Сюжеты

Просто, как «два на два»

Осужденные украинцы отправились самолетом из Москвы в Киев. Встречным бортом вылетели два «сепаратиста»

Политика

Вчера состоялся, пожалуй, самый странный обмен с момента заключения вторых Минских соглашений. Украинцы Геннадий Афанасьев и Юрий Солошенко отправились из Москвы в Киев тем же бортом, что ранее Надежда Савченко. Это было ожидаемо. А вот обратным маршрутом проследовали два других гражданина Украины, имена которых раньше не были широко известны, — Елена Глищинская и Виталий Диденко.

Юрий Солошенко (слева) и Геннадий Афанасьев (справа) летят в Киев
Фото: Михаил Палинчак / ТАСС

Геннадий Афанасьев — фигурант дела о якобы готовившихся терактах в Крыму. Его приговорили к 7 годам лишения свободы 24 декабря 2014 года. С сентября 2015 года он отбывал наказание в колонии в Республики Коми. Афанасьев признал вину в поджоге двери и окна офисов «Русской общины Крыма» и «Единой России». Он также сотрудничал со следствием, поэтому дело рассматривали в особом режиме. Впоследствии, уже во время процесса «крымских террористов» Сенцова и Кольченко, Афанасьев отказался от своих показаний. Он рассказал, что давал их под давлением и пытками: его избивали, надевали противогаз и пытали током, «прикрепляли провода к половым органам».

Юрий Солошенко — больной раком 73‑летний украинский пенсионер. Его приговорили к 6 годам заключения якобы за шпионаж в пользу Украины.

В конце апреля Минюст РФ направил в подведомственную ему ФСИН запрос на возможность передачи Солошенко, а также «крымских террористов», для отбывания наказания на Украине — даже раньше, чем сам получил необходимые бумаги из Киева. Было ясно, что их обменяют, непонятно только — на кого.

Еще утром во вторник предполагалось, что в обмен на Солошенко и Афанасьева в Россию могут вернуться граждане РФ Евгений Мефедов и Максим Сакаунов, обвиняемые в участии в массовых беспорядках 2 мая 2014 года в Одессе. Правда, сам Мефедов заявлял, что намерен доказывать собственную невиновность и не хотел бы быть обменянным на «крымских террористов». Может, Родина к нему прислушалась?

Так или иначе, к обеду нам стало ясно, что в Москву отправятся граждане не России, как можно было бы предположить, а Украины — Елена Глищинская и Виталий Диденко. Об этом «Новой газете» сообщил сам Диденко, находившийся в тот момент на борту самолета. Что это за люди?

Елена Глищинская была арестована 28 апреля 2015 года по обвинению в сепаратизме, а именно в участии в создании организации «Народная рада Бессарабии», которая, по версии СБУ, создавала условия для отторжения от Украины южных районов Одесской области.

У Елены двое маленьких детей. Третьего ребенка Елена родила 27 апреля 2016 года в тюремной больнице. Роды были тяжелыми, на следующий день Елену вернули в камеру СИЗО, а ребенка отправили в реанимацию пренатального центра.

21 апреля 2016 года Европейский суд по правам человека принял решение о том, что Елену Глищинскую необходимо срочно перевести из СИЗО в медицинское учреждение. Такое решение суд принял в ответ на обращение Украинского Хельсинкского союза по правам человека. Данное решение Европейского суда имеет так называемый статус «меры срочного реагирования», оно призвано гарантировать защиту прав заявителя и не касается рассмотрения дела по существу.

Суд Украины проигнорировал данное решение. В итоге Елена и ее родственники согласились на изменение места жительства в рамках обмена. Правда, до последнего момента речь шла о возможности переезда на территорию самопровозглашенной «ДНР», а не в Россию. Кроме того, ее дело не прекращено, а значит, непонятно, кто и каким образом принял решение о ее освобождении и «трансфере» в Россию.

Виталий Диденко, редактор издания «Инфоцентр», также обвинялся в участии в деятельности «Народной рады Бессарабии» и, следовательно, в сепаратизме. В ходе следствия он признал свою вину и был осужден. До истечения срока с учетом ранее отсиженного ему оставалось около месяца. Но в начале недели, как сообщил нам сам Диденко, он был помилован президентом Украины Петром Порошенко. То есть прямой необходимости везти его в Россию тоже не было: он мог бы спокойно оставаться на родине.

Опрошенные «Новой газетой» адвокаты не смогли ответить на вопрос: какими могут быть правовые основания для передачи России граждан Украины Глищинской и Диденко? Если бы это не был спецборт (а гражданского авиасообщения между нашими странами, напомним, нет), то с юридической точки зрения можно было бы говорить едва ли не о туристической поездке.

О собственной решающей роли в организации обмена заявил в социальных сетях Антон Давидченко, один из лидеров одесского «Антимайдана», который сейчас живет в России. Если это так, то возникает вопрос: почему его идеи воплощаются при прямом участии военных и правоохранительных структур сразу двух стран?

Так или иначе, сегодняшний обмен (назовем его так?) расширяет границы привычного. Россия фактически меняет одних украинцев на других. При этом самопровозглашенные республики Донбасса полностью исключены из процесса, что, пожалуй, к лучшему с точки зрения эффективности. Минские соглашения исполняются в режиме ручного управления.

Юлия Полухина,
«Новая газета»,
Надежда Мельниченко —
специально для «Новой газеты», Украина

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera