в коем случае не признавая своей вины, они, видимо, добровольно готовы выплатить пострадавшим некую сумму в обмен на их добровольное согласие не участвовать в фарсе.

Это как в «Игре престолов»: дотракийцы не продают и не покупают. Они делают подарки и получают подарки взамен. Домодедово пытается переманить потерпевших, являющихся инструментом в руках рейдеров, со стороны рейдеров на свою.

О какой сумме может идти речь?

Статистика российских компенсаций выглядит так. После теракта на Дубровке компенсации за погибших составили 100 тыс. руб. В Беслане за каждого погибшего выплатили по 200 тыс. руб. плюс 43 тыс. на погребение. Родственникам погибших в результате обрушения «Трансвааль-парка» правительство Москвы выплатило 100 тыс. руб.

Последнее время компенсации стали побольше: родственники москвичей, погибших в том же «Домодедово», получили от правительства Москвы по 2 млн руб., ту же сумму получат родственники погибших в авиакатастрофе над Синаем.

1 ноября 2013 года Московский областной суд осудил участников теракта в Домодедово. В пользу потерпевших при этом с подсудимых суд взыскал около 8 млн руб. — то есть в среднем по 40 тыс. руб. на потерпевшего.

Здравый смысл подсказывает, что если даже владелец «Домодедово» Дмитрий Каменщик — страшный злодей, который, по мысли следователя Дубинского, специально коррумпировал российское правительство с тем, чтобы оно разработало законы, позволившие террористам устроить в «Домодедово» теракт, то все-таки он чуть-чуть, хоть немного, но меньше виноват в произошедшем, чем сами террористы.

Посмотрим теперь послужной список адвоката Трунова и его успехи в выбивании компенсаций у государства.

В 2004-м году адвокат Трунов, Мастер Великой Масонской Ложи и генерал-майор казачьих войск, глава общества Защитников православных христиан им. святого князя Дмитрия Донского, командор ордена Храма Иерусалимского, член академии Естественных наук, академии Энергоинформационных наук, а также Академии Проблем Безопасности, Обороны и Правопорядка пытался взыскать с государства компенсацию за собственное свое незаконное пребывание под стражей, однако потерпел неудачу.

Дело в том, что в 1992 г. тогдашний зам начальника хозуправления администрации президента России Игорь Трунов, был арестован якобы за то, что тогда называлось «черным риэлтерством». По версии следствия, он будто бы скупал квартиры у социально неадаптированных людей, а люди эти потом пропадали или погибали. Вину Трунова в убийствах не доказали, ему предъявили только мошенничество и посадили на шесть лет. Потом этот срок снизили до трех с половиной, а в октябре 1998 г. кассация и вовсе оправдала Трунова. Но компенсации Трунов все-таки не получил.

Игорь Трунов стал широко известен, когда стал представлять пострадавших от теракта на Дубровке. Я как-то высказывалась в том духе, что расследование Дубровки, как мне кажется, было заменено пиаром Игоря Трунова. Трунов попытался подать на меня в суд, но суд иск отклонил, отклонил и аналогичный иск к экс-ведущему «Однако» Михаилу Леонтьеву.

В случае Дубровки адвокат Игорь Трунов, насколько я могу судить, проигрывал все иски до тех пор, пока один из исков не выиграл совсем другой адвокат — Венера Камалова. После этого Трунов стал иски выигрывать.

Как сообщал Трунов на своем сайте, по состоянию на октябрь 2005 года «было удовлетворено 42 иска. Сумма материальной компенсации удовлетворенных исков колеблется от 246 до 8360 руб».

Запомним эти цифры: речь идет о компенсациях со стороны российского государства жертвам спецоперации, в ходе которой применили отравляющий газ и не оказали заложникам после этого адекватную помощь. 246 руб.

Кроме этого Трунов подал иск в ЕСПЧ, и в декабре 2011 года ЕСПЧ присудил в пользу 64 жертв суммы от 9 до 66 тыс. евро.

Игорь Трунов подавал иски и к владельцам обрушившегося 15 февраля 2004 г «Трансвааль-парка». Вскоре после трагедии «Ъ» сообщил, что бизнес аквапарка полностью контролировался компанией «ТерраОйл», а сделку по его покупке якобы финансировали супруга тогдашнего московского мэра Елена Батурина  и ее брат. Однако адвокату Трунову так и не удалось доказать связи между «Трансваалем» и г-жой Батуриной. Клиенты Трунова получили компенсации, несоизмеримые с состоянием г-жи Батуриной, но большие, чем при Дубровке. Одна из клиентов Трунова, Тамара Папиташвили, получила 600 тыс. руб. единовременно и 9 тыс. пенсии ежемесячно. Эта женщина лишилась в «Трансваале» сына, мужа и ног.

Еще одним громким делом Трунова была защита родственников погибших в столкновении с «Мерседесом» вице-президента ЛУКойла Анатолия Баркова на Ленинском проспекте врачей Веры Сидельниковой и Ольги Александриной. Там о компенсации и речи не могло идти: виноватыми в аварии были признаны погибшие, которых представлял Трунов. Родственник погибшей, Сергей Сидельников, отказался от услуг адвоката Трунова «в связи с ненадлежащим исполнением им профессиональных обязанностей».

Звездным часом Трунова стала, без сомнения, уже упомянутая выше «Хромая лошадь». Тут ответчик действительно был виноват, а потерпевшие действительно получили компенсацию. Максимальная компенсация за погибшего составила при этом 450 тыс. руб.  Пожар произошел в декабре 2009, а выплата — в июле 2015-го.

…У нынешнего хода «Домодедово» есть сильные и слабые стороны.

Сильная сторона заключается, прежде всего, в том, что, с точки зрения здравого смысла, международных законов, а также российских законов и подзаконных актов, «Домодедово» никак, ни с какого боку не виноват в теракте, произошедшем в «грязной зоне» аэропорта. 

Этой вины не удалось доказать даже вышеупомянутому следователю Дубинскому, который в конце концов был вынужден закрыть дело о том, что «Домодедово» нарушило закон и не обеспечило безопасность посетителей, и открыть новое, уже упомянутое: что-де законы-то и подзаконные акты «Домодедово» не нарушало, но что оно специально их разработало, коррумпировав чиновников, так, чтобы можно было совершать теракт. (Вопрос: а что, руководителей международной организации, занимающейся проблемой безопасности авиаперевозок — IAТA — Каменщик тоже коррумпировал?)

Учитывая слабость обвинений и то, что против СК на стороне Каменщика выступила даже Генпрокуратура, дело может тянуться долго. Любой пострадавший при теракте разумно предпочтет те же 7,5 тыс. дол. гарантированно и сейчас — взамен смутной надежды, что в будущем, возможно, когда-нибудь, адвокат Трунов выиграет иск и ему выплатят, как пострадавшим при Дубровке, аж 246 руб.

Слабая сторона хода Каменщика заключается в том, что, несмотря на то, что «благотворительный фонд» не является — категорически — признанием вины, он будет именно таковым изображаться в манипулируемых рейдерами СМИ, тем более что Каменщик все эти 6 лет категорически отказывался от выплаты денег именно по этой причине.

Словом, оба решения, стоящих перед Каменщиком, плохи, и, вероятно, из двух плохих он предпочел то, что менее плохо.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera