Колумнисты

Наш сукин сын

Почему Следственный комитет не хочет отдавать Жириновского под суд

Фото: «Новая газета»

Политика

Борис Вишневскийобозреватель

 

То, что Владимир Вольфович Жириновский крайне несдержан на язык, хорошо известно. Как и то, что он крайне полезен для Кремля (озвучивая то, что «кремлевские» сами иногда думают, но сказать стесняются). И потому остается безнаказанным, что бы ни заявил.

Однако 22 марта, как представлялось, даже г-н Ж. перешел грань ему дозволенного и в эфире телеканала «Россия 1», говоря о террористических актах в Брюсселе, заявил дословно следующее: «Теракты сейчас идут в Европе, и будут идти. И нам это выгодно. Пусть они там подыхают и погибают».

Что практически точно совпадало с написанным в статье 205.2 УК РФ — о публичном оправдании терроризма («публичное заявление о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании»).

Я решил заставить наконец Жириновского ответить за свои слова и написал председателю Следственного комитета РФ А.И. Бастрыкину с просьбой провести проверку этого высказывания. И по ее результатам рассмотреть вопрос о возбуждении в отношении В.В. Жириновского уголовного дела по ч. 2 ст. 205.2 УК РФ «Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма».

Через полтора месяца пришел показательный ответ от Главного следственного управления по Москве, которое, рассмотрев мое обращение и глядя на откровения Жириновского широко закрытыми глазами, заявляет, что «отсутствуют достаточные данные, указывающие на признаки какого-либо преступления». После чего пересылает мое обращение в ГУ МВД по Москве (хотя хорошо известно, что уголовные дела по ст. 205.2 возбуждает именно Следственный комитет) и сообщает мне, что будут проведены некие «оперативно-розыскные мероприятия».

С какой стати их проводить и что «разыскивать», если Жириновский словоизвергался на всю страну в эфире одного из главных государственных каналов? Заметим: он регулярно позволяет себе заявления, которые (если внимательно прочесть ст. 354 УК РФ) вполне подпадают под определение «публичные призывы к развязыванию агрессивной войны», что тоже является уголовно наказуемым деянием. Призывает то «разбомбить», то «стереть», грозит ракетами и ядерным ударом — и все это открыто, гласно и без малейшего стеснения.

Какие еще «оперативно-розыскные мероприятия» надо проводить, чтобы понять, что Жириновский одобряет теракты в Европе? Что еще он должен сказать, чтобы Следственный комитет открыл глаза и увидел очевидное?

Конечно, мне было понятно: помощь, которую Жириновский постоянно оказывает Кремлю, должна вознаграждаться не только местом в парламенте, но и неприкосновенностью для закона. И все-таки давайте представим себе, что кто-то из западных (или паче чаяния украинских) политиков позволил себе что-то подобное после теракта в России (которые порой случаются — к ужасу и горю граждан). Есть сомнения в том, что на протяжении как минимум недели на федеральных телеканалах с утра до вечера бушевала бы буря праведного гнева? Что Киселев и Соловьев, Толстой и Лавров, Захарова и Марков, Рогозин и Нарышкин захлебывались бы от негодования, обличая «двойные стандарты Запада» и «украинских фашистов — сторонников террористов»? Что «Комсомолка», «Известия» и прочие «Культуры» посвящали бы целые полосы этой теме? Что в Госдуме парламентарии соревновались бы в гневных выражениях и принимали возмущенные резолюции?

Нет никаких сомнений и в том, что если бы кто-то из западных политиков публично грозился «разбомбить» Россию или нанести по ней ядерный удар — реакция была бы точно такой же.

А вот когда все то же самое позволяет себе Жириновский — наступает мертвая тишина. Никто из коллег по Госдуме его даже не одернул. И Следственный комитет счел это милыми политическими шалостями. По принципу: «да, это сукин сын, но это наш сукин сын».

Я, конечно, не питал иллюзий по поводу привлечения Жириновского к реальной ответственности, но хотел увидеть официальный ответ, который бы подтвердил, что полезному для власти персонажу можно безнаказанно говорить все что угодно. В том числе публично одобрять терроризм за пределами России.

Ответ получен. Подтверждение дано.

Впрочем, у меня есть право обжаловать этот ответ в суде, и я постараюсь этим правом воспользоваться.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera