Сюжеты

Рок-н-ролл в зоне АТО

Организатор концертов в украинском Славянске, инвалид-колясочник Олег Фриц рассказывает о донбасском роке до войны, во время и после

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 56 от 27 мая 2016
ЧитатьЧитать номер
Культура

Ян Шенкманспецкор

Организатор концертов в украинском Славянске, инвалид-колясочник Олег Фриц рассказывает о донбасском роке до войны, во время и после


Олег Фриц, фото из архива

— Олег, что собой представляла музыкальная жизнь в регионе до начала конфликта?

— Считается, что Донбасс — это такой мрачный край, где нет культуры, одни терриконы, закрытые шахты и умирающие при них поселения. На самом деле он разный: много мест, где нет и не было ничего подобного. До войны Донецк и Луганск вели насыщенную культурную жизнь, был богатый выбор куда пойти. От регулярных квартирников и выступлений в клубах и концертов в филармонии. Летом, как и всюду, шли фестивали: ДрФест в честь культового рок-барда Вени Д’ркина, луганский этнофестиваль Нипата. Много было всего.

То, к чему имею отношение я как организатор, это авторы-исполнители, в основном поющие под гитару, играющие акустический «русский рок», который доминирует в регионе. Наш формат — те, кто выступает в небольших клубах, участники акустических фестивалей и квартирных концертов.

Постоянно приезжали российские музыканты, с которыми я очень дружу. Регулярными гастролерами по востоку Украины были, например, Сергей «Силя» Селюнин со своей группой «Выход» и Умка.

Много интересного было в Горловке. Даже в тяжелом 2014 году музыканты записывали очень яркие вещи. Это в первую очередь Дмитрий Дубров, сейчас он уехал в Харьков, иногда играет в Москве. На концертах до сих пор поет песни, связанные с тем, что произошло: «Архипелаг Донбасс», «Родины нет во мне» («Одни патриоты убивают других»).

Еще один горловский экспериментатор — Антон Бессонов с проектом «Тим Талер». Буквально под аккомпанемент обстрелов в Горловке при поддержке Антона стартовал новый синти-поп проект Sun In Virgo.

В Луганском государственном медицинском университете до войны учились тысячи иностранцев из 50 стран мира. Создавались мультикультурные проекты, не имеющие аналогов в Украине. Скажем, в группе Дмитрия Иванова Sur Saptak играли музыканты, приехавшие учиться из Индии. Основная идея — исполнение классической индийской музыки в наиболее близком к оригиналу виде, без упрощения и европеизации мелодий.

Славянск, к сожалению, далек от такой бурной культурной жизни. У нас все скромнее. Музыкантами этого формата зани­маюсь только я с нашей командой. На данный момент подходящих концерт­ных площадок в городе почти нет, собираемся в разных местах. После военных действий было ощущение, что все начинается с нуля. Были сомнения, а нужно ли это людям. Но в конце 2014‑го я сделал один-единственный концерт и понял, что продолжать необходимо. Пытаюсь записывать концерты, фотографировать, делать хоть что-то.

— Во время боевых действий рок-жизнь замерла или все-таки что-то происходило?

— Славянск город небольшой, во время обстрелов он опустел. Было не до музыки. Мало кто выходил из квартир и подвалов. Люди выживали, добывали воду. Это сложно понять, не пережив того, что пережили мы. Никому бы не пожелал.

Есть и потери среди музыкантов. Тем летом во время обстрелов погиб участник славянской панк-группы «Point G» Максим Кицман.

Читайте также:

Юрий Шевчук: «Может быть, Россия и спасется». Впервые за много лет на одной сцене стояли музыканты, которых политика развела по разные стороны баррикад

Хочу сказать, что наш город долго не могли раскачать митингами. Ни против сланцевого газа, ни коммунистическими, ни патриотическими. Если честно, то большинство людей безразлично ко всему этому, у них другие заботы. Лишь в начале 2014‑го на центральной площади стало собираться много народа, как на День города. Когда начали стрелять, кто-то уехал, кто-то потом вернулся. Сейчас город непривычно оживлен за счет беженцев из ближайших городов и военных.

Естественно, появились песни на военную тему. Из тех, кто поддержал ополчение, могу вспомнить только группу «День Триффидов», которая записала «Гимн ДНР». Летом 2014‑го, в разгар военных действий, горловский «Тим Талер» выпустил антивоенный альбом «Блокпост». А наша славянская команда «Смолова Галерея» еще во время Майдана записала песню «Залишатися людьми» (Оставаться людьми).

— Сейчас культурная среда восстановилась или это уже невозможно восстановить?

— В некоторых местах она и не исчезала. В Донецке в разгар войны открылся новый рок-клуб. В Луганске сейчас проходят вечера оставшихся и уже вернувшихся музыкантов.

У нас в Славянске первое время с этим было сложно, но сейчас все постепенно выравнивается. Люди хотят творить и радоваться жизни, несмотря ни на что. Открылись молодежные платформы «Вільна Хата» и «Теплица»: мастер-классы, лекции, кинопоказы. Это для нас очень важно.

Но, конечно, урон нанесен большой. Множество концертов отменено. Крупные мероприятия, фестивали вообще неизвест­но когда возобновятся. Ряд музыкантов, гастролировавших эти годы по территории России, записаны в предатели, их выступления на родине под вопросом. Российские музыканты тоже находятся в растерянности от происходящего, ждут стабилизации.

Даже после нормализации обстановки вопрос, как ездить друг к друг с концертами хотя бы по территории Донбасса, остается открытым. Под вопросом вообще существование основных культурных центров востока Украины. Война ударила и по украинским музыкантам по обе стороны Днепра, и по российским.

Но что бы там ни говорили «эксперты», мы все находимся в едином творческом пространстве, вне границ. Некоторые культурные различия — это причина вдохновения, а не повод делить что-то и убивать друг друга. Всё и все связаны, от этого никуда не деться.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera