Сюжеты

Актеры из «Параллельного мира»

Рассказ о уникальном драматическом театре, где играют дети с синдромом Дауна

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 53 от 20 мая 2016
ЧитатьЧитать номер
Культура

Георгий Бородянскийсобкор по Омской, Томской и Тюменской обл.

Рассказ о уникальном драматическом театре, где играют дети с синдромом Дауна

Лера
Женя
Вероника
Миша

Не все еще потеряно в моей жизни, раз меня обнял будущий маленький принц. Это случилось, когда я совершил восхождение на пятый этаж со служебного входа театра «Арлекин», где проводит свои репетиции студия «Параллельный мир», которую он приютил. Пока разговаривал с ее руководителями — супругами Олегом и Ларисой Чичко, ко мне подошел из глубины комнаты маленький белобрысый мальчик в очках, и мы обнялись, как давние знакомые. Так у них, в этом их мире, принято: первый, поставленный здесь три года назад спектакль по сказке Джона Роу назывался «Обнимите меня, пожалуйста».

— Идея создать такой театр, — рассказывает Лариса, — родилась в сообществе «Даун Синдром» Омска. Они обратились в ТЮЗ, где мы работаем с мужем. Мы оба актеры, режиссерского опыта у нас не было, но есть преподавательский: я вела занятия со студентами по технике речи, Олег — по актерскому мастерству. Интересно было попробовать, но ни я, ни он раньше с такими людьми не общались. Посмотрели в интернете: подобные театры есть и в России, и за рубежом, но они почти все — пластические. Драматический только один — в Москве: знаменитый «Театр Простодушных» Неупокоева, но актеры в нем — люди взрослые в основном и подростки старше 14 лет, а чтоб дети с синдромом Дауна произносили на сцене тексты и разыгрывали художественный сюжет — такого нигде еще не было.

 

Дар речи

В «Параллельном мире» 14 актеров. Большинство — дети от 7 до 14 лет, самому старшему — Евгению Бирюкову — 30. Для обычного театра такое смешение возрастов, говорит Лариса, — соединение несоединимого, а для этого оно органично: они как семья.

— На постановку первой пьесы ушло около полугода. Никаких особенных методик найти в интернете не удалось. Пришлось, — рассказывает Лариса, — самим придумывать упражнения. Балерина Омского музыкального театра Елена Шарова занялась с будущими актерами пластикой. Но самое трудное было — поставить им речь. Люди с синдромом Дауна плохо говорят, потому что у них так устроен речевой аппарат — слишком маленькая ротовая полость, мышцы рта — в гипотонусе, и вылечить это никакой постановщик речи не сможет, но можно добиться, чтобы речь стала разборчивей.

Вот Саша Комбарин, например, говорит вполне внятно. В спектакле «Наш мир» он читает сонет Вийона «О, женщина — услада из услад». Дедушка Саши был уверен, что ничего не получится: внук не запоминает стихи. До 25 лет не запоминал, а теперь — запоминает. Саша занят во всех спектаклях.

Многие дети в «Параллельном мире» обретают дар речи. Вот недавно бабушка 8-летнего Андрюши пришла в студию окрыленная: «Заговорил!» Мальчик, до того молчавший, сказал целую фразу из пьесы, которую только начали репетировать.

Коля Смирнов, приходя на занятия, около полугода занимал любимое место — под столом и время от времени издавал нечленораздельные звуки вроде рычания или гавканья. В школу он не ходит — обучается на дому: ни учительница, ни домочадцы не могли научить его читать. Буквы Колю не интересовали, а тут вдруг сам взялся за букварь, понаблюдав за ребятами — они за столом читали пьесу по ролям. Сейчас Коля играет в нескольких спектаклях. 17 апреля на всероссийской «Театральной весне» в Тюмени получил специальный приз за лучший сценический трюк в спектакле «Наш мир». Есть видео на странице театра «ВКонтакте», это фантастика. «Волчок» (так называется номер) то приземляется, то вытягивается струной, раскручиваясь на диске в такт музыке. У исполнителя абсолютное чувство ритма и невероятный вестибулярный аппарат: сойдя с диска, как ни в чем не бывало, кивает с улыбкой восторженному залу.

— Они, — говорит Лариса Чичко, — могут делать много такого, что недоступно «нормальному» актеру: у них очень сильная визуальная память и мышечная. Женя Бирюков, например, делал номер из репертуара Цирка дю Солей: проходил всем телом через теннисную ракетку без сетки. Как-то на репетиции не оказалось ее под рукой, и я сказала ему: Женя, давай без ракетки. И он все сделал так, как будто она была у него в руках. В теории актерского мастерства это один из труднейших разделов — «память физического действия.

 

Выход из «позы кучера»

Спектакль «Наш мир» по сценарию Олега Чичко, где почти все студийцы выступают с сольными номерами, получил в Тюмени диплом лауреата I степени. Это был Первый всероссийский конкурс чтецов и театрального искусства, где состязались коллективы из 11 городов — в подавляющем большинстве «нормальные», особенных среди них было только два.

После этого успеха омская мэрия выделила «Параллельному миру» грант в 100 тысяч рублей — первая матпомощь театру от органов власти. А спонсоров довольно много — это родители всех 14 человек, других благотворителей нет. Они же костюмеры, декораторы, гримеры. Режиссеры — супруги Чичко, хореограф Елена Шарова работают без зарплат.

— Они все, — говорит Лариса Чичко, — приходят сюда «в позе кучера» — с опущенными плечами, замкнутыми в себе, потому что общество относится к ним недружелюбно, и они это остро чувствуют. Их с детства дразнят, в них тычут пальцем… А в театре они преображаются — ходят с поднятой головой, смотрят прямо.

И сейчас, говорят родители, в них довольно часто пальцами тычут, но они уже это в голову не берут. Потому что когда тебе аплодирует стоя огромный зал, как на фестивале в Брянске, где все 1200 мест были заняты, появляется здоровая уверенность в себе.

Мама Андрея Левина, ему 14 лет, рассказывает: «Он пришел в студию три года назад, всех и всего пугался. Олег Васильевич подходил сзади, брал его за руку и водил по залу: так он «приручает» всех детей, которые приходят сюда. А теперь я не представляю, как бы мы жили без этого театра. Андрюшка дома разыгрывает все роли, и не один спектакль, а все пять. И не только свои роли, но и других ребят. Они все запоминают, что происходит на репетиции, все впитывают: сейчас любой из них, если скажут, сможет сыграть любую из этих ролей».

 

«Мастерская глупостей»

Репетиция начинается с разминки. Проводит ее хореограф Елена Шарова.

— Пол! (Все приседают.) Потолок! (Выпрыгивают и руки вверх.) Потолок! — приседает педагог, и дети, глядя на нее, тоже, но тех, кто постарше, не проведешь: они стоят с поднятыми руками.

Сегодня репетируют «Мастерскую глупостей». Это пьеса новосибирских авторов Максима Туханина и Георгия Селегея о том, как в некоем королевстве, откуда из-за скуки сбегает принц, власть захватывает первый министр, который с целью улучшения общественной нравственности устанавливает ряд запретов: подданным страны запрещается видеть сны, есть конфеты, отмечать дни рождения... Все эти запретительные меры предпринимаются для того, чтобы никто не помешал ему жениться на принцессе. Ее спасают «мастера глупостей».

Кристина — принцесса Сюзанна — недоступно прекрасна, мастер глупостей Джим (Саша Комбарин) ироничен и деликатен, первый министр (Женя Бирюков), скрестив ноги, курит сигару (эту сигару, говорит режиссер, Женя придумал сам).

— Как-то ехали в автобусе со спектакля, — вспоминает Лариса Чичко, — и Женя разоткровенничался: у людей семьи, дети, а у меня этого никогда не будет — у меня это только во сне...

Четыре года назад Олег Чичко решил поставить с детьми «Маленького принца» — но не спектакль, а фильм. Написал сценарий, сделал раскадровку.

Дело за малым — на постановку необходимо как минимум 350 тысяч рублей. Идею выставили на краудфандинг.

Фильм должен выйти к Международному дню толерантности (16 ноября), но денег собрано пока мало.

Фото предоставлены театром «Параллельный мир»

Теги:
театр
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera