Мнения

Право умереть по-человечески

Председателя Ростовского областного суда зовут Елена Золотарева, фамилия начальника Управления организации медико-санитарного обеспечения ФСИН России — Приклонский. Пусть люди хотя бы знают эти имена

Этот материал вышел в № 55 от 25 мая 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ольга Романоваэксперт по зонам, ведущая рубрики

Председателя Ростовского областного суда зовут Елена Золотарева, фамилия начальника Управления организации медико-санитарного обеспечения ФСИН России — Приклонский. Пусть люди хотя бы знают эти имена

Ровно неделю назад я писала здесь о Сергее Коновалове, дальнобойщике 42 лет, который был арестован в сентябре прошлого года: поссорился на дороге с горячим парнем, ударил. Причинен ущерб в размере 2053 руб. 00 коп. Приговор не вступил в законную силу, шестая по счету апелляция должна была рассмотреть его дело сегодня, 25 мая. Но Сергей не дожил до своей шестой апелляции. Он умер 19 мая в тюремной больнице. Умер в страшных мучениях — онкология.

За развитием болезни Сергея многие люди наблюдали в режиме прямого эфира. Осужденные, которые были с ним рядом, его мать и сестра, адвокаты, члены ОНК, мы в «Руси Сидящей» — и почти ничего не могли сделать. То же видели в УФСИН, видели тюремные врачи и судьи и сделать могли многое, но не сделали ничего. До такой степени ничего, что это не укладывается ни в какие представления о человечности.

Читайте также:

Зачем мучить людей, которым осталось жить месяцы, а то и дни?

Заболел Сергей в 2014 году — онкология, 2-я стадия, удалили желудок. Рекомендовано постоянное наблюдение и обследования в онкодиспансере. Сергей жил полноценной жизнью, работал, содержал семью, растил ребенка, помогал маме и сестре — но вот случился этот дорожный конфликт. В тюрьме у Сергея случился рецидив, никакой помощи оказано не было. Он похудел с 90 до 45 кг. Уже в таком виде получил приговор: 4 года общего режима. В приговоре судья Советского райсуда Ростова-на-Дону Рой-Игнатенко Т.А. упомянула вскользь о смягчающем обстоятельстве — «наличие тяжелого заболевания». Первая апелляция была назначена на 2 марта, Сергея тогда внесли в зал, ходить он уже не мог. Судьи посмотрели на лежачего и перенесли рассмотрение — типа пусть на ноги встанет сначала, как будто бы он простудился и капризничает. Пятая апелляция наплевала на Сергея 4 мая, когда он уже едва был в сознании — и решила еще подождать. Пять раз — пять! — ростовские судьи имели как коллективную, так и глубоко индивидуальную возможность если не спасти Сергея, то хоть дать ему умереть по-человечески. Не сделал этого ни один.

12 мая, за неделю до смерти Сергея, начальник Управления организации медико-санитарного обеспечения ФСИН России А.П. Приклонский направил матери Сергея официальное уведомление о том, что «Коновалов С.И. по прибытии в учреждения уголовно-исполнительной системы Ростовской области прошел медицинский осмотр <…>. В ходе динамического наблюдения с учетом результатов клинико-диагностического обследования установлено, что имеющиеся заболевания у Коновалова С.И. по степени функциональных расстройств органов и систем организма не входят в Перечень тяжелых заболеваний, препятствующих отбыванию наказания <…>. В настоящее время состояние здоровья пациента расценивается врачами-специалистами как стабильное. Нарушения требований законодательства РФ не выявлено».

17 мая Сергея перевезли в городскую больницу, где ему удалили часть кишечника.

И уже на следующий день вернули в тюремную больницу. Оттуда начали звонить осужденные: «Сергея бросили, как собаку».

Пишет сестра Сергея, Юлия: «Нам сказали, что всё капают и уколы ставят, а заключенные сказали, что ничего не делали. Как нам теперь жить, мы доказать все это не сможем. Их же за людей не считают. Утром за три часа до смерти ему осужденные принесли телефон, чтобы он поговорил с мамой. Говорил, что ему плохо, что ничего ему не делают. А еще сказал, что очень хочет молока, а родители в прошлый раз передавали ему молоко, а его не взяли — сказали, что у них есть, а на самом деле ни разу не давали им. Я хочу, чтоб об этом все знали».

Во ФСИН скажут так, как говорят всегда: заключенные врут. Правда, обычно оказывается, что врут во ФСИН. Столько, сколько врут там, не врут ни в одном нашем ведомстве — кто сталкивался, тот знает. И еще: из тюремного ведомства матери и сестре Сергея так никто и не позвонил.

В день смерти Сергея его родители и сестра получили письмо из «Единой России», туда они тоже обращались как избиратели. Письмо подписано руководителем Региональной общественной приемной председателя партии Д.А. Медведева некоей госпожой В.Л. Мариновой: «Ваше обращение внимательно рассмотрено. По результатам рассмотрения сообщаем, что решение Вашего вопроса относится к компетенции Военной прокуратуры Южного военного округа, рекомендуем обратиться к военному прокурору». Стыд и позор за такие ответы гражданам, дорогие господа из «Единой России». Если вы не прочитали ответ Коноваловых, то я вам его здесь зачитаю: «Вы даже не прочитали наше письмо, не поняли его смысл. Вы же реальная власть, хоть немного проявили бы внимания к людям. Если бы хоть позвонили в тюремную больницу, вы могли бы спасти человека, который голосовал за вас. А сейчас я считаю, что вы соучастники, своим безразличием вы убили его».

Задача теперь — спасти таких, как Сергей. Их много. Что для этого нужно сделать? Отправить в Квалификационную коллегию дело председателя Ростовского облсуда. Уволить с волчьим билетом ростовскую тюремную медицину, начальнику Приклонскому как минимум выговор объявить, прокурору по надзору по шапке настучать. Ну есть же процедуры, все их знают. Но нет, ничего не будет, ничего. Отшмонают у зэков телефон, по которому звонил из больницы Сергей, этим все оргвыводы и закончатся. А на место Сергея лягут умирать другие российские граждане, работяги и избиратели.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera