Семь подвигов «Парнаса»

Как молодая демократическая партия пришла к катастрофе

Фото: «Новая газета»

Дмитрий Ребровкорреспондент

Коалиция демократических сил, на которую еще в апреле, в преддверии грядущих парламентских выборов, либеральные избиратели возлагали надежды, встретила майские праймериз в состоянии полураспада: политического и технического.

Мало того что ряды объединения покинули сторонники «Партии прогресса» Алексея Навального (в том числе глава отдела расследований Фонда борьбы с коррупцией Георгий Албуров и Любовь Соболь), еще и экс-член политсовета «Демократического выбора» Владимир Милов и Илья Яшин. То есть практически все узнаваемые лидеры помимо главы «Парнаса» и бывшего премьер-министра Михаила Касьянова. В день интернет-голосования, по не ясным до сих пор причинам, в открытом доступе на сайте оказались опубликованы личные данные (включая телефоны и пароли) тех немногих выборщиков, кто уже успел, несмотря на совсем не высокую «виртуальную явку», отдать свой голос за одного из кандидатов будущего «общедемократического» списка. У некоторых выборщиков при этом оказались идентичные пароли, что свидетельствует о непрозрачности процедуры идентификации и попытке фальсификации.

В итоге процедуру пришлось приостановить. В отсутствие узнаваемых «фронтменов» большинство голосов набирал одиозный кандидат из Саратовской области — блогер Вячеслав Мальцев, который вряд ли увеличил своим триумфом и без того эфемерные электоральные перспективы общего списка. Попытка объединить либералов на базе партии «Парнас» окончательно провалилась.

Солидарность с партией

Своим рождением нынешний «Парнас» обязан так называемой оппозиционной демократической коалиции «За Россию без произвола и коррупции», созданной в сентябре 2010 года. Сама по себе та коалиция стала очередной попыткой собрать разрозненные либеральные силы под единым началом, а также следствием провала на излете нулевых практически всех предыдущих попыток объединить оппозиционные силы (Комитет-2008, «Другая Россия», до приватизации бренда лимоновцами, «Национальная ассамблея Российской Федерации»). Накануне потрясений зимы 2011-го с ее многотысячными митингами одним из немногих успешных демократических проектов оказалось движение «Солидарность». Ему и довелось сыграть определяющую роль в рождении новой структуры. Его лидеры — Денис Билунов, Сергей Давидис, Гарри Каспаров, Владимир Милов, Борис Немцов и Илья Яшин — сперва позиционировали образование как надпартийное. Однако в орбите притяжения нового проекта оказались две политические партии: «Российский народно-демократический союз» (РНДС) Михаила Касьянова и «Республиканская партия России» (РПР) Владимира Рыжкова.

Cобытия зимы 2011—2012 годов внесли существенные коррективы в планы членов объединения. На фоне протестных митингов, выведших на улицы сотни тысяч разгневанных фальсификациями москвичей, коалиция принимает решение реорганизоваться в партию. Так появилась «Партия народной свободы» («Парнас»), куда кроме «Солидарности» — ее представлял Борис Немцов — вошли РНДС Михаила Касьянова, Республиканская партия Рыжкова и как самостоятельный член «Демократический выбор» Милова. Тут и случился первый раскол.

Далеко не все члены «Солидарности» поспешили влиться в стройные ряды новой организации. От объединения отказался один из видных лидеров движения — Гарри Каспаров с группой сотоварищей. Чуть позже в результате личного конфликта с Миловым организацию покинул еще ряд человек, в том числе правозащитник Сергей Давидис. Эта часть «Солидарности», не примкнувшая к «Парнасу», позже переродится в самостоятельный проект: «Партию 5 декабря».

В мае, накануне президентских выборов 2012 года, Министерство юстиции восстановило регистрацию Республиканской партии. 16 июня 2012 года в Москве в гостинице «Измайлово» прошел объединительный съезд «Республиканской партии России — Партии народной свободы», с тех пор ее название стало читаться как «РПР—ПАРНАС», а сама структура фактически возглавила либеральный фланг оппозиционного движения. Но радость оказалось недолгой.

Убийство Немцова

Очень скоро партийная структура столкнулась с внутренними проблемами. Уже к началу февраля 2014 года РПР-ПАРНАС оказался вынужден покинуть Владимир Рыжков, ранее пожертвовавший личным проектом ради ее создания. Причиной стало желание коллег по объединению освободить политика от ключевой аппаратной должности. Тот, назвав действия соратников «расправой», хлопнул дверью. В итоге Немцов и Касьянов заняли лидирующие позиции, потеряв в лице сооснователя лишнего конкурента. Вторым и гораздо более жестоким ударом стало убийство самого Немцова — это случилось через год, в феврале 2015-го. Оставшись без яркого фронтмена и лидера, «Парнас», на волне возникшей стихийной солидарности, охватившей оппозиционные ряды, решается на переформатирование собственной деятельности. Партия снова должна объединить демократические силы, теперь уже перед новыми парламентскими выборами.

В коалицию с «Парнасом» вступает главный конкурент — Алексей Навальный. Еще через год развалится и это объединение. Михаил Касьянов пытался зарезервировать для себя первое место партийного списка на выборах в Думу в обход процедуры предварительного голосования. Поначалу на эту меру согласились все участники коалиции, но после демонстрации скандального фильма с участием Касьянова по НТВ… целесообразность этого решения оказалась под вопросом. Чтобы минимизировать репарационный ущерб, Касьянову предложили выдвинуть свою кандидатуру на партийные праймериз в общем порядке — и тот отказался. Провал переговоров завершился выходом сторонников Навального из Демкоалиции.

Но причина раскола кроется далеко не в фильме — уверены и сторонние наблюдатели, и участники процесса. По мнению руководителя региональных программ Фонда развития информационной политики Александра Кынева, членам коалиции не стоило изначально соглашаться с условиями руководства партии «Парнас» и оставлять первое место для Касьянова. «Бывает такое чувство, когда ты купил что-то в магазине, но, еще не успев отойти от прилавка, внутри понимаешь: купил ты ерунду. Я думаю, что нечто вроде этого и ощущали многие участники Демократической коалиции задолго до старта подготовки к предварительному голосованию, и тем более задолго до знаменитого фильма на НТВ», — подчеркивает эксперт.

 

Костры амбиций

«К началу апреля вопрос встал ребром: многим стало очевидно, что как фронтмен Касьянов не подходит. Это повлияло на неготовность активистов участвовать в кампании. Я говорю о тех людях, которые должны были работать в поле. Это же повлияло и на спонсоров, которые, говоря начистоту, не хотели давать денег под существующий список», — продолжает мысль Кынева Сергей Давидис, бывший член «Солидарности», один из руководителей «Партии 5 декабря» и участник коалиции.

По мнению другого бывшего функционера «Солидарности» — Михаила Шнейдера, — демарш Навального и Яшина был слишком эмоциональным поступком. «Должно быть, Алексей рассчитывает, что репутационные очки, которые он наберет, поступив таким образом, ему удастся впоследствии конвертировать в какой-то политический капитал», — предполагает он, и винит окружение Навального в сомнительном решении.

«Я понимаю позицию Касьянова, потому что вероятность не оказаться в первых строках списка по результатам праймериз означала риск лишиться партийного представительства. Учитывая уникальный статус Касьянова для российской оппозиции, все-таки он бывший премьер-министр, на это пойти лидер «Парнаса» не мог. Впрочем, и теперь лидеры могли бы найти компромисс. На самом деле, гибкости не хватило всем участникам коалиции, а не только Касьянову», — подчеркивает Давидис, и в этом с ним согласны многие политологи. Правда, они не ограничивают свои заключения конкретным случаем, солидарности и умения договариваться не хватает российским либералам в принципе. И уже давно.

«В стране разрушены политические институты, в том числе и институт политического доверия, и это касается не только оппозиционеров, партия власти страдает от той же болезни, просто в случае с демократической коалицией, все-таки она прозрачная, публичная структура, это заметнее», — считает политолог Дмитрий Орешкин.

«У нас такая политическая традиция, что единство может быть возможно только на основе одной сильной личности, потому что амбиции лидеров оппозиционных групп в противном случае не позволяют создать долгосрочное образование», — отчасти согласен с ним руководитель «Центра политических технологий» Игорь Бунин. «Поэтому у нас и не работают горизонтальные структуры, у нас нет культуры компромисса», — подчеркивает он. Именно неумение договариваться и переступать через собственные ситуативные политические интересы мешает российским либералам создать собственную сильную партию. «А о том, что внешнее давление помогает единству, — это миф; все, что мы наблюдаем в последние годы, говорит нам об обратном, внешнее давление только еще более разобщает наших либералов», — подводит итог эксперт.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera