Расследования

«Культурное наследие ФСБ»

18 мая в Мещанском районном суде Москвы начался второй судебный процесс над художником Петром Павленским

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 54 от 23 мая 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

18 мая в Мещанском районном суде Москвы начался второй судебный процесс над художником Петром Павленским


Фото: Александр ЩЕРБАК / ТАСС

Свою самую дерзкую акцию — «Угроза. Горящие двери Лубянки» — Петр Павленский провел в ночь на 9 ноября 2015 года: облил бензином и поджег центральную дверь здания ФСБ на Лубянской площади. Следствие квалифицировало его действия как «Уничтожение объектов культурного наследия» (ст. 243 УК РФ), а ущерб оценило в 480 тысяч рублей.

Сам Павленский с самого начала требует, чтобы акцию квалифицировали по статье «терроризм», в знак солидарности с Сенцовым и Кольченко, получившими большие сроки по этой же статье за поджог двери крымской приемной «Единой России».

18 мая в Мещанском суде перед заседанием Павленский рассказал журналистам о своем избиении конвоем Мосгорсуда: «То, что там было — это в порядке вещей. Конвой избивает арестантов, пытает электричеством, ломают ноги, ребра. Меня выволокли из автозака и избили немного». В ответ на вопрос о причине конфликта с улыбкой сказал: «Не сошлись характерами», — и сразу вернулся к серьезному тону: «Там, я слышал, очень страшные вещи делают с арестантами. То, что у меня было, это еще ерунда».

Затем Павленский высказался по поводу объявленного им регламента молчания: «Меня больше устраивает быть зрителем или наблюдателем, потому что в противном случае я буду поддерживать бюрократический ритуал, который бессмысленный, с одной стороны, с другой стороны — это пособничество. Этот ритуал такими жертвами и кормится».

Заседание началось с безуспешных попыток судьи Елены Гудошниковой заставить Павленского встать. Тот не вставал, вместо этого произнес: «Судья, я же требовал переквалифицировать дело на терроризм, и пока это не будет сделано, я отказываюсь соблюдать правила и объявляю регламент молчания».

Зато много говорил гособвинитель Антон Сизов, он шокировал присутствующих фразой из обвинительного заключения о том, что здание ФСБ России из «ансамбля административных зданий ОГПУ—НКВД—КГБ СССР» является «объектом исторического и культурного наследия, поскольку в 1930-е годы в здании содержались под арестом выдающиеся деятели культуры». И вот Павленский взял и покусился на это «культурное наследие», «намеренно» 9 ноября 2015 года испортив дверь здания, «осознавая» при этом, «что она утратит первоначальный внешний вид».

После столь волнующего выступления прокурора судья удовлетворила ходатайство защиты об исследовании культурологической экспертизы двери, сделанной по просьбе следствия. Адвокат подсудимого Ольга Динзе обратила внимание, что в экспертизе адрес двери совсем не тот, что в обвинительном заключении, а также неясно, как эксперт установил, что дверь состоит из массива дуба, если производился только поверхностный осмотр. Также неясно, как эксперт установил, что дверь была изготовлена по чертежам архитектора Щусева.

Представитель потерпевшего (ФСБ) — начальник юридической службы войсковой части 55002 Дмитрий Казаков заявил, что сама дверь, по словам Казакова, находится на ответственном хранении у ФСБ, а вместо нее сейчас установлена копия, изготовленная в собственном реставрационном подразделении войсковой части, название которого он сообщить отказался. «Реставрация двери по смете гораздо дешевле, чем заявленный вами материальный ущерб. Почему вы не желаете провести реставрацию?» — спросила у Казакова адвокат Динзе. «Мы не можем», — ответил тот, уточнив, что тогда будет видно, что дверь «не целая».

После этого пошли свидетели обвинения: шестеро мужчин крепкого телосложения. Первым в зал вошел господин в темном костюме с галстуком — заместитель начальника смены в ту ночь — Константин Худяков. Он рассказал, как 9 ноября в 1.16 получил сигнал о поджоге двери первого подъезда здания, направил на место тревожную группу из пяти человек с целью потушить пожар и задержать находящихся там трех человек. Пожар потушили, а Павленского «препроводили» в приемную ФСБ.

Свидетель сообщил, что Павленский объяснил свои действия тем, что «ФСБ держит в страхе всех людей и всю Россию, пособничает терроризму». «Как вы восприняли эти слова?» — спросила адвокат Динзе. «Это его право», — заметил Худяков.

Следующий свидетель — Сергей Бардодыров, входивший в состав тревожной группы. При задержании Павленский, по словам Бардодырова, сопротивления не оказывал, наручники на него не надевали.

Дмитрий Жильцов, сотрудник войсковой части 93970, в ночь на 9 ноября 2015 года также был в группе быстрого реагирования, задерживал двух журналистов, которые были вместе с Павленским. На слова адвоката Ольги Динзе: «На видео видно, как вы хватаете молодого человека за шею и валите», — Жильцов ответил: «Ну, не знаю, каким-то макаром он споткнулся».

Следующее судебное заседание по делу акции «Угроза» — 27 мая.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera