Сюжеты

«Слова были искажены и просто выдуманы»: сюжет «Вестей недели» с Киселевым разобрали во Франции

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 55 от 25 мая 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Юрий Сафроновсобкор в Париже

Российский государственный телеканал выдумал монологи героев, вырвал слова и факты из контекста и смонтировал из этого особую реальность. Это такая же новость, как и то, что главную звезду телеканала зовут Дмитрий Киселев. Но все-таки разоблачение, сделанное на французском Canal+, «взорвало рунет». Почему?

Российский государственный телеканал выдумал монологи героев, вырвал слова и факты из контекста и смонтировал из этого особую реальность. Это такая же новость, как и то, что главную звезду телеканала зовут Дмитрий Киселев. Но все-таки разоблачение, сделанное на французском Canal+, «взорвало рунет». Почему?

Во-первых, несмотря на проведенные в последние годы реформы в области здравого смысла, многие российские граждане все еще находятся на перепутье логики: с одной стороны, они ненавидят Запад и им на него плевать, а с другой — любой чих с Запада звучит в наших краях громовым эхом. Во-вторых, западный чих был переведен на русский язык (это сделала русская редакция радио RFI) и мгновенно разошелся на цитаты, лайки и перепосты.

 

О чем был российский сюжет из Парижа

Перед корреспонденцией из Парижа ведущий программы «Вести недели» Дмитрий Киселев сжато рассказал зрителям о переговорах Европы с Турцией по миграционному вопросу («сделка века летит под откос»), и о том, что «плана Б ни у кого нет», и о том, что рейтинги европейских лидеров — Олланда, Меркель и Кэмерона — резко падают… «На таком фоне стремительно набирают очки евроскептики… О том, как это выглядит — на примере Франции — Антон Лядов».


Эфир «Вестей недели» от 15.05.2016. Сюжет А. Лядова — с 61-й минуты

Первые кадры: корреспондент на парижской улице, где идет очередная манифестация против нового закона о труде. На манифестациях действительно жарко, но корреспондент усиливает напряжение: «Камни полетели-назад-пригнись-пригнись-пригнись». Возможно, зритель и пригибается, но это его не спасает: «Полиция пошла с дубинками на протестующих, они просто избивают их!» — кричит корреспондент, и «в подтверждение» оператор выхватывает четырехсекундную картинку, на которой c трудом можно что-то разобрать. Вероятно, это полицейские (которым, кстати, на митингах часто запрещают действовать жестко) скручивают одного из casseurs («погромщиков»). Но это были шуточки, разогрев: «Как только в толпе появились новые лозунги — «В отставку президента со всем его кабинетом»: началось!»

И ведь все логично: если полиция «просто избивала людей» еще даже до появления лозунгов об отставке президента и правительства, то уж после появления лозунгов вы понимаете, что тут «началось». Изображений лозунгов, из-за которых все началось, в сюжете почему-то нет, хотя их полно на каждом митинге; и о «президенте со всем его правительством», а также о самой полиции митингующие безнаказанно кричат такое, что повторять стыдно.

Но так как в голове у корреспондента «началось», он дает секундный кадр, на котором кто-то с красной повязкой на рукаве кого-то скручивает. Вслед за этим корреспондент зачем-то повторяет тот же неразборчивый четырехсекундный кадр с полицией, только комментирует дежавю по-другому. Вместо лапидарного: «Полиция просто избивает их» — старую картинку сопровождают рваные подробности: «Коленом на землю, хватают за шкирку и спиной по асфальту!» «Тот, что внизу, — полицейский в гражданском!» — предупреждает корреспондент.

Потом он дает слово одной из участниц митинга, которая (в русском переводе) скажет: «Президент предал нас. Он пытается заткнуть нам рот. Мы вкладываем тысячи евро в свое образование, чтобы потом нас могли увольнять направо и налево».  (Во Франции в основном бесплатное высшее образование, об этом могут рассказать и тысячи российских студентов — ред.) Потом идет комментарий говорящей по-русски француженки, выпускницы французского вуза Елены Тимошкиной, которая говорит, что «один человек из четверех во Франции сейчас без работы» (и это правда)… Затем — комментарий французского экономиста о кризисе власти во Франции; следом корреспондент напоминает о том, что для принятия закона о труде правительство использует статью 49.3 Конституции, хотя до своего избрания Олланд заявлял, что «эта статья — отказ от демократии» (тоже правда).

«Впрочем, ради одобрения в Брюсселе Олланд еще и не от такого откажется», — утверждает корреспондент Лядов и переходит к главной теме: «Осенью 2015-го он (Олланд) заявил: Франция готова принять десятки тысяч беженцев, застрявших в Германии». На самом деле это была скромная по меркам «миграционного кризиса» цифра в 24 тысячи человек. Но и эту «квоту» Франция заполнит с трудом: мигранты не очень хотят сюда ехать.

Затем показывают женщину в мусульманском платке и нескольких темнокожих детей. По всему выходит, что это, вероятно, беженцы. «Мигрантами» оказываются и двое неприятных молодых людей неизвестного происхождения и биографии, один из которых пытается на площади Республики обнять девушку, постоянную участницу акции протеста «Ночь на ногах». Освободившись от навязчивого «мигранта», девушка говорит «Вестям недели» (в русском переводе): «Я не понимаю, почему полиция вместо того, чтобы гонять нас на улицах, не занимается этими мигрантами. Нам реально страшно» (Похоже на отсылку к «новогодней истории» с изнасилованиями в Кельне — ред.).

 

Что сказали о российском сюжете во французской программе

Ответ на российский сюжет о Франции появился в популярной сатирической программе Le Petit Journal (Canal+). Ведущий программы Ян Бартес наигранно удивляется, почему материал о евроскептиках начался с показа «погромщиков» на чисто французской манифестации против закона о труде и почему он потом «соскользнул на мигрантов». И спрашивает: «Понимаете ли вы, к чему ведет российский канал? Нет? Мы тоже. Может, это рецепт запеканки пармантье, где все накладывается слоями? В том же абсурдном ключе все продолжается с историей лицея, «захваченном мигрантами».


Сюжет Le Petit Journal от 20.05.2016 с субтитрами русской службы радио RFI

Следующий кусок из российского сюжета: корреспондент Лядов рассказывает, как мигранты заняли лицей в 19-м округе Парижа. Цитата:

«Притащили тюки прямо в лицей Жана Карре. Там учились дети 15—16 лет. Во дворе натянули веревки, тут же развесили все, в чем приехали...» «Их удавалось выгнать только бойцам спецназа: к утру возвращались…» И дальше: «Когда количество беженцев перевалило в школе за тысячу, французские власти закрыли школу и оставили здание приезжим».

«Погромщики», закон о труде, мигранты, лицей в 19-м округе, который выставил учеников за дверь? К чему они ведут?» — опять «удивляется» французский ведущий, напоминая, что вообще-то заявлялся, сюжет о «евроскептиках».

Дальше тема миграции развивается: пожилая мадам Николь Бер рассказывает, что 26 лет проработала в мэрии парижского пригорода Нуази-ле-Сек. «Меня отправили на пенсию и в это же время наняли троих мигрантов», — говорит мадам Бер.

Сразу встык дается ультраправый старик Ле Пен, уверяющий, что «Европа приговорена к исчезновению, к замене популяции, если не примет радикальные меры. Выход в том, чтобы отказаться от Евросоюза…». Потом — переход к комментарию Брюно Ле Мэра, одного из видных членов правой партии «Республиканцы» (глава партии — Саркози). Ле Мер говорит корреспонденту: «Мы должны больше работать с Россией, от этого зависит будущее всей Европы». Встык — хлопающие непонятно чему студенты в какой-то аудитории и снова — Ле Пен. Старик говорит несвязно. Или его так переводят. Он говорит, что «взаимодействие России и Евросоюза действительно необходимо. Причем для обеих сторон. Дело в том, что у французов в последние годы совершенно изменились ценности. Они больше не рассчитывают на Европу как на гаранта безопасности».

Ян Бартес: «И вот сюжет готов, он прекрасен», его послание таково: «из-за Европы во Франции люди разбивают все на улицах — нет больше демократии — мигранты внушают страх — мигранты занимают рабочие места французов и их школы. Единственное решение — сблизиться с Россией».

Потом Le Petit Journal дает слово героям лядовского сюжета. Брюно Ле Мэр утверждает, что его речь в сюжете представляет собой «копипаст разных фраз», и в итоге получилось «не противоположное тому, что я хотел сказать, но что-то достаточно отличающееся». Девушка с митинга (Саванна Ансельм), послушав свою речь, смеется: «Я даже не знаю, как это сказать по-английски…» (Корреспондент очень приблизительно владеет французским, поэтому пытается, где может, использовать какой-никакой английский — ред.) Саванна тоже записывала это интервью — с камеры, которую носит на груди. Судя по ее записи, девушка не хочет «сворачивать» на тему «евроскептицизма».

Рафаэль, девушка с площади Республики, услышав перевод своих слов о «страхе перед мигрантами», морщится: «Это отвратительно и оскорбительно — то, что мои слова передали таким образом. Это даже не ложный перевод, они просто полностью что-то выдумали».

Ну а мэр 19-го округа напоминает, что заявление, будто «французские власти закрыли школу и оставили здание приезжим», не может быть верным. Хотя бы потому, что лицей закрылся в 2011 году, т.е. за несколько лет до того, как беженцы заняли пустовавшее здание.

 

Продолжение во Франции

«Le Petit Journal разоблачает манипуляции государственного российского канала», — написала на следующий день газета Figaro, в которой, кстати, давно и регулярно выходит вкладка «Российской газеты». «Извинения и объяснения «России-24» можно было бы поприветствовать, потому что это уже не первый раз, когда государственная компания ВГТРК, которой принадлежит «Россия-24», «подстраивает под себя» французскую реальность», — напомнила газета Figaro. Но извиняться, конечно, никто не стал, а вот объяснения последовали.

 

Продолжение в России

Ответ сотрудника «Вестей» Антона Лядова французским журналистам вышел под заголовком «Французский канал попытался учить «Россию» русскому языку».


Ответ «Вестей» на французскую критику. 23.05.2016

Судя по заголовку, главенствующее значение в «критике критики» занимает история с безобидной подписью «Елена Тимошкина, выпускница французского университета». В программе Le Petit Journal на эту подпись указали красной стрелкой, ведущий объяснил это так: «третье свидетельство — и это отмечено (подписью) внизу — от выпускницы французского университета». Никаких «обвинений» по этому поводу французы не выдвинули.

Но корреспондент Лядов зачем-то долго опровергает несуществующие обвинения: «Еще одна страшная ложь, в которой нас якобы обвиняют. Елена Тимошкина фигурировала в нашем сюжете как выпускница французского университета. Французские журналисты возмутились: разве можно назвать выпускником человека, который вуз уже закончил».

Когда и где «французские журналисты возмутились», Лядов не проясняет. Но заявляет, что «в русском языке выпускником можно назвать и шестидесятилетнего человека», а те, кто упрекает нас в незнании французского, пытаются преподать урок в русском».

«Причем к самому содержанию интервью претензий нет», — добавляет корреспондент «Вестей».

Справка

В измененной версии, которая появилась на сайте ВГТРК позже — уже 12 минут: за счет увеличения монолога пенсионерки Николь Бер, которая действительно ворчит по поводу засилья иностранцев. При этом называет Нацфронт самой ужасной силой. Непонятно только, зачем было давать пенсионерке столько времени.

 

Но вся беда в том, что «претензии» связаны именно с содержанием. С тем, что 7-минутный сюжет, в котором собирались рассказать о «евроскептиках», не содержит (если не считать высказываний Ле Пена) никаких доказательств «евроскептицизма». Хотя, если захотеть, доказательства можно найти. Начать можно с мартовского опроса, согласно которому 53% французов хотели бы референдума о выходе страны из ЕС. Но вместо этого зрителя пугают взрывами дымовых шашек на митинге о труде и беженцами, которые, судя по содержанию сюжета, и являются главной «напастью» Европы. Но французы ни разу не выходили на большой митинг «против мигрантов». Выходили только «за».

«Вопрос мигрантов не имеет для меня ничего общего с вопросами безопасности, и я выступаю за то, чтобы мы принимали людей, бегущих из страны, где идет война», — говорит Рафаэль, «испуганная» девушка с площади Республики.

Но у корреспондента Лядова к беженцам какие-то особые счеты. Признав свою «неточность», которая «заключалась в том, что лицей был закрыт в 2011 году», он все же добавил: «Но факт остается фактом: здание, в котором раньше учились школьники, было захвачено мигрантами».

Фактом остается и то, что из недавней программы с участием Франсуа Олланда, как верно подметил корреспондент Лядов, действительно убрали двух неудобных персонажей. Непонятно, какое отношение это имеет к программе Le Petit Journal, телеканалу Canal+ и к обстоятельному ответу на критику.

Кстати, заметка, которую «Вести» цитировали дословно, — о цензуре, допущенной при подготовке программы с Олландом, — вышла на сайте французской государственной радиостанции RFI.

 

P.S. Подсказка: можно дать достойный ответ телеканалу Canal+ за «наезд» на свободную журналистику «Вестей». Достаточно сделать разоблачительный сюжет о фильме, который недавно вышел на телеканале. Фильм называется «Украина. Маски революции», его автор, французский журналист Поль Морейра, сделал фильм в лучших традициях «Вестей недели» с Дмитрием Киселевым.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera