Мнения

Закон ищет исполнителей

Фото: «Новая газета»

Общество

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

Верховный суд снова напомнил о необходимости гуманного подхода при решении вопроса об аресте. Но следствию, судьям и прокурорам, похоже, все равно

На прошлой неделе президиум Верховного суда принял поправки к постановлению пленума ВС «О практике применения судами законодательства об избрании мер пресечения». Высший орган судебной власти четко указал: только одних формальных слов следователей о причастности человека к преступлению и гипотетической возможности помешать расследованию недостаточно для ареста. Необходимы неопровержимые доказательства. Далее: проверка обоснованности подозрений не должна быть простой ссылкой на заявления правоохранителей и следствия («может скрыться», «оказать давление на свидетелей», «уничтожить доказательства», «воспрепятствовать расследованию») и на абстрактную достаточность данных о причастности.

«Судья обязан проверить, содержит ли ходатайство и приобщенные к нему материалы конкретные сведения, указывающие на причастность к совершенному преступлению именно этого лица, и дать этим сведениям оценку в своем решении», — говорится в новых разъяснениях ВС. А все отступления от должной проверки и оценки подозрений следует расценивать, по мнению ВС, как нарушение требований уголовно-процессуального законодательства. Такие нарушения должны влечь отмену постановлений об аресте.

Поправки, конечно, отличные, как и само постановление ВС. О необходимости отказа от формального подхода при арестах и прочих гуманных инициативах ВС вообще публично говорит каждый год. Только вот ничего не меняется. Районные и городские суды при заключении подозреваемых под стражу как ссылались на доводы следователя, так и ссылаются, никогда их не перепроверяя, говорят опрошенные «Новой газеты» практикующие адвокаты, регулярно сталкивающиеся в судах с тем самым формальным подходом при аресте своих клиентов.

 

Владимир Постанюк,
адвокат
:

— Поправки не решат проблему, поскольку суды не реализуют постановления пленума ВС РФ. Ситуация изменится в том случае, если будет в корне пересмотрен порядок избрания меры пресечения в виде заключения под стражу руководством ВС. В настоящее время в основной своей массе и следователи, и суд считают, что иных мер пресечения, кроме как заключение под стражу, нет. А меры пресечения в виде залога и домашнего ареста, который также ограничивает передвижение, судами применяются крайне редко.

Неоднократно ВС РФ и Европейский суд объясняли, в каких случаях необходимо арестовывать человека, что нужно выяснить и что доказать при рассмотрении вопроса об избрании меры пресечения. Если бы суды действительно исполняли предписания ВС и решения Европейского суда, количество арестов значительно бы снизилось.

 

Алексей Гордейчик,
адвокат, Хабаровск:

— Ничего к лучшему не изменится. Искоренять «формальный подход» в избрании судом меры пресечения, обеспечить «равенство сторон» уголовного судопроизводства — задачи, которые декларируются Верховным судом со дня передачи вопроса об аресте обвиняемых (подозреваемых) в компетенцию судебных органов, а ситуация все ухудшается и ухудшается.

Но в современной России сложилась уникальная ситуация — полной безотчетности судей за качество своей работы, вызванная тем, что процессуальный контроль вышестоящих судов за ним ослаблен. Да и, как утверждают «злые языки», судье районного суда достаточно аккуратно «слушать» по громким делам то, что ему рекомендуют «кураторы», чтобы избавиться от риска отмены его решений в апелляции. Ситуацию кардинально можно исправить к лучшему только посредством полного обновления судейского корпуса, по примеру того, как это было сделано в Германии после объединения ФРГ и ГДР.

 

Владимир Горелик,
председатель коллегии адвокатов «Горелик и партнеры»:

— Практикующие адвокаты давно разуверились в способности (а может быть, и в желании) навести порядок в судейских рядах, поскольку принимаемые Верховным судом акты (впрочем, как и акты Конституционного суда) на местах безнаказанно игнорируются.

После смерти в следственном изоляторе Сергея Магнитского законодатель установил запрет на заключение под стражу за хищения в сфере предпринимательской деятельности (часть 1-1 ст. 108 УПК РФ). Пленум ВС РФ в постановлении от 19.12.2013 № 41 разъяснил, что преступления следует считать в предпринимательской сфере, если они совершены лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность самостоятельно или участвующим в предпринимательской деятельности юридического лица.

Казалось бы, все просто. Однако с подачи следственных органов суды на местах, игнорируя указания ВС, заключают под стражу предпринимателей, совершивших хищение в процессе предпринимательской деятельности, и продляют сроки их содержания под стражей. Апелляционные и кассационные инстанции подтверждают законность таких решений, а ВС не принимает адекватных мер по устранению этого существенного правоприменительного перекоса.

Поэтому какие-либо корректировки проблемы с необоснованными арестами не решат. Чтобы исправить положения дел, нужно перестроить систему контроля за исполнением низовыми судами актов ВС, более тщательно отслеживать законность принимаемых решений и строго спрашивать (вплоть до увольнения) с тех нерадивых судей, которые в угоду правоохранительным органам нарушают закон и не выполняют указания ВС.

 

Давид Афян,
адвокат, партнер юридической компании «Дельта консалтинг»:

— Данные поправки, по идее, должны помочь тем людям, которых, как правило, сначала заключают под стражу, а только потом начинают искать доказательства их причастности к преступлению. Но у нас — в случае отсутствия данных доказательств — правоохранители нередко занимаются их созданием. А все это время человек содержится под стражей.

Изменит или нет вмешательство ВС ситуацию с необоснованными арестами, покажет только судебная практика. Надеюсь, это не приведет лишь к тому, что суды как удовлетворяли ходатайства следствия, так и будут удовлетворять. То есть что им просто придется писать в решениях на пару абзацев больше. Сейчас суды в своих решениях ссылаются на все предписания Верховного суда РФ и нормы УПК РФ. Однако при этом удовлетворяют ходатайства следствия, а указанная выше ссылка носит формальный характер: якобы суд все это учел, но все же человека следует отправить в тюрьму.

 

Татьяна Воронина,
юрист адвокатского бюро
DS Law:

— Проблема с необоснованными арестами в нашей стране, скорее всего, принятием указанных поправок решена не будет. Ведь и до внесения этих дополнений такая обязанность судов — проверять, насколько обоснованы подозрения в совершении преступления, — следовала из ст. 97 и ст. 108 УПК РФ. На такую обязанность неоднократно указывал и Конституционный суд.

На мой взгляд, необоснованно широкое применение ареста в нашей стране связано не с тем, что его применяют к непричастным к совершению преступления, а с тем, что в отношении многих можно было бы применять более мягкие меры пресечения.

Постановление пленума ВС, к сожалению, не дает никаких дополнительных и важных разъяснений к тому, как его применять на практике. Забота пленума о правильном применении закона не сможет изменить общую картину необоснованных арестов, которые имеют место быть в нашей стране.

 

Алексей Гуров,
адвокат коллегии «Барщевский и партнеры»:

— Внесенные изменения, по существу, носят «косметический» характер, а значит, общую ситуацию с практикой применения меры пресечения в виде заключения под стражу не изменят. И без указанных изменений, рассматривая ходатайство следствия об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, суд обязан проверять обоснованность подозрений, а по итогам заседания вынести законное и мотивированное решение на основе представленных ему материалов.

Скажу больше, суду при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу вообще нет необходимости проверять наличие конкретных сведений, указывающих на причастность к совершенному преступлению конкретного лица — на данном этапе суд лишен возможности входить в обсуждение вопроса о виновности. Устанавливать причастность — это прерогатива следственных органов. Довольно того, что следствие такую причастность усматривает и пытается доказать суду, что подозреваемый (обвиняемый) уже препятствует либо с высокой долей вероятности будет препятствовать производству по делу.

На сегодняшний день подавляющее большинство ходатайств следствия о заключении под стражу удовлетворяются судами. Причина, очевидно, кроется в том, что следствие, как правило, воспринимает заключение под стражу как способ получить «нужные» показания в обмен на освобождение, как «предварительное наказание», но только не как превентивную меру, направленную на обеспечение нормального хода уголовного судопроизводства. А суд, в свою очередь, совсем не спешит убеждать следствие в обратном. Отвечает ли такое положение вещей интересам предварительного расследования? В том понимании интересов предварительного расследования, которое сформировалось на сегодняшний день, — наверное, да. Отвечает ли такое положение вещей целям и задачам правосудия? Безусловно, нет! И пока во взаимоотношениях тандема «следствие—суд» по данному вопросу ничего не изменится, количество удовлетворенных ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу будет оставаться на прежнем «высоком» уровне.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera