Комментарии

От чего защищается Родина?

Возникает цепочка потенциальных очагов военной опасности — от Прибалтики до Камчатки

Объединенная армия НАТО. Фото: Epa

Политика

Павел ФельгенгауэрОбозреватель «Новой»

Саммит 28 глав государств и правительств стран НАТО состоится в начале июля в Варшаве, но это мероприятие — прежде всего политический пиар с демонстрацией единства. А основные военно-организационные решения уже подготовлены и согласованы, в частности, на собрании министров обороны НАТО в Брюсселе на прошлой неделе.

Сергей Шойгу в последний раз был в Брюсселе на встрече с министрами обороны НАТО осенью 2013-го. Тогда Шойгу договорился с американским коллегой Чаком Хэйгелом проводить регулярные личные видеоконференции для разрешения возможных недопониманий и ускорения сотрудничества. До марта 2014-го даже успели провести несколько таких сеансов.

На прошлой неделе нынешний шеф Пентагона Эштон Картер объявил в Брюсселе главной задачей Альянса сдерживание русской агрессии, похвастал, что многое сделано с марта 2014-го, но это только первые шаги. Картер посетовал, что за 25 мирных лет после падения Берлинской стены в 1989-м (считается формальным днем окончания холодной войны) союзники расслабились, утратили многие навыки, и возможности сдерживания оказались «атрофированы». Теперь приходится строить все заново, чтобы не только сдерживать потенциального агрессора, но и разгромить его, «если понадобится».

После Крыма, когда начались бои в Донбассе, западные союзники были в шоке, почти в панике. Было понятно, что при желании российская армия может пройти как нож сквозь масло через абсолютно не готовую к обороне Украину по русскоязычным южным областям до Одессы и Приднестровья.

Тогдашний главком НАТО в Европе (SACEUR) американский генерал Филип Бридлав полагал, что «через 3—5 дней после начала вторжения российские войска выполнят поставленные задачи». Никакого заготовленного военно-организационного ответа в 2014-м ни у США, ни у союзников не было, и пришлось импровизировать. В шести странах НАТО на восточном фланге (Болгария, Румыния, Польша, Литва, Латвия и Эстония) были развернуты на ротационной основе по одной роте американской мотопехоты с танками из состава незначительных сил, оставшихся в Европе после окончания холодной войны. Всего выдвинули 6 рот, или 2 батальона, в сумме на фронте от Финляндии до Турции. Это была тонюсенькая линия передовых пикетов с американскими солдатами, которые должны были отпугнуть непредсказуемых русских возможностью глобального конфликта в случае самого мелкого столкновения.

На юге все спокойно

Прошло два года. Паника улеглась, а худшие страхи остались в области фантазий. Принятый летом 2014-го на саммите НАТО план мобилизационных мероприятий, как утверждают в Альянсе, выполнен, и теперь в случае кризиса недели за три-четыре в поддержку передовым американским ротам на восток может выдвинуться многонациональный европейский корпус быстрого реагирования в 40 тысяч, а передовая его бригада — меньше чем за неделю. Теперь к очередному саммиту НАТО подготовлено решение о более продуманной и дифференцированной структуре противостояния с РФ. Никакой «Новороссии» вплоть до Одессы не случилось. Наступательный настрой Москвы был Западом явно переоценен — так же, как прежде переоценивали склонность к поиску мирных компромиссов.

Не просматривается прямой и непосредственной угрозы Румынии с Болгарией. Румынам это, конечно, обидно. Как сообщают информированные источники в штаб-квартире НАТО, Бухарест инициативно предложил выделить армейскую бригаду и развернуть ее в полноценное многонациональное соединение — основу будущей многонациональной дивизии «Юго-Восток». Пока принят компромисс: будет создана румыно-болгарская учебная бригада, а полноценное дивизионное командование «Юго-Восток» может появиться где-то в 2018-м. Тем временем в Польше уже полностью укомплектован и действует многонациональный штаб корпуса «Северо-Восток». Чтобы как-то утешить румын, союзники решили выполнить другую их просьбу: развернуть некое, пока еще до конца не согласованное по структуре «постоянное военно-морское присутствие НАТО в Черном море», что, конечно, сразу очень расстроило официальный российский МИД.

Прибалтийские маневры

Сегодня основное внимание уделяется  Балтийскому региону. В Польше, Литве, Латвии и Эстонии решено развернуть четыре усиленных многонациональных бронетанковых батальона. Это, конечно, невеликое войско, но уже не пикет. Только один из этих батальонов будет в основе американским, а остальные — чисто европейскими (плюс Канада). Привлечение максимального числа контингентов из разных стран нужно для выполнения важной политической задачи — демонстрировать солидарность, и чтобы в случае любого конфликта с участием этих батальонов вся Европа была бы сразу в этот конфликт втянута, что должно сдерживать русских. В Брюсселе радуются, что Германия также согласилась послать в Прибалтику существенный контингент.

Осведомленные источники полагают, что «американский» батальон будет развернут в Польше, причем Варшава просит разместить его в Сувалках, на границе с Литвой в так называемым «Сувалкском коридоре» — это примерно 70-километровый разрыв, отделяющий российский Калининградский анклав от союзной Белоруссии. Хотя окончательное местоположение союзного батальона в Польше еще не определено, американский посол в НАТО генерал-полковник Дуглас Льют не исключил, что это может быть именно район коридора. По словам Льюта, в случае любого обострения на Балтике передовые батальоны будут немедленно усилены массой сил и средств «еще в мирное время», что «должно образумить вероятного агрессора».

Над Балтикой вблизи Калининграда постоянно случаются сближения кораблей и самолетов противостоящих группировок, что может закончиться столкновением и острым кризисом с очевидной возможностью эскалации. Обе стороны могут начать мобилизацию и выдвижение на передовые позиции «еще в мирное время», естественно, в чисто оборонительных соображениях на всякий случай. В сумме до 200 тысяч человек, десятки тысяч единиц всякой техники, тысячи различных летательных аппаратов могут прибыть в Прибалтику.

Россия может подтянуть большие силы в регион и быстрее, но сразу с ходу переходить границу, пока союзники подтягивают и развертываются, — трудно решиться, тем более что у войск стран НАТО абсолютное превосходство в воздухе, на море, в современных системах связи, управления, целеуказания, в беспилотниках и в качестве подготовки. Российская программа перевооружения только разворачивается к массовому производству и закупкам, да еще деньги в бюджете сейчас кончаются, да санкции обрезали доступ к западным технологиям, материалам и комплектующим. Союзники переходить границу первыми также не планируют — им всегда милее бесконтактная война на расстоянии.

«Калининградский котел»

Намечается военно-оперативная актуализация противостояния Востока и Запада. По планам, сверстанным в Брюсселе, решение о многонациональных батальонах будет окончательно утверждено через пару недель, а полностью развернуты они будут уже осенью. Польша, Литва, Латвия и Эстония обязались модернизировать собственные силы самообороны и, главное, развивать базовую инфраструктуру: укреплять мосты для прохода трейлеров с тяжеленными западными танками, готовить базы для развертывания прибывающих контингентов и так далее. В 2017 году США перебросят дополнительные боевые части и вооружения в Европу (на что выделено более $3 млрд).

В 2015 году, после долгого периода последовательного разоружения, европейские союзники повысили суммарные оборонные расходы, хотя до 2% ВВП, как было решено в 2014-м, им еще далеко. Формально нейтральные Швеция и Финляндия в целях сдерживания России публично грозят, что подадут заявки на вступление в НАТО, если ситуация в Балтийском регионе будет и дальше обостряться. При этом происходит ускоренная фактическая оперативная интеграция финских и шведских ВС с силами Альянса. У России же, как всегда, в союзниках на Балтике только собственная армия да флот.

В Калининграде базируется Балтфлот, развернуты силы береговой обороны, морпехи, серьезная армейская группировка, авиация, всякие ЗРК, включая новейшую С-400 и самая западная бригада радиоэлектронной разведки. Льют утверждает, что в случае вооруженного конфликта союзники готовы подавить все российские вооружения большой дальности в Калининградском анклаве, используя средства радиоэлектронной борьбы (РЭБ), и, если нужно, с помощью точечных ударов, но не пересекая при этом наземную границу. Так без всякой оккупации блокированный Калининградский анклав может фактически превратиться в громадный самоуправляемый лагерь для интернированных, живущий за счет внешней гуманитарной помощи. Всерьез усиливать Калининградскую группировку «еще в мирное время» довольно бессмысленно — только наращивать число потенциальных окруженцев.

Очаги войны

Без сухопутного коридора Калининград — тяжкая военно-стратегическая обуза, а союзникам нужно лишь цепко удерживать внутренний и внешний фронты окружения. «Сувалкский коридор», конечно, сравнительно узок, его можно попытаться пробить, но на другом конце — Гродненская область. Александр Лукашенко недавно бесстрашно обещал, что белорусы защитят Россию от натовской угрозы и не пропустят врага. Но поскольку никто через Белоруссию на Смоленск и Москву наступать не собирается, в случае кризиса на Балтике хитрый батька скорее всего станет играть в вооруженный нейтралитет, выступать посредником и запретит Москве использовать свою территорию в наступательных военных целях.

Что тогда делать с «Калининградским котлом»? Пробивать коридор по дальней дороге через Латвию и Литву, неся чудовищные потери, или отступить и согласиться на демилитаризацию анклава? Ведь Москва вправду не готова и не желает вторгаться в Прибалтику и вообще ввязываться в большую войну, да и никому в Европе она не нужна, кроме, может, злых салафитов, джихадистов и подпольщиков.  Но очаг угрозы уже возник и будет очевидно дальше разрастаться, и это только один «Балтийский». А еще есть и Донбасс, и Крым, и Черное море, и Кавказ, и Сирия, и на Дальнем Востоке — то в Японском море, то у Камчатки — что-то посверкивает, и в Арктике по мере таянья льдов непременно начнутся всякие неприятные встречи в море и в воздухе. Очаги войны плодятся по периметру границ, и у каждого своя потенциальная угроза, и суммируются они нарастающим итогом. В феврале 2013-го начальник Генштаба генерал Валерий Герасимов публично предсказал нарастание внешних угроз по всем азимутам к 2025 году. Под это предсказание стремительно и непомерно нарастают военные расходы, идет перевооружение. Похоже, что общими усилиями начальники выполнили собственный прогноз настолько досрочно, что даже перевооружиться толком не успели.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera