Колумнисты

Сила слабых

Футбольный бог вдруг решил карать тех, кто возомнил себя равным сильным мира сего. На последних минутах

Спорт

Алексей ПоликовскийОбозреватель «Новой»

В матче открытия Евро-2016 против Франции румыны держались 89 минут. И не просто держались, тупо отбивая мяч куда подальше, нет — они играли в разумный, осмысленный, четко организованный футбол, когда каждый игрок знает свой маневр и во всем многообразии ситуаций принимает единственно правильное решение. Они вошли в эту игру аутсайдерами, имена которых не известны широкой публике, но с каждым игровым эпизодом утверждали себя. Уважение к ним росло. В конце уже казалось, что французская скоростная атака окончательно лишилась сил, увяла, захирела. Но тут Димитри Пайет с яростью отчаяния рванулся вперед и ударом с восемнадцати метров убил сборную Румынии.

Все мы за кого-то болеем, кого-то любим, кем-то восхищаемся и от кого-то ждем побед. У каждого из нас свои герои. Но, глядя в экран телевизора, видя, как люди с незвездными фамилиями выстаивают в вихре атак и умело противоборствуют тем, кто считается фаворитом, мы вольно или невольно проникаемся симпатиями к ним и начинаем им сочувствовать. Эти жители футбольной провинции, выходя на поле против записных фаворитов Франции, Англии или Испании, знают, что эксперты и букмекерские конторы заранее приговорили их к гибели. Но они держатся, эти стойкие герои большой игры — держатся изо всех сил, до последней минуты.

Неустанное, общее, коллективное движение было для чехов единственным способом противостоять испанской перепасовке, в дебрях которой пропадали и гибли команды и помощнее. Чехам удавалось своим неустанным движением перекрывать пути развития испанской атаки, которая, как всегда, была подобна воде, ищущей путь в глине, земле и бетоне. Быть быстрее воды и затыкать сразу пять дыр стоит очень много сил. Пот тек по крупному и резкому лицу Нецида, Петер Чех в шлеме танкиста распластывался в прыжках и отводил мячи. Снова шла борьба мускулов и нервов на последней черте, и снова в самом конце матча, на 87-й минуте, пас Иньесты и кивок головы Пике убили тех, кто так мужественно и достойно сопротивлялся заведомо превосходящей силе.

Лицо Томаша Росицки, ветерана 37 лет, героя великих футбольных сражений, незабываемо в этот момент. Его только что заменили. Он играл на чемпионатах Европы 2000 и 2004 года, из-за травмы пропустил Европу-2008 и отлично понимал, что это его последний большой европейский турнир. В игре против испанцев он выжал из своего маленького, невысокого тела все ресурсы, выдал из нутра все запасы силы и воли. И лицо этого измученного игрой, отдавшего все человека вдруг застыло, стало пустым. И глаза.

Голы, забитые на последних минутах, случаются иногда в футболе. Но на Евро-2016 они идут один за другим, словно футбольный бог вдруг преисполнился жестокости и решил карать тех, кто возомнил себя равным сильным мира сего. Такой череды жестокостей я еще не видел.

Албания была прекрасна в двух своих играх. Против Швейцарии они играли в немного старомодный, неспешный, несуетливый футбол, противоречащий моде и тренду.  Там, где принято мгновенно отдавать пас, они спокойно делали второе и третье касание, выискивая адресата. Там, где принято сломя голову нестись вперед, они надежно контролировали мяч, захватывая пространство. В следующей игре, с Францией, давление на них было ужасным, но они терпели. Рев трибун чуть не сбивал их с ног, но они стояли. В подвижной, быстрой, мобильной игре, когда вертикальные пасы автогеном режут оборону и ситуации меняются в калейдоскопе, они не делали ни одной ошибки. И чем дольше держались албанцы с никому не известными именами и лицами, тем сильнее было человеческое сочувствие  к ним и даже преклонение перед ними.

У них простые лица, у этих албанских футбольных работяг, приехавших на всеевропейский праздник жизни. Здесь все команды ярче, сильнее, мощнее, знатнее их. Но спины их не гнулись в смирении. И лица у них были как у крестьян, которые в борьбе напрягают свои привыкшие к работе мускулистые, жилистые тела. Перед матчем можно было ничего не знать о них, но к концу матча невозможно было не восхищаться ими, когда они в сотый раз вставали на пути французов и телами отбивали мяч. И хотелось уже одного: чтобы игра скорее закончилась и они устояли. Но нет, за минуту до конца маленький Гризманн прямо перед воротами вдруг выпрыгнул вверх в обрывающей душу пустоте...

Лица, лица — они в футболе значат не меньше самой игры и уж точно говорят больше любой статистики, любого анализа. И было лицо суперигрока Гарета Бейла, атлета и воина с пучком волос на затылке, бегущего как конь и бьющего как молот, в тот момент, когда футбольный бог в очередном приступе садизма на 89-й минуте игры с Англией прибил кирпичом его родной Уэльс. Ты держался как мог, маленький Уэльс, ты навязал гордому Альбиону упорную борьбу, ты мучил молодых любимцев Англии своей неуступчивой волей? Ну так получай! И никогда мне не забыть лицо итальянского тренера сборной Албании Джанни де Бьязи, незнатного, незнаменитого тренера, поехавшего в бедную страну не за великими деньгами, а затем, чтобы найти наконец свой шанс и дать своей жизни смысл. В тот момент, когда его героические албанцы на 90-й минуте пропустили гол, он нервным, даже истерическим движением руки вдруг ударил своего помощника по плечу, словно вскрикнул от боли — и тут же лицо его потухло и стало смиренным, печальным.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera