Репортажи

Война в ночную смену

Корреспонденты «Новой» — о последних столкновениях в «серой зоне» на юго-востоке Украины

Красногоровка. Утро после обстрела. Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

Общество

Одиннадцатилетнего Сашу Сечевого ранило 11 июня, днем, в центре поселка Старая Авдеевка. Саша ехал на велосипеде в магазин за семечками, когда неизвестно откуда прилетевшая пуля попала ему в щиколотку.

— Говорила я, чтоб по центру не ехал, — утром следующего дня бабушка Саши Валентина ждет такси, чтобы ехать к внуку в больницу, вслушивается в шум близкого минометного обстрела. Обычно по утрам не стреляют, но сегодня артиллерия работает еще с ночи. — Как его ранило, Саша сначала сам домой побежал, потом друг посадил его на велосипед и привез. Пока «скорая» приехала, папа уже пулю вытащил. Хорошо, серьезного обстрела не было, а то вообще бы врачей не дождались.

В поселке к эпизоду отнеслись почти буднично: стреляют практически каждый день. 7 июня здесь снарядом разорвало на части мужчину, 8 апреля оторвало голову работавшей в огороде пожилой женщине Валентине. В огороды, в стены домов регулярно попадают осколки «Града» и мин, неизвестно откуда вылетевшие пули.

Саша Сечевой

— Саша у нас и на футбол ходил, и на дзюдо — раньше, когда не стреляли. Здоровье у него крепкое, — Валентина грузит вещи в подъехавшее такси. — Он даже не испугался, не плакал. Плакать начал, когда я его в больнице оставила.

— Страха никогда сразу нет, это я по себе говорю, — кивает женщина-таксист. — Бывает, оно всё над головой летает и бахает — а ты спокойно себе клиентов везешь. Приедешь — и как страхом накроет…

Война на востоке Украины должна была закончиться еще в феврале прошлого года, после вторых Минских соглашений, но взаимные обстрелы по сей день не прекращаются по всей линии разграничения Украины и самопровозглашенных «ДНР» и «ЛНР».

В последнее время стрельба идет в режиме маятника. Периоды интенсивных обстрелов с применением тяжелого вооружения, запрещенного Минскими соглашениями, сменяются относительно спокойными днями и даже неделями, когда артиллерийская дуэль ведется только ночью и обходится без жертв. Впрочем, даже в периоды «мира» жители приграничных пунктов и «серых зон» между непризнанными республиками и Украиной ночуют в подвалах, опасаются зажигать свет и не пытаются вставлять выбитые взрывами стекла — все равно выбьют снова.

Жители Старой Авдеевки во время дневного обстрела

Последнее усиление обстрелов началось в конце прошлого месяца. 24 мая в зоне АТО погибли семь украинских военных — это самое большое количество разовых потерь Украины за последний год. Статистику мирных жертв, кажется, никто не ведет. Найти их списки нам не удалось, о раненом Саше Сечевом в аппарате уполномоченного по правам ребенка при президенте Украины узнали от нас.

Последние 10 дней, которые мы провели в подконтрольном Украине Донбассе, стрельба шла каждую ночь. Министерства обороны «ЛНР» и «ДНР» сообщали о 80–500 снарядах, которые украинские войска выпускали на территорию республик каждые сутки. Украина объявила, что с 1 по 15 июня со стороны сепаратистских территорий к ним прилетело 3340 мин и снарядов.

Со стороны, подконтрольной Украине, быстро распространился слух, что в «ДНР» и «ЛНР» приехали курсанты российских военных училищ — отрабатывать летнюю практику на живых мишенях (доказательств, естественно, ни у кого нет).

Слух дошел даже до самых дальних сел «серой зоны». Жители Красногоровки (западного пригорода Донецка, принадележащего Украине), например, были уверены, что к ним приехали двоечники — большая часть выпущенных ими снарядов каждую ночь прилетала в жилые дома.

Мы приехали в Красногоровку в субботу, 18 июня. Предыдущей ночью в городе был обстрелян седьмой дом микрорайона Солнечный. В нескольких квартирах были выбиты окна, пробиты и треснули стены. Судя по характеру повреждений, стреляла тяжелая артиллерия, причем с двух сторон: на наших глазах хозяева забивали картоном окна, выходящие как на украинскую территорию, так и на блокпост «ДНР».

Прошлый раз этот дом попал под обстрел всего за три дня до того, 15 июня. Тогда полностью выгорело четыре квартиры первого подъезда, перекрытия первого этажа провалились в подвал. На наших глазах жители грузили на крышу и в багажник серой «семерки» уцелевшие вещи: холодильник, бойлер, унитаз, плюшевую куклу.

Жительницу одной из сгоревших квартир, 55-летнюю Елену Доценко, мы нашли в больнице соседнего города Курахово. Во время взрыва осколок снаряда попал ей в ногу, пяточную кость пришлось удалить. Врачи говорили, что как минимум полгода женщина не сможет ходить, зато потом — если повезет! — в больницу привезут американскую гуманитарку и можно будет сделать протез и даже нарастить искусственную кожу на нем.

— Я проснулась в пять утра, слышу — бахают. Встала в коридоре у стеночки, не знаю, куда бежать. Тут на меня все и обрушилось, — Елена лежит на кровати, перевязанная нога прикрыта пестрой тряпочкой.

Название

У обострения ситуации есть банальное объяснение. 15 июня в Минске прошли переговоры советников глав государств «Нормандской четверки» по вопросу урегулирования ситуации в Донбассе и обмене пленными. Договориться политики не смогли, зато им удалось вызвать новую горячую фазу конфликта — сразу после завершения встречи бои стали затихать. Не только военные, но даже мирные жители в Донбассе уже поняли: больше всего людей погибает именно в период мирных переговоров.

Отдельно стоит отметить роль наблюдателей от ОБСЕ, известных среди украинских военных и мирных жителей как «слепоглухонемые».

Наблюдатели ОБСЕ выезжают на передовую только в дневное время. Мы видели белые машины ОБСЕ, уезжающие от линии фронта в 17–19 часов вечера. Как правило, основные обстрелы начинались как раз после. По словам местных жителей, иногда ровно в тот момент, когда наблюдатели покидали свои посты.

Самый страшный за последнее время бой развернулся вокруг шахты «Бутовка» на северо-восточной окраине Донецка, за Авдеевкой. Долгое время там находились передовые позиции украинской армии, ключевые для обороны Авдеевки. Даже после подписания Минских соглашений обстрелы не прекращались там почти ни на день.

Авдеевка, 18 июня. Новый обстрел шахты «Бутовка»

Бой вокруг «Бутовки» начался вечером 11 июня. Как позже объяснили украинские военные, шахту обстреливали сразу из десяти точек, от Донецкого аэропорта до Ясиноватской развязки. В самой Авдеевке, где мы в эту ночь находились, были хорошо слышны удары тяжелой артиллерии, разрывы снарядов, пулеметные очереди.

К полуночи бой был закончен, шахта почти полностью уничтожена. Как рассказали нам утром 12 июня военные медики, базирующиеся в городской больнице Авдеевки, трое защитников шахты погибли под завалами, четвертого «пришлось собирать по кускам» снаружи.

Всего на шахте погибли четверо и были ранены 13 человек. В Добровольческом корпусе «Правый сектор» (деятельность организации запрещена в России) нам заявили, что все погибшие — их бойцы. Одновременно в пресс-службе штаба АТО опубликовали заявление, что погибших в этом бою нет, раненых всего трое. В «Правом секторе» реакцию Министерства обороны назвали «циничной и кощунственной», а все дело в том, что один из пунктов Минских соглашений предусматривал разоружение всех добровольческих батальонов. Добровольцы на фронте, конечно, остались, просто перестали попадать в списки погибших.

Воронка от разорвавшегося снаряда в огороде жительницы Старой Авдеевки

Следующий раунд переговоров «Нормандской четверки» в Минске пройдет 29 июля. В украинском Донбассе надеются, что до этого времени обстрелы пойдут на спад. На окончание войны не надеется никто.

P.S.

«Новая газета» не смогла узнать, как страдает мирное население непризнанных республик из-за нарушения Минских договоренностей, поскольку пресс-службы «ДНР» и «ЛНР» отказали корреспондентам «Новой» в аккредитации без объяснения причин.

Репортаж с украинской стороны линии разграничения — читайте в ближайшее время.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera