Мнения

Объяснительная записка главному редактору «Новой газеты» от Глеба Лиманского, видеокорреспондента

Этот материал вышел в № 52 от 18 мая 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Глеб ЛиманскийВидеокорреспондент

25 апреля, в 14 часов, я прибыл вместе со своей коллегой Екатериной Фоминой на Манежную площадь, чтобы снять репортаж о праздновании юбилея депутата Госдумы Владимира Жириновского. В 15.00 мы рассчитывали застать приезд самого виновника торжества. Территория была разделена на несколько зон, первая, и самая удачная для работы, была около входа в Центральный Манеж, а вторая, отделенная металлическими ограждениями, располагалась на 20 метров дальше.

Примерно в 15.10 приехал Жириновский, он прошел в здание Манежа. После этого людей постепенно стали пропускать из второй зоны в первую. Кто-то стремился в Манеж, а кто-то, наоборот, пытался выбраться из толпы. Образовалась давка. Я стал снимать, как пропускают людей. Слева от меня некий мужчина, как позже выяснилось — Александр Шпрыгин, он же Каманча, выражал свое недовольство одному из организаторов. Это попало в кадр, мне показалась эта реакция очень живой, и я продолжил снимать. Когда Шпрыгин закончил говорить, я спросил у него: «Что вы думаете о качестве организации мероприятия?» В ответ он схватил камеру за объектив и потянул на себя со словами: «Ты че снимаешь? Выключай!»

Я попросил его отпустить камеру. Он продолжил вырывать ее из моих рук. Один из организаторов заметил происходящее, попытался прекратить наш конфликт: «Всё, ребята, расходитесь, посмотрите, какой сегодня у нас праздник!» В итоге он вызвал охрану. Минуту спустя мне удалось вырваться, я отошел на несколько шагов и попытался «вслепую» сделать фотографии нападавших. Шпрыгин схватил меня за рюкзак, тут же подскочил его товарищ и уже в более жесткой форме стал удерживать меня. Шпрыгин вырывал камеру из рук. Я говорил, что я журналист, просил отдать камеру, звал полицию и охрану. Организатор спросил: «Вам давали право на съемку? У вас есть аккредитация?» — «Да, конечно, есть». Я бы с удовольствием показал редакционное удостоверение и пригласительные, если бы мне в эту секунду не сжимали руки и не ломали камеру.

Шпрыгин вырвал камеру из рук, сломав при этом объектив, вытащил карту памяти из гнезда, сломал ее и бросил на землю.

Охранники направили нас к сотрудникам полиции, которые стояли вдоль заборов на Моховой. Мы подозвали сотрудника полиции, вкратце объяснили ситуацию, указали ему на нападавших. Полицейский вывел Шпрыгина из толпы, попросил его удостоверение личности, Шпрыгин показал ему удостоверение помощника депутата, сказал, что ни на кого не нападал, и отправился обратно в очередь. Сотрудники полиции посоветовали нам обратиться в ОВД «Китай-город».

Мы обратились к полицейскому, чтобы тот переписал данные свидетеля и нападавших. Затем мы второй раз вывели Шпрыгина с товарищем из очереди, и сотрудник полиции переписал данные из удостоверения, Шпрыгин уже не отрицал конфликт и говорил со мной: «Фотоаппарат-то работает?» Я ему ответил, что он сломал объектив и карточку, на что он заявил: «Ну я же не ломал, я тебе сказал — не надо меня снимать, и все!» На что я ему заметил: «Нападение на журналиста — это уголовное дело, вы понимаете?» В ответ: «Я на вас не нападал, ребят, ну я‑то как виноват, че вы всей толпой ко мне подходите? И вообще, у меня есть два свидетеля, что я не ломал!»

Я подал заявление в ОВД «Китай-город» и вернулся с участковым к Центральному Манежу. К тому времени (примерно через час после конфликта) Шпрыгин уже покинул мероприятие. Участковому он сказал, что придет на допрос в другой день. Полицейские изъяли у меня сломанную карту памяти и объектив как вещественные доказательства, к материалам также приобщили аудиозаписи. На данный момент проверку по делу продлили до 30 дней.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera