Сюжеты

«Убрать провокаторов, предложить людям помощь»

«ВКонтакте» и «Новая газета» договорились о взаимодействии в вопросе о подростковых суицидах

Фото: «Новая газета»

Общество

Кирилл Мартыновредактор отдела политики

Главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов встретился с генеральным директором «ВКонтакте» Борисом Добродеевым и его сотрудниками. Выяснилось, что разногласий в отношении к «группам смерти» и проблемам подростковых суицидов у газеты и администрации социальной сети нет, зато есть общие задачи. Мы публикуем основные тезисы. Речь шла и о том, как социальная сеть отреагировала на публикацию статьи Галины Мурсалиевой и начавшуюся в обществе дискуссию, почему не надо «запрещать интернет», а также о том, чем в решении проблемы могут помочь обычные пользователи.

Борис Добродеев: Для «ВКонтакте» это проблема не новая. Когда в 2012 году появился список запрещенных сайтов Роскомнадзора, связанных с суицидом, детским порно, мы были к этому готовы и придумывали способы борьбы с нелегальным контентом. В нынешних обстоятельствах будем думать, как еще более эффективно работать с этими историями. Если пользователи будут жаловаться на подобные группы, нам это будет на пользу. Психологи, которые этим занимаются, — а есть масса людей, которые в теме, которые считывают подростковые сленги, — должны немедленно реагировать. Вот мы видим некие символы и ни с чем их не ассоциируем. А те, кто понимает, могут написать сразу в сеть: ребята, обратите внимание. Тем более символы быстро ускользают, меняются. Мы на месте заблокированных сообществ оставляем ссылки на группы поддержки. И у нас есть идея расширить партнерство с подобными службами поддержки и их как-то «светить».

Дмитрий Муратов: Лучший сайт по этому поводу, где работают совсем продвинутые ребята, называется «Твоя территория».

Б. Д.: Мы с ними как раз и работаем. Думаем, как собрать, масштабировать эту историю, сделать список авторизованных групп поддержки. Это очень сложный формат, потому что обычному пользователю предлагать записаться в группы поддержки при суициде странно. Нужно найти удачный контекстный формат, когда это уместно. На мой взгляд, это лучшее, что мы могли бы сделать.

Мы можем эффективно модерировать эту тему. При этом мы считаем, что основная проблема не в контенте, который размещается онлайн, а в проблемах с коммуникацией, в непонятости человека. Людей, у которых есть суицидальные настроения, нужно сразу сводить со специалистами. То есть убирать провокативный контент, давать психологов, которые помогают.

Проблема тех служб поддержки, которые живут на государственный счет, заключается в том, что они очень локальны. Они работают только в Москве или в отдельных регионах. Для нас это вопрос таргетинга: то есть надо понять, откуда к нам зашел пользователь и какой ему релевантный телефон показать. Нет какой-то единой системы. Поэтому мы и выбрали «Твою территорию».

Мы делали статистические замеры, которые касаются жалоб на суицид. За последний год мы не видели количественного всплеска интереса к этой теме.

Д. М.: Региональная статистика, которую мы суммировали, показывает, что у нас было резкое увеличение подростковых суицидов в ноябре и декабре 2015 года. Конечно, специалисты должны разбираться с каждым конкретным случаем. Но и 32 человека — родители погибших подростков — собрались, чтобы понять, что произошло. Психологи во всех странах говорят, что никто не может расследовать трагедию, которая произошла в семье, лучше, чем сообщество людей, у которых произошло что-то аналогичное. Среди этих людей есть сильные айтишники, мамы, которые жизнь и всю свою энергию положили на это дело.

«У меня нет никаких претензий к «ВКонтакте», как и, например, к «Тойоте», джипы которых используются во время боевых действий. Это платформа и это транспорт»

Б. Д.: Мы все-таки информационный посредник, мы — не контент-генераторы. Мы прилагаем максимальные усилия для того, чтобы сделать нашу платформу максимально безопасной. Но нам выходить с этой темой в офлайн и проводить там какие-то мероприятия, на мой взгляд, просто не органично. Я допускаю, что есть провоцирующие сообщества, которые оказывают действительно негативное влияние, не знаю, насколько решающее. Но я убежден, что это очень широкое явление. Те же онлайн-опросы показывают, что на той же «Твоей территории», о которой мы говорили, есть разбивка: 50% суицидальных настроений связано с коммуникационными проблемами (ссоры с родителями, несчастная любовь, непонимание друзей), 20% — кризис самоопределения («кто я? зачем я? у меня нет таланта»), дальше идут наркотики, алкоголь…

Изначальная первопричина, мы считаем философски, — это не мы. Для кого-то «ВКонтакте» стала практически синонимом суицидов в интернете. Но мы — не единственный интернет-ресурс, через который это происходит. Происходит склейка понятий.

Д. М.: Давайте расклеим. Не стоит это смешивать. У Facebook в России 5—6 миллионов, а у вас 100 миллионов. Этим и объясняется многое.

Б. Д.: Для меня уже хорошо, что мамы начинают уделять внимание своим детям и, в частности, тому, что у них происходит в сети. Но есть негативный эффект: то, что люди начинают запрещать детям общаться «ВКонтакте». Оттого, что человек перейдет в еще более секретное, зашифрованное коммуникационное пространство, лучше не будет никому. Потому что «ВКонтакте» — он «большой», про него все говорят, про него все пишут, в «ВКонтакте» самая большая и отлаженная в России система модерации, у нас этим заняты 350 человек.

Д. М.: Мы хотим видеть вас союзниками. К сети упреков нет. Официально нас опрашивают по этому поводу, и я открыто и прямо отвечаю: я считаю, что «склеивать» «ВКонтакте» с суицидами выгодно только конкурентам. А еще кто-то хочет сказать, что «Новая газета» — враг интернета. Но эта тема прожила где-то двое суток… Но нам, боюсь, надо ожидать скоро не самых приятных вещей: когда дело дойдет до законодателей, сыграет роль социальная свирепость, характерная для нашего общества. Здесь, мне кажется, и с нашей стороны, и в какой-то степени с вашей стороны надо будет ограничивать людей, которые стараются выступать с самыми жестокими обвинениями в адрес всего и всех — в том духе, что давайте запретим интернет. Это как у Островского в «Грозе» Феклуша говорит: «Там огненный змей по рельсам ползает» — про паровоз. Вот найдут сейчас, конечно, огненного змея. И нам надо будет этому противостоять.

Б. Д.: Тему затронули очень болезненную, и она уже в разряд иррационального перешла. Мы можем сказать: «мы с этим боремся», но против «слезинки ребенка» все равно не поспоришь.

Д. М.: С другой стороны, поскольку мы оказались фронтменами в этой истории, мы же и хотим расставить акценты.

Б. Д.: Очень важно в рациональное русло перевести, чтобы объяснить: обратили внимание, все борются, давайте думать, как теперь с этим жить.

«К сожалению, есть люди, которые монетизируют детскую психику»

Д. М.: Мои выводы таковы: социальная сеть не является инициатором или создателем любых негативных явлений. Она пытается своими правилами этому реально противостоять, в том числе так называемым «группам смерти». В лице «ВКонтакте» мы имеем дело с абсолютно феноменальной социальной сетью в масштабах России и даже бывшего Советского Союза. Это реальная виртуальная империя, которая заменила Советский Союз в пятнадцати республиках, в которой находятся около 100 миллионов человек. Контролировать 100 миллионов человек нельзя. Это означает, что мы, с одной стороны, вы — с другой, родители детей — с третьей, должны нести абсолютно солидарную гуманистическую ответственность перед тем, что происходит. Я думаю, что «ВКонтакте» — серьезная саморегулирующаяся структура, в отношении которой нельзя принимать отдельные репрессивные законы и ограничения.

У меня нет никаких претензий к «ВКонтакте», как и, например, к «Тойоте», джипы которых используются во время боевых действий. Это платформа и это транспорт. Все остальное зависит от человеческого общества. Вот это итог с моей стороны.

Я поддержу эту мысль и еще скажу, что Галя Мурсалиева, автор самой читаемой статьи Рунета, выражает огромную благодарность за то, что на месте заблокированных групп, которые подталкивали подростков, «ВКонтакте» придумала ставить ссылку на те сайты и те ресурсы, которые могут поддержать в трудной ситуации. Тем более вы выбрали один из лучших таких ресурсов, я имею в виду «Твою территорию».

Б. Д.: Я согласен, что нужно рассматривать социальную сеть как транспорт, но нужно говорить и о солидарности общества. Понятно, что самостоятельно ни родители, ни «ВКонтакте», ни кто-то еще не могут с этой историей просто справиться. Можно, конечно, было бы «все зарегулировать», но не факт, что это нас спасет. Потому что закроют один проводник, тут же откроется другой. К сожалению, есть люди, которые монетизируют детскую психику. Их «пытливый ум» психологами должен быть изучен, чтобы понять, каким путем они пойдут в следующий раз.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera