Сюжеты

Бундестаг Германии пошел против Эрдогана

Признав геноцид армян в 1915 году, немецкие парламентарии защитили честь европейской демократии от турецких властей

Фото: «Новая газета»

Политика

Александр Чурсинсобкор на Балканах

Только с третьей попытки немецкий парламент наконец-то признал геноцидом массовые депортации и убийства армянского населения в Османской империи в 1915 году.

Первый раз правящая коалиция ХДС/ХСС и СДПГ намеревалась внести в бундестаг совместный проект резолюции по геноциду армян еще в апреле прошлого года, как раз на 100-летие трагического события. Однако президент ФРГ Йоахим Гаук, опережая ход событий, в своей речи на поминальной церковной службе в Берлинском соборе несколько раз назвал действия тогдашних турецких властей преступлением против армянского народа, что тут же вызвало бурный протест Анкары.

Ведомство федерального канцлера решило не портить отношения с Турцией и рекомендовало отложить парламентское обсуждение проекта резолюции до лучших времен. Депутаты прислушались к совету.

Во второй раз, в феврале 2016 года, инициативу провести дебаты и назвать геноцид геноцидом взяла на себя фракция оппозиционной партии «зеленых». И опять из администрации Ангелы Меркель поступило пожелание учесть сложную обстановку и не дразнить гусей: в полном разгаре шла подготовка соглашения Евросоюз—Турция по разрешению миграционного кризиса.

Соглашение, мотором которого в ЕС выступала канцлер Германии, вызвало неоднозначную реакцию даже в рядах влиятельных функционеров христианских демократов, назвавших его сделкой по продаже европейских ценностей в обмен на турецкий контроль потока ближневосточных беженцев. Точно в подтверждение такой оценки Анкара, используя уступчивость Брюсселя и Берлина, усилила репрессивные меры по разгрому внутренней оппозиции и сворачиванию свободы слова, как последних препятствий на пути к созданию системы авторитарной власти Эрдогана.

Мало того, турецкие власти перешли к открытому давлению на европейцев, не просто критикуя их либерализм, а стали диктовать свои правила поведения западным дипломатам и что дозволено сообщать европейским СМИ о личности президента и ситуации в стране.

Наиболее выпукло это проявилось по отношению к Германии. Так, посла ФРГ в последние полгода неоднократно вызывали в турецкий МИД на ковер для объяснений по различным поводам: то туркам не понравились иллюстрации по геноциду в учебном пособии для немецких учителей, то телевидение показало «неправильный» клип песни про Эрдогана, а апофеозом стала острая стихотворная эпиграмма на турецкого президента сатирика и телеведущего Яна Бёмерманна, которого Анкара потребовала привлечь к уголовной ответственности. Помимо этого были еще лишения немецких журналистов турецкой аккредитации, официальные протесты против проведения различных якобы антитурецких мероприятий в Германии, в частности, концерта симфонического оркестра в Дрездене в очередную годовщину массового убийства армян.

Немецкие политики, депутаты и общественность публично возмущались бесцеремонными попытками турок изменить их мировоззрение, заложенные в конституции принципы государственного устройства и этические нормы общественной жизни, однако дальше этого дело не шло. Чашу терпения переполнил откровенный шантаж со стороны Эрдогана, когда тот пригрозил денонсировать соглашение по мигрантам, если Евросоюз будет по-прежнему настаивать на выполнении главного условия для отмены безвизового режима, а именно: смягчить антитеррористический закон, позволяющий не только бороться с вооруженными группировками курдов, но и сажать за решетку неугодных оппозиционеров, журналистов и простых граждан.

По этому поводу общее настроение немецкой правящей элиты хорошо передала фраза премьер-министра Баварии и председателя ХСС Хорста Зееховера о том, что нельзя идти на поводу и сотрудничать с одиозными авторитарными правителями. И даже Меркель, упорно отстаивавшая, несмотря ни на что, необходимость соглашения с Анкарой по миграционному кризису, после встречи с Эрдоганом в Стамбуле на полях конференции ООН по проблемам беженцев была вынуждена открыто выразить свои сомнения в скором предоставлении Турции безвизового режима.

В качестве отрезвляющего воздействия на турецкие власти Берлин решил применить дважды отложенную меру — признать вину Османской империи в геноциде армян. Вполне сильное средство, если учитывать то, что Германия для Турции имеет не только большое экономическое и внешнеполитическое значение — обе страны тесно связаны еще и межчеловеческим общением: более 3,5 миллиона этнических турок проживает на немецкой земле, и среди них есть известные политики, например, сопредседатель партии «зеленых» Джем Оздемир, члены кабинета министров, депутаты разных уровней, журналисты, артисты, писатели и художники.

Как только фракции бундестага согласовали дату заседания по армянскому вопросу, Анкара, забив тревогу, пустила в ход все способы противодействия: Эрдоган позвонил лично Меркель и снова пугал охлаждением отношений, от турецкой диаспоры в Германии была организована отправка писем всем немецким парламентариям с предостережением о последствиях за ошибочную позицию,возле Бранденбургских ворот дважды проводились демонстрации протеста. Против Джема Оздемира ярые поклонники турецкого лидера развернули массированную кампанию травли в интернете, обзывая предателем и угрожая физической расправой.

Не помогло. Все немецкие парламентарии единодушно, за исключением двух голосов (один против и один воздержавшийся), признали исторический факт геноцида армянского народа, подчеркнув, что их решение не является судебным вердиктом и должно послужить основанием для переосмысления исторической трагедии, чтобы современные турки смогли извлечь уроки из прошлого и наладили диалог примирения с армянами. Также в резолюции бундестага была упомянута неприглядная роль кайзеровской Германии, власти и военные которой, зная о готовящейся акции геноцида, ничего не предприняли для ее предотвращения.

Интересно, что главные действующие лица немецкой политики — сама канцлер, вице-канцлер и министр иностранных дел — на историческом заседании бундестага не присутствовали, сославшись на неотложные государственные дела. И если Штайнмайер по своим принципиальным убеждениям дипломата, избегающего категоричных оценок прошлого, еще в прошлом году не согласился, чтобы парламент назвал события 1915 года геноцидом, то Меркель и Габриэль руководствовались, скорее всего, принципом realpolitik: сегодняшний враг завтра может стать союзником и другом.

Сработает ли этот подход в отношении  Эрдогана, почти достигшего вершины авторитарной власти?

Пока первая реакция турецкого президента и других высших должностных лиц государства свидетельствует об обратном. И дело даже не столько в том, что Анкара отозвала своего посла из Берлина, организует возмущение якобы всего турецкого народа и грозится еще какими-то страшными мерами. Из уст министра юстиции Турции Бекира Боздага прозвучали в адрес немцев такие слова, которые, без сомнения, не останутся без последствий. «Сначала ты сжигаешь в печах евреев, — заявил Боздаг, имея в виду Германию, — потом встаешь и обвиняешь турецкий народ в геноциде. Лучше займись своей собственной историей».

Между тем решение бундестага признать геноцид армян нашло активную поддержку у населения Германия. Так, согласно оперативному опросу телеканала ARD, 74% немцев одобрили парламентскую резолюцию и только 18%  посчитали ее ошибочной. Еще больше — 89% опрошенных — убеждены в том, что ЕС должен твердо требовать от Анкары выполнения всех условий и только после этого предоставлять безвизовый режим. И уж совсем рекордный 91% бундесбюргеров считает Турцию страной, которая не заслуживает доверия из-за политики ее руководства во главе с Эрдоганом.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera