Сюжеты

Классные люди

Лучшую сельскую школу России учителя и ученики называют республикой

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 52 от 18 мая 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

Анна Бессарабовакорреспондент

Лучшую сельскую школу России учителя и ученики называют республикой


Во время осмотра занесенный в Красную книгу жук-носорог не пострадал
Фото: Анна Артемьева /«Новая газета» 

Почетный статус, присвоенный педагогам из деревни Лесниково на Всероссийском образовательном форуме, — охранная грамота, защищающая их классы от закрытия. Лучшей школа стала не благодаря реформам Минобрнауки, а вопреки им.

Надежда Тимофеевна Родичкина и Елена Анатольевна Кепина заняты серьезным делом. В учительскую до звонка на первый урок заходят завуч, директор. Кто-то сообщает, что школьный микроавтобус сгонял в деревушки Нармоч, Прокшино, Починки и привез детей. По топоту и возгласам в коридоре не поймешь, кто за кем бегает: старшие за младшими или наоборот. Педагоги Родичкина и Кепина сосредоточенно смотрят на дно банки из-под сметаны — готовят природный материал к встрече с начальными классами. Природный материал — жук-носорог, пойманный на огороде преподавателем биологии и специально принесенный в школу, — шуршит и пытается сбежать. Через несколько минут героя дня отнесут к малышне, и все: контрольные работы, подготовка к «Последнему звонку», гости из Москвы, — уйдут на второй план.


Школьная кочегарка
Фото: Анна Артемьева /«Новая газета»  

С печкой и спутниковой антенной

Лесниковская школа выглядит как обычная сельская «девятилетка». Здание, построенное в XIX веке, рядышком — старая котельная, помещения топят дровами. Газа нет. Удобства во дворе, в сарайчике, под буквой «М» цветет белый куст, под «Ж» — желтый. Перед главным входом в учебное заведение — разбитая дорога, на крыше — спутниковая антенна. Это государство оснастило многомиллионным оборудованием 15 тысяч российских сельских школ. Антенны стоят, но не работают. Класс информатики напичкан техникой — компьютеры, принтеры, микротипография, а на учебники для ребят в бюджете заложено не больше 20 тысяч рублей, преподаватели района меняются книгами или покупают их за свой счет.

В Лесниково 10 учителей и 42 ученика — на 2 человека больше, чем в стандартной малочисленной школе. Было бы 40 учащихся, получили бы от Минобрнауки РФ субсидию — от 4 до 6 миллионов рублей, а с 42-мя не имеют права: не предусмотрено федеральными программами.

Много лет назад, в 1997 году, Лесниковская школа впервые стала лучшей в России, в 2006-м победила в конкурсе инновационных программ, за что чиновники позже ее… реорганизовали — из средней сделали основную, вместо 11 классов оставили в деревне 9.

В 2015 и 2016 годах Всероссийский образовательный форум включил Лесниково в список лучших сельских школ страны. Благодарность от Владимирской области — оптимизация, сокращение штата сотрудников, школу объединяют с детским садом. Могло быть и хуже: за последние 10 лет из 332 сельских учебных заведений в регионе уцелели 183, так что почетные звания, дипломы — не столько награды для коллектива, сколько оберег от нескончаемых реформ.

Лесниковская школа со временем научилась улавливать министерские антициклоны и жертвовать малым. Сейчас она, например, сама предложила создать в районе школьный округ, объединив четыре сельские школы. Это значит, что все они будут финансироваться как одно образовательное учреждение. Для бюджета — экономия, для школ — какая-никакая жизнь.


Фото: Анна Артемьева /«Новая газета» 

Лесниково не отличается от других деревень Центральной России: работать негде, главы семей уезжают на вахты в Москву и Владимир, дети растут с бабушками и мамами, хотя и женщины постоянно в разъездах — вакансии есть лишь в Гусь-Хрустальном.

Это в Китае количество школьников, взрослеющих без родителей, пугает ученых, они считают, что дистанционное воспитание негативно влияет на детскую психику. А в России тему никто не исследует. Лесниковские учителя говорят, что не замечают перемен в учениках, разве только с мелкой моторикой у малышей что-то не так — даже кружочки из бумаги на уроках технологии не могут вырезать. Но с преподавателем Виктором Кузнецовым все ребята к 9-му классу становятся «рукастыми»: работают на школьном огороде, управляют трактором, умеют ремонтировать электроприборы, столярничают, вышивают крестиком.

«Я их как учу. Сначала испытываю технологии дома на четырехлетней внучке — аппликации, шитье, поделки. Покупаю недорогие материалы, что позволяет зарплата, — рассказывает Виктор Владимирович, — а после занимаюсь с ребятами в школе. Порой внучка быстрее все схватывает. Но до трактора она еще не доросла».

Дочь Кузнецова работает в районном центре, зять в Москве. У завуча школы Ирины Янцен муж — вахтовик. У учеников Рахмаджана и Махигул Хайтбоевых папа трудится на заводе в Гусь-Хрустальном. Да почти в каждой лесниковской семье взрослые — вынужденные кочевники.

«Раньше многие ребята заканчивали школу и оставались в деревне. Мы с преподавателем технологии Виктором Кузнецовым, например, бывшие одноклассники. Наш директор Михаил Овечкин вырос в Лесниково, его сын — учитель информатики, моя дочь — учитель начальных классов, — перечисляет педагог с 30-летним стажем Татьяна Кепина. — Выпускники последних лет, насмотревшиеся на родителей и их быт, уезжают и не возвращаются».


Здесь и младшеклассники веселые
Фото: Анна Артемьева /«Новая газета»  

Кризис лишил школьников валюты

При всей своей обыкновенности Лесниковская школа уникальна. Здесь никто не жалуется на низкую зарплату, хотя преподаватели получают 17 тысяч рублей в месяц. Не рассуждают о кризисе в системе образования и в экономике или о снижении уровня подготовки учеников и бесполезности тестирований, мониторингов Рособрнадзора.

Лесниковская школа — отдельное государство. И потому, что у нее действительно есть гимн, герб, валюта — ропсы (название подростки сложили из первых букв фамилий авторов идеи), учебное заведение объявило себя республикой в 1990-е годы. И потому, что для учителей и детей школа — территория творчества, фантазии, место, где все зависит от них самих.

Преподаватели стараются, чтобы учащимся было интересно, проводят интегрированные уроки — это когда одна тема объединяет несколько дисциплин: литературу, английский язык, историю.

«Вместе составляем сценарии занятий, экспериментируем. Связали однажды русский язык и математику, говорили с ребятами о тождестве, сравнении. Был такой опыт, — вспоминает завуч Ирина Янцен. — В младших классах применяем игровые формы, в 8—9-х организуем семинары».

До кризиса в школе существовали хозрасчетный отряд, биржа труда, банковская и торговая системы. Дети сажали на шести гектарах картофель, на трех — капусту, обеспечивали овощами и сухофруктами столовую, отдавали излишки продукции местному населению. За работу и хорошую учебу подростки получали ропсы, обменивали валюту на рубли, деревенский магазин по договоренности с учебным заведением продавал ребятам сладости. Школе игра в экономику позволила приобрести трактор, микроавтобус, интерактивные доски, музыкальные центры, оборудовать два тренажерных зала.

Сейчас ропсы лежат в сейфе. Учителям и детям не до антикризисных программ, у них оптимизация и ремонт — строители готовят группы для детсадовцев.

Директор школы Михаил Овечкин показывает нам пустые комнаты. В одной из них, где в сентябре «пропишутся» малолетки, до революции в люльке, прикрепленной к потолку, спала его бабушка. До 1917 года дом принадлежал прадеду Михаила Ильича, купцу 2-й гильдии.

«У него было пятеро детей, — говорит Овечкин. — Старшему сыну Андрею прадед завещал то здание, где нынче столовая, Юрию — мастерские, Ивану — магазин. Мою бабушку с ее сестрой после революции отсюда увезли, дом заняли Советы, а в 1931-м в нем открылась школа».

Идем в котельную, похожую на комнату в хостеле. Там, как и в основном здании, уютно и чисто. Кочегар — одноклассник Овечкина, по-дизайнерски украсил закуток зеркалами, вмонтированными в старые телевизоры.

Во дворе мужчины из соседней деревни разгружают дрова, привезенные владельцем лесопилки. Пока бригада работает, он перекидывается с директором парой слов о сгоревшей в его селе школе, которую «могут и не восстановить», хвалит лесниковских учителей: «Всем бы таких. С ними дети как дома».

«Я, когда утром иду на уроки, думаю: «Сегодня рано вышла, наверное, в школе еще пусто». Прихожу в семь — ребята на месте. О чем-то спорят. Девчонки, бывает, рукоделие приносят. Посмотришь: а школа ли это? — замечает завуч Ирина Янцен. — Я и сама, уходя на работу, иногда путаюсь, кричу родным: «Домой пошла». Учителя не ради дипломов стараются, деревенские дети — особенные, открытые, восприимчивые. В городе ты отчитал урок и убежал, а в селе мы — одна большая семья. Для своих детей как не стать лучшими?»


Директор школы Михаил Овечкин
Фото: Анна Артемьева /«Новая газета» 


Школьники мешают техничке дать звонок на урок

Теги:
школы
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera