Сюжеты

«Это все равно, что вменять аптеке, что она продает лекарства суицидентам»

Депутаты и профессиональное сообщество не поддержали предложение Мизулиной ужесточить законы в области интернета

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 56 от 27 мая 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

Зинаида БурскаяКорреспондент

Депутаты и профессиональное сообщество не поддержали предложение Мизулиной ужесточить законы в области интернета


Фото: РИА Новости

Предложение сенатора Елены Мизулиной ввести наказание для владельцев и руководителей социальных сетей, в которых создаются так называемые «суицидальные группы», пока не нашло публичной поддержки у других членов Совета Федерации и депутатов Госдумы. Более того, против ужесточения законодательства в области интернета уже выступил интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев и главный детский психиатр Москвы Анна Портнова. Их осторожно поддержала другой сенатор Елена Попова.

Зампред комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Елена Мизулина выступила с очередным предложением ужесточить законодательство еще до публикации статьи о пабликах, которые якобы пропагандируют детский суицид. В конце апреля на Международном форуме безопасного интернета сенатор заявила, что в ближайшее время подготовит законопроект, который приравняет использование интернета при совершении любого преступления к отягчающим обстоятельствам. Тогда же Мизулина предложила возложить ответственность за распространение информации о суициде не на пользователей, а на владельцев соцсетей.

В отличие от Мизулиной, член комитета Совета Федерации по социальной политике Елена Попова полагает, что ситуация с детскими и подростковыми суицидами «не столь плачевна, как ее нам представляют в некоторых СМИ». По словам сенатора, с 2012 года законотворцы разрабатывают «Национальную стратегию в интересах детей», а по всей стране действует единый детский телефон доверия 8-800-2000-122, на который могут обращаться не только подростки, но и их родители, поэтому «нельзя сказать, что государство ничего не делает».

Попова полагает, что только закрытие групп не решает проблемы: «Вместо одной закрытой группы, как грибы, вырастают пять-десять подобных. Организаторы подобного рода групп, которые приводят к потере детей, должны получить наказание в соответствии с теми статьями, которые существуют».

Нельзя обвинять соцсети в том, что происходит, считает руководитель отдела детской психиатрии МНИЦПН им. Сербского Анна Портнова. «Это все равно, что вменять аптеке, что она продает лекарства суицидентам, хозяйственным магазинам — что продают веревки или железной дороге — что она предоставляет рельсы. Если мы направим усилия только на это, мы не добьемся улучшения ситуации с детскими и подростковыми суицидами. Наша страна, в том числе и по взрослым суицидам, на первых местах в мире. Последние 20 лет наше лидерство здесь устойчиво».

Портнова уверена, что подросток приходит в ту или иную группу в соцсети из-за своего психологического состояния.

«За эмоциональное и психологическое состояние ребенка ответственны родители и образовательная среда. В том, что происходит с детьми, виноваты мы, взрослые. Ребенок, который приходит к суициду, он одинок, у него проблемы со сверстниками, у него нет поддержки в семье и не с кем поделиться и выплеснуть свои эмоции — и потому он идет в группу. Никому не приходит в голову обратиться к психологу, если возникают проблемы. Родители часто даже не замечают депрессии у ребенка».

С детским психиатром солидарен интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев. Он полагает, что ни развитие новых технологий, ни соцсети сами по себе не могут быть причиной смерти детей, а к самоубийствам ведут конкретные действия конкретных людей.

«Что бы ни произошло, все пытаются начать регулировать интернет. Одно из [недавних] предложений — убрать анонимность из социальных сетей, утрировано это называется «вход по паспорту», то есть каждый человек должен быть под своими фамилией и именем. Для меня это совершенно неприемлемо, потому что право на анонимность должно быть у каждого человека. Это очень часто возникает, когда пытаются регулировать то, что видят, а видят поверхностно — потому и пытаются применять законотворчество к информационным посредникам. Это как раз и ведет к несвободе интернета и закручиванию гаек».

Одновременно с этим Мариничев полагает, что никакого privacy (неприкосновенности частной жизни) у детей в интернете быть не может, и за всех их действия там должны отвечать родители. Интернет-омбудсмен даже предложил  ввести в школах ликбез для родителей по технологической грамотности.

«Я против цензуры в интернете, но считаю, что родители обязаны отслеживать, чем занимается ребенок, — говорит Анна Портнова. — Оправдание, что «я не владею компьютером» — это ерунда. Можно в любой соцсети подружиться со своим ребенком, вступить в те же группы… Надо знать, что происходит у ребенка в душе. И озаботиться этим надо не в подростковом возрасте, а гораздо раньше».

Пока звучат только предложения об очередных ужесточениях, готовых законопроектов еще нет, но они обязательно появятся, уверен Дмитрий Мариничев. «У наших депутатов очень много активности, которая направлена исключительно на проявление самих себя. Тем более, скоро выборы, а тут такая тема. Поскольку в повседневной жизни уже сложно что-то регулировать, сложно придумать какой-то новый закон, они все идут в интернет. Это для них такая «терра инкогнита», где ничего не понятно и где любую идею можно облечь в федеральный закон».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera