Комментарии

Кто виновен в трагедии 1941 года?

Почему «отсрочка войны» пошла на пользу нацистам

Политика

22 июня исполняется 75 лет с начала самой страшной трагедии в истории нашей страны — Великой Отечественной войны. Никуда не деться от старого вопроса: кто виновен в неготовности Красной Армии к отражению гитлеровской агрессии и, следовательно, в этой беспрецедентной народной трагедии?

Некоторые историки и по сей день положительно расценивают заключение Сталиным пакта с Гитлером от 23 августа 1939 года о ненападении и территориальном разделе Восточной Европы. Они трактуют этот шаг как усиление обороноспособности СССР и отсрочку нападения на него Германии почти на 2 года.

Однако очевидно, что Третий рейх за это время сумел усилиться значительно больше, чем СССР. Пользуясь отсутствием Восточного фронта, нацисты поставили под свой контроль всю континентальную зарубежную Европу с ее промышленными и людскими ресурсами, значительно превышавшими таковые у Советского Союза, приобрели также ряд государств-сателлитов. По сравнению с этим приращение СССР Западной Украиной, Западной Беларусью, Прибалтикой и Бессарабией было ничтожным.

В 1939 году у Германии вообще не имелось оперативного военного плана, предусматривавшего войну на поражение Советского Союза. Инициатива заключения пакта о ненападении исходила именно от Третьего рейха. То есть Гитлер стремился обезопасить себя со стороны Советского Союза для предстоящего разгрома Франции и Англии.

Сталин, получив сигнал от Гитлера о намерении заключить пакт о ненападении, тоже понимал, что Германия не готова к войне с СССР. Он решил подыграть Гитлеру в его намерении расправиться с ненавистными демократическими странами Запада, а заодно и самому присоединить к СССР новые территории.

Если в 1939 году СССР мог бы выбирать, в каком месте и в какое время ему выгоднее всего открыть военные действия против Германии, то летом 1941 года война была навязана Советскому Союзу именно тогда, когда этого захотел Гитлер, следовательно, в максимально невыгодных условиях для СССР.

Невозможно игнорировать многочисленные свидетельства растерянности Сталина и всего советского руководства в первые дни войны, а также того, как Сталин отвергал донесения из разных источников, называвшие дату германского нападения — 22 июня, как он тормозил мероприятия по приведению войск в боевую готовность, на которых настаивали военные, и т.д. Нападение в самом деле стало «вероломным» для советского руководства.

Почему? Чтобы ответить, давайте определим: кого Сталин должен был считать главным геополитическим противником СССР? Конечно, Англию. Особенно после того, как в мае 1940 года британское правительство возглавил вдохновитель антисоветской интервенции в 1918—1920 гг. Уинстон Черчилль.

В довоенном большевистском мировоззрении именно Англия неизменно представлялась главным оплотом империализма. По сравнению с ней нацистская Германия выглядела второстепенным врагом, особенно в плане идеологии. Недаром 7 ноября 1939 года Сталин на праздничном обеде со своими сподвижниками назвал нацистских правителей Германии «мелкобуржуазными националистами», подчеркнув их независимость от «капиталистических традиций». Это свойство гитлеровского режима явно импонировало большевистским вождям. Правящие же круги Англии неизменно характеризовались в Кремле как «империалисты».

Разве мог настоящий большевик, каким был Сталин, упустить такой вожделенный с 1917 года шанс: уничтожить «мировое зло» или хотя бы резко его ослабить? Тем более, если это можно было сделать руками «меньшего зла», каковым представлялся фашизм.

Возможно, Сталин рассчитывал и на ту возможность, что, когда победные легионы вермахта будут находиться еще в Британии, советские войска нанесут удар на западной границе и стремительным броском захватят сразу пол-Европы. Во всяком случае, необходимой предпосылкой успеха «первого удара» могло быть только отвлечение основных сил вермахта на какой-то другой театр военных действий.

О том, что способные, по мнению самого Сталина, «на крутой поворот» «мелкобуржуазные националисты» типа Гитлера совершат свой очередной поворот уже против него, ему не думалось. Разве для Германии не было бы выгодно и дальше сохранять СССР в качестве поставщика ресурсов, в изобилии обеспечивающего Третий рейх пшеницей, нефтью, цветными металлами и — как посредник — продукцией восточных колоний западных держав? А со стороны Сталина: разве вероятного противника так усиливают, энергично снабжая его всем необходимым для ведения войны? Нет, конечно.

Сталин всерьез не ожидал, что, не покончив с Англией, «мелкобуржуазный националист» развернется против него. 22 июня 1941 года Гитлер «коварно» разрушил веру Сталина в возможность скорого уничтожения оплота капиталистической системы.

Таким образом, главной причиной первоначальных успехов гитлеровской агрессии против СССР и ее трагических последствий для нашей страны стала порочность внешнеполитического целеполагания Сталина, заключавшегося в сокрушении Британской империи руками Третьего рейха и в территориальной экспансии СССР любыми доступными путями.

Ярослав БУТАКОВ,
кандидат исторических наук

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera