Мнения

Частное организованное насилие и коллапс социального порядка

Государство, которое отвернулось

Этот материал вышел в № 53 от 20 мая 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Кирилл Мартыновредактор отдела политики

Макс Вебер определял современное государство через монополию на легитимное физическое насилие. Принуждать людей к выполнению законных требований в таком государстве могут только полицейские или судебные приставы. Все остальные граждане отказываются от насилия как метода разрешения конфликтов. Государство, в свою очередь, становится универсальным арбитром, чьи действия направлены на то, чтобы защитить от насилия и несправедливости каждого человека. Ситуация, в которой государство делегирует насилие «добровольным помощникам», рассматривается последними — «спортсменами», «казаками», «ополченцами» — как способ дополнительного укрепления державы. Но в действительности рост негосударственного насилия свидетельствует о глубочайшем кризисе государственных институтов. Помощники, желающие покарать врагов государства, на самом деле ослабляют его — их появление означает, что государство не справляется с контролем за ситуацией и не может служить универсальным арбитром для мирного разрешения конфликтов.

От современного государства мы переходим к системе вассальных зависимостей: вы можете надеяться на физическую безопасность только в том случае, если лояльны влиятельному сеньору. В противном случае конкурирующая группировка может объявить вас врагом — насилие, примененное против вас, будет считаться вполне допустимой практикой. Государство уже не может представлять интересы всех граждан. В лице полицейского оно отворачивается, когда начинается избиение тех, на кого объявлена охота. Когда негосударственное насилие становится нормой общественной жизни, начинается агония государства. Еще один философ, Гоббс, переживший гражданскую войну в Англии и лично наблюдавший хаос распада государства, утверждал: без верховенства власти общество возвращается к естественному состоянию — войне всех против всех.

Различного рода «боевые братства», а попросту банды, которые при попустительстве властей все громче заявляют о себе, всегда представляют собой технологию двойного или даже тройного назначения. «Помощники» могут демонстрировать свою лояльность начальству при помощи атак на оппозицию, как это случилось во время нападения на Навального и его соратников в аэропорту Анапы. Но их также можно использовать, например, для борьбы с жителями, защищающими свои скверы от точечной застройки. Наконец, основное призвание «добровольных помощников» — это силовое предпринимательство, «решение вопросов» при помощи насильственных акций. Примером последнего служит нападение бандитов на Хованское кладбище. Совсем не случайно, что все эти события происходят в одном информационном потоке: мы видим, как государство, проводящее все более пышные военные парады и произносящее все более громкие патриотические лозунги, теряет реальный контроль над ситуацией в стране.

В последние два года много говорилось о том, что главная цель российских властей и общества — не допустить повторения Майдана в Москве. Но в реальности институциализация «титушек» и насильственные акции в поддержку государственных интересов со стороны частных лиц были ключевым фактором, раскачавшим ситуацию в Киеве в конце 2013 года. Государство Януковича потерпело поражение в тот момент, когда поделилось насилием со спортивными молодыми людьми, приезжавшими в автобусах из Донбасса. Этого насилия хватило потом на всех.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera