Мнения

Зачем мучить людей, которым осталось жить месяцы, а то и дни?

Камера будет пухом

Этот материал вышел в № 52 от 18 мая 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ольга Романоваэксперт по зонам, ведущая рубрики

«Как на свободе, так они все здоровые. А как в тюрьму посадят, так все больные» — мы же это не раз слышали, правда? Как говорится, от создателей «Тюрьма не санаторий» и «На свободе нужно было лечиться». Я не знаю, стоит ли возражать в таких случаях: рассказывать, что человека лишают свободы, а не обрекают на муки; что около трети граждан осуждены без вины; что в тюрьме не хватает врачей и медикаментов; что СИЗО переполнены по всей стране. И что отсутствие сердца, разума и совести рано или поздно, но обязательно обернется против говорящих «На свободе надо было лечиться» нищенской пенсией, неблагодарными детьми, жизнью в безумии и дерьме.

Вот вам рассказ про дальнобойщика, 42 лет от роду, Коновалова Сергея Ивановича. 11 сентября 2015 года Сергей всю ночь не спал, грузил машину, нужно было срочно доставить груз заказчику. Утром тронулся по объездной дороге Ростова-на-Дону. В плотном потоке машин перед Сергеем выскочила легковушка — подрезала. Среагировать успел — дал по тормозам, аварии избежали. До светофора двигались параллельно и переругивались в открытые окна. Нервы не выдержали, оба вышли из машины, Сергей ударил водителя легковушки палкой. Потерпевший самостоятельно, на своей легковушке, уехал с места происшествия. Сергея задержали на ближайшем посту ДПС. Арестовали 14 сентября 2015 г. Недолгое следствие, Сергей полностью признал свою вину, раскаялся и просил прощения, готов выплачивать назначенный судом материальный ущерб в размере 2053 рубля 00 копеек и моральный ущерб в размере трехсот тысяч — и понести заслуженное наказание.

Судья Советского районного суда Ростова-на-Дону Рой-Игнатенко Т.А., рассмотрев дело в особом порядке, приняв во внимание смягчающие обстоятельства, назначила Сергею Коновалову наказание — 4 года лишения свободы в колонии общего режима.

И вроде на первый взгляд все справедливо, если бы не одно обстоятельство: суд в приговоре упомянул об этом вскользь — «наличие тяжелого заболевания». В ноябре 2014 г. Сергею удалили — полностью — весь желудок; онкология, 2-я стадия. Рекомендовано: постоянное наблюдение и обследования в онкодиспансере. На фоне перенесенных волнений случился рецидив. Сергей за время следствия и суда потерял 50 процентов веса: с 95 кг до 45.

Апелляционная инстанция пять раз пыталась рассмотреть дело. Первое было 2 марта 2016-го, когда Сергея внесли в зал, последнее — 4 мая 2016-го, когда доставить его не смогли. Сергей сейчас в реанимации в больнице ФСИН, после проведенной химиотерапии у него случилась острая непроходимость всего желудочно-кишечного тракта. Судья возмущается, требует заключение судебно-медицинской экспертизы Коновалова С.И. Медики ФСИН отвечают: мол, лечится Коновалов, все у него хорошо, а его заболевания не входят в Перечень тяжелых заболеваний, препятствующих отбыванию наказания. С экспертизой не торопятся: пока приступили к подготовке «пакета документов для направления Коновалова С.И. для освидетельствования в бюро медико-социальной экспертизы», о чем и сообщают в официальных ответах.

Из письма матери Сергея в «Русь Сидящую»: «Из-за того что врачи тянут с заключением, у него мало шансов дожить до апелляции, которая должна состояться 25 мая. Уколы начали ставить только после комиссии, а если б ее не было, возможно, сын бы умер. До комиссии он четыре дня пролежал в реанимации, и ни одного укола ему не сделали, просто подходили и смотрели, жив или нет. Кто может найти управу на этих «людей», именующих себя врачами? Почему делают «химию» с нарушением протоколов, без необходимого оборудования? Почему не проводят противовоспалительную терапию после химиотерапии, допуская такие осложнения, которые приводят к необходимости удаления части кишечника? Помогите, умоляю. Для кого-то он просто заключенный, а для нас самый родной человек. Были мною отправлены жалобы и в администрацию президента, и в Минюст, и в Аппарат уполномоченного по правам человека, все отписались во ФСИН. До проведения второй химиотерапии врач высказал недовольство нашими жалобами и сказал, что ничего мы не добьемся, а я не могу спокойно жить, зная, что он мучается».

На последнем свидании мать не узнала своего сына. А Сергей только и смог, что попрощаться с матерью. Кого в этом винить? Адвоката по назначению, который заставил стариков взять кредит для оплаты его услуг и палец о палец не ударил? Врачей ФСИН? Судью? Жизнь такую распроклятую?

В Петербурге за последние полтора месяца скончалась от рака уже третья заключенная женщина. Ее ходатайство об освобождении должно было рассматриваться судом 20 мая, не дождалась. А в марте Смольнинский райсуд отказал в освобождении Оксане (36 лет, умерла 6 апреля) и Марии (28 лет, умерла 9 апреля). У обеих остались дети. Они лежали в тюремной больнице, где нет специализированной помощи, у всех — 4-я стадия рака, когда уже излечение невозможно, тут можно повлиять только на качество жизни, чтобы человек прожил лишних три-четыре месяца в кругу семьи и умер достойно. Причем по этим женщинам было принято решение ЕСПЧ, в которых было предложено отправить их в онкологическую больницу или освободить. Но суд не принял его во внимание. Умерла так умерла. Сколько будет еще таких смертей? Бог весть. Но можно попробовать еще попытаться спасти Сергея Коновалова. Или хотя бы избавить его от мук.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera