Сюжеты

И иные лица

Обвинительное заключение по делу об убийстве Бориса Немцова передано в Генеральную прокуратуру

Фото: Евгений Фельдман / «Новая газета»

Политика

Сергей Соколовзамглавного редактора

Все пойманные к этому времени фигуранты убийства Бориса Немцова ознакомились с материалами своего уголовного дела, и обвинительное заключение в этот понедельник было направлено в Генеральную прокуратуру. В течение 10 дней оно должно быть подписано или возвращено следствию (впрочем, последнее — маловероятно), а затем дело уйдет в Московский городской суд, где, скорее всего, в августе начнется отбор присяжных.

Из обвинительного заключения следует, что Заур Дадаев, Шадид и Анзор Губашевы, Темирлан Эскерханов и Хамзата Бахаев​ за 15 миллионов рублей взяли заказ на убийство ведущего оппозиционного политика. Роли в преступлении различны: Дадаев — киллер, остальные пособничали по мере своей вовлеченности, то есть кто-то следил, кто-то таскал оружие, кто-то занимался средствами передвижения и связи.

Заур Дадаев — киллер — в зале суда. Фото: Евгений Фельдман / «Новая газета»

Так что столь милая сердцу некоторых комментаторов версия о религиозных мотивах убийства (месть за высказывания Немцова по поводу казни журналистов «Шарли Эбдо») оказалась более чем несостоятельной, как и многие другие вбросы, которыми умело обкладывали следствие, чтобы запутать общественное мнение. Абсурдной эта версия оказалась хотя бы потому, что слежку за политиком начали задолго до теракта в Париже — еще осенью 2014 года.

В обвинительном заключении есть еще две фамилии: бойца батальона «Север» МВД Чечни Руслана Мухутдинова, который объявлен в международный розыск, и военнослужащего того же подразделения Беслана Шаванова, погибшего при задержании в Грозном (обстоятельства его смерти до сих пор не ясны: то ли сам подорвался на гранате (официальная версия), то ли был убит чеченскими силовиками (об этом рассказывают источники «Новой газеты»).

Дело в отношении Шаванова было прекращено по причине смерти, а дело Мухудинова будет болтаться выделенным в отдельное производство до тех пор, пока его самого не найдут. Хотя в последнее верится с трудом, учитывая сложившуюся практику раскрытия убийств, в которых замешаны сотрудники чеченских правоохранительных органов.

Вообще-то вряд ли информированный наблюдатель найдет в тексте обвинительного заключения что-то для себя новое. Потому что основная интрига документа заключена всего в четырех словах: «и иные неустановленные лица».

За этой стандартной формулировкой скрываются заказчики убийства и его организаторы. За ней — и офицер батальона «Север» Руслан Геремеев, который, по первоначальной версии следствия, предполагался на роль основного организатора преступления. Его «безуспешно» ищут с начала марта 2015 года, да так, что не могут найти даже в Москве, куда он приезжает в сопровождении высокопоставленных родственников из числа ближайших приближенных Рамзана Кадырова, чтобы посмотреть бои без правил.

Известно, что следствие дважды пыталось получить санкцию на его заочный арест (как это было сделано с Мухудиновым), но дважды руководство Следственного комитета это предложение отклоняло. По каким-то, очевидно, только руководству понятным мотивам.

Вот так — проснулся и решил, что надо убить Бориса Немцова

Хотя, как можно предположить, мотивы эти можно разделить на две неровные кучки.

Кучка первая (маленькая): у следствия недостаточно доказательств для заочного ареста Геремеева. Хотя, как уверяют адвокаты потерпевших, этих доказательств не больше и не меньше, чем на того же Мухудинова. В первоначальных показаниях арестованных неоднократно упоминается некто Русик, и если внимательно проследить за логикой повествования обвиняемых, то станет понятно: Русиков два — слишком по-разному о них говорят. Почему в качестве объединенного Русика был выбран именно Руслан Мухудинов, с точки зрения так любимой главой СКР Бастрыкиным объективной истины, понятно не совсем. И один, и другой попадали на видео камер наружного наблюдения в аэропорту после убийства Бориса Немцова. Но если Мухудинов лишь привозил туда фигурантов, то Геремеев вообще улетел в Грозный вместе с обвиненным в убийстве Дадаевым. Мало того — именно Геремеев отсиживался в родовом селе Джалка, когда его якобы искали сбившиеся с ног чекисты. Напомним, тогда Джалка охранялась, как Кремль, и именно там проходил срочно собранный саммит чеченской элиты — после того, как прошли аресты фигурантов уголовного дела. И именно в Джалку приезжали неопознанные федеральные силовики. Зачем?

Этот вопрос подводит нас ко второй кучке мотивов — повесомее. Судя по всему, именно на этой встрече была достигнута некая политическая договоренность, суть которой: кого поймали — мы не виноваты, а остальные — как придется.

Пока приходится так, что роль заказчика убийства отводится Руслану Мухудинову — всего-навсего водителю Руслана Геремеева, у которого где-то завалялось 15 млн рублей и который не нашел им лучшего применения, нежели заказать своим более высокопоставленным в чеченской иерархии сослуживцам убийство ведущего российского политика за год до парламентских выборов. Вот так — проснулся и решил, что надо убить Бориса Немцова.

Впрочем, конец так неаккуратно запрятанной ниточки, ведущей к организаторам и заказчикам убийства, все-таки осязаем.

Фото: Евгений Фельдман / «Новая газета»

Во-первых, согласно российскому законодательству, заказчиков и организаторов убийства может быть несколько, а во-вторых и в главных: в выделенном уголовном деле ждут своего часа и те самые «иные лица». Часа, когда устные и негласные договоренности по какой-то причине потеряют свою актуальность. В делах об убийстве Анны Политковской и Пола Хлебникова пока вот не потеряли.

Отдел расследований

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera