Сюжеты

Григорий ЗАСЛАВСКИЙ: «Я лучше своей репутации!»

Креатура Министерства культуры на должность ректора ГИТИСа вызвала шквал вопросов в театральном сообществе

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 52 от 18 мая 2016
ЧитатьЧитать номер
Культура

Марина Токареваобозреватель

Креатура Министерства культуры на должность ректора ГИТИСа вызвала шквал вопросов в театральном сообществе

Назначение и снятие — в этих актах нынешнему составу Минкульта нет равных. Министерство культуры — чистый виртуоз озадачивать и ставить в тупик культурное сообщество. Только что театральный мир сотрясла весть о назначении ректором ГИТИСа критика Григория Заславского. ГИТИС — целое государство, и от его «подданных» в значительной степени зависит завтрашний день русского театра. Ответственность ректора огромна: Заславского, как золотник, в эти дни меряют всеми аршинами, взвешивают на весах общественного мнения, припоминают факты биографии и высказывания. Фейсбук реагирует полярно: одни кричат «Позор!», другие «Браво!»; в кулуарах одни педагоги обсуждают обещанное увеличение зарплат, другие бурно негодуют. Впрочем, Заславский пока — лишь исполняющий обязанности. Станет он ректором или нет, зависит от ученого совета ГИТИСа, на котором будет обсуждаться его кандидатура. «Новая» спросила свежеиспеченного и.о. ректора, что ему позволяет надеяться на успех.

— Существует ли продуманная программа — с чем вы пришли в ГИТИС?

— Я сказал, обращаясь к преподавателям, что с чьей-то легкой руки, а может, и злонамеренного ума меня причислили к критикам охранительно-консервативного толка. Но, идя в ГИТИС, я подумал: это не так уж плохо для ГИТИСа, такая программа, может быть, самая оптимальная, потому что здесь владеют школой, здесь владеют ремеслом, а это тема, которая меня очень занимает последние годы. Что такое профессия, что такое ремесло, как все это не потерять, особенно сейчас, когда на сцену выходят актеры и им говорят: играйте, ничего не играя, просто читайте текст! Самым важным мне кажется, чтобы преимущества профессии стали очевидны, чтобы все лучшее, что есть сегодня в русском театре, было здесь, в ГИТИСе, потому что этот институт — крупнейший университет искусства в Европе, и не только по размерам занимаемых зданий.

— Предыстория ректорской должности не то чтобы белоснежная: тут и убийство, и пожар, и разного рода скандалы. Что в вашем предшествующем опыте позволяет считать, что вы справитесь с такой сложной работой?

— Понимание, которое приходит с годами: конфликт — не конструктивный вариант решения проблем; и вообще, пришедшая с возрастом философия: людям надо дать максимум возможностей показать себя с лучшей стороны.

— Но ведь у вас самого очень противоречивая в этом смысле репутация, со шлейфом конфликтов, обид, претензий?

— Я лучше своей репутации!

— И не каждого нового руководителя представляет министр культуры… Это, как видно, знак особой расположенности. Что сказал Мединский, рекомендуя вас?

— Сказал, что я прежде всего — театральный человек, что у Минкульта не было желания навязать кого-то извне, что они очень хотели, чтобы это был человек изнутри театрального дела.

— Как реагировали на это гитисовские педагоги?

— Все было максимально доброжелательно. Я страшно волновался. Я видел в зале Бартошевича, Хейфеца, Андреева, Кудряшова, Морозова — людей, которые составляли и составляют цвет русского театра, людей, на которых я смотрю снизу вверх, без преувеличения. И я думал: вот сейчас что они сделают? Согласятся или скажут: «Мальчишка! Ты вообще куда пришел?!» Или: «Что ты писал о моем спектакле? И теперь смеешь мной руководить?!»

— Неужели не было ни одного выступления «против»?

— Ни одного! Кто-то спросил из зала: а что это вы его назначаете — а выборы? Ведь должны быть выборы. И Мединский ответил: «Конечно, выборы будут! У вас же есть устав, никто его не переписывал».

— Как видите первоочередные задачи?

— Всех выслушать, всех понять и, оценив, что скажут люди, сформулировать программу, с которой идти на выборы.

— Когда они состоятся?

— Как только станет понятно, получается у меня или не получается. Примерный интервал от полугода до года, но я не вижу смысла с этим тянуть. Я считаю, что не нужно людям пудрить мозги, какие-то вещи становятся понятными сразу — или ты можешь это придумать, или не можешь. Или ты чувствуешь, что люди хотят с тобой работать, или понимаешь, что не хотят. В принципе, мы можем за это время все рассориться или все помириться, понять, что мы умеем, что у нас есть опыт и конфликтов, и их разрешения. Самое главное, чтобы мы готовы были идти вместе. Ведь все стремятся к тому, чтобы ГИТИС был лучшим местом, а не болотом.

— Что скажете о состоянии наследства?

— Очень много замечательного и важного сделала Карина Львовна Мелик-Пашаева, прежний ректор; я рассчитываю на ее помощь, и это не слова вежливости. Потому что она оформила права на всю недвижимость, когда ее можно было легко потерять. Произошел пожар, и это была ситуация, очень удобная для того, чтобы лишить ГИТИС замечательного старинного особняка, передать его кому-то другому. Его сумели отстоять.

Дел полно. Начиная от превращения гаражей во дворе в танцевальный класс, что хотела сделать Мелик-Пашаева, но не успела, и продолжая вопросами, как решить проблему второго образования для режиссеров, улучшить подготовку актеров.

— Есть у вас внутренний девиз, который может пригодиться для нынешнего, более чем крутого, поворота вашей жизни?

— Много лет назад я пришел на урок по скрипке, и моя учительница, отложив газету, сказала мне: вот вам, Гриша, девиз жизни — пока есть возможность, живите весело! Мне уже сорок восемь, но я стараюсь жить так…

 

Дословно

«У нас уже полвека не было бунтов»

Алексей БАРТОШЕВИЧ, профессор, доктор исскуствоведения:

— Что будет делать в качестве ректора Григорий Заславский, сказать трудно. Но чтобы состоялись серьезные выборы, не такие, как в советские времена, с единственным кандидатом, нужна, конечно, альтернатива. А человека, который бы добровольно взял на себя эту адскую тяжесть, был бы общепризнанным игроком театрального процесса, независимым, всеми признаваемым и порядочным, то есть имел бы совокупность всех этих качеств, — нет. И дело не в том, что мы не искали ректору замену, мы думали, вели переговоры, и продолжалось это годы…

Вечная проблема ГИТИСа — скудость бюджета, тяжелое бремя коммунальных расходов. Ко всему этому в нынешние времена прибавились требования — расширить коммерческие курсы, брать все больше платных студентов, все больше ориентироваться на самоокупаемость. А в творческом вузе, когда набирают не тех, кто талантлив, а тех, кто готов платить, катастрофически снижается общий уровень. И выбраться из этих лабиринтов очень трудно.

Конечно, эту должность всегда занимали безупречные в театральном мире люди: Леонидов, Тарханов, Попов. Были здесь некогда и попытки реформы — стремились сделать ГИТИС европейским учебным центром, широко изучать не только традиции, но современное европейское искусство.

…В кулуарах института многие высказывали чувство глубокого удовлетворения этой кандидатурой, тем более что и.о. сразу объявил, что сделает все, чтобы повысить зарплаты педагогам. Здесь у нас уже лет 50 бунтов не было, и голосовали, как правило, как прикажут. Посмотрим.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera