Сюжеты

«Иначе мы лишим вас гражданства»

Поправки Яровой, Озерова и ФСБ: забыть не удастся

Фото: «Новая газета»

Политика

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

Госдума в пятницу во втором и третьем чтении может принять подготовленный думским Комитетом по безопасности так называемый антитеррористический пакет поправок к Уголовному кодексу, вызвавший серьезный резонанс и недоумение — ведь в целях «борьбы с терроризмом» могут быть существенно ограничены права граждан.

В последний момент, 23 июня, «антитеррористический пакет» экстренно переделывали видимо из-за непрекращающегося потока критики журналистов, юристов и правозащитников. В итоге комитет по безопасности Госдумы согласился исключить из поправок два положения о лишении гражданства, которые ранее были одобрены, и норму о «невыездных».

Авторами проектов выступили бывшая «яблочница», а ныне активистка «Единой России» и глава думского Комитета по безопасности Ирина Яровая и сенатор Виктор Озеров. Оба не скрывали: готовили поправки совместно с силовиками.

Инициатива еще активнее бороться с терроризмом и экстремизмом во всех его проявлениях (включая перепосты картинок и фото в соцсетях) у российских законодателей родилась после теракта на борту самолета А321 в Египте в октябре прошлого года и серии террористических атак в Париже в ноябре. О необходимости ужесточения антитеррористического законодательства официально было объявлено 20 ноября на совместном собрании депутатов и сенаторов.

К концу апреля 2016 года поправки были готовы, а 13 мая уже приняты в первом чтении в Госдуме. Предполагалось ужесточение наказания по ряду террористических и экстремистских статей, снижение минимального возраста несения ответственности за террористические преступления до 14 лет, появление в УК статьи «Акт международного терроризма» (от 15 до 20 лет либо пожизненное заключение). Большая часть изменений касалась вопросов лишения гражданства и права на въезд и выезд из страны. Однако предложения вызвали ряд нареканий у профильных думских комитетов. Поправки отправили на доработку. Итог: ко второму чтению в Госдуме 20 июня проект претерпел существенные изменения, объем разросся с 8 до 37 страниц (стал затрагивать больше десятка законов), увеличилось и количество запретов, в том числе появилась норма про лишение гражданства, которую через два дня убрали.

 

Основные запреты и новые полномочия спецслужб:

1. Лишение гражданства (поправки сняты). Первоначальная версия законопроекта расширяла перечень оснований, по которым можно было лишать гражданства: терроризм, захват заложников, посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, насильственный захват власти, вооруженный мятеж, диверсия, публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности, сепаратизм. Но при этом в законопроекте была оговорка: российский паспорт нельзя отобрать, если у человека нет другого гражданства или гарантий на его приобретение. Но не уточнялось, что именно подразумевается под гарантией. Еще во второй редакции законопроекта прописывалось: «Гражданство Российской Федерации прекращается вследствие выхода из гражданства Российской Федерации на основании… добровольного волеизъявления лица, выраженного в форме совершения действий, предусмотренных настоящим Федеральным законом». То есть преступивших перечисленные выше статьи граждан предлагалось автоматически считать добровольно отказавшимися от гражданства. В перечень «добровольцев» могли войти и осужденные по «экстремистским» статьям (возбуждение ненависти либо вражды, организация экстремистского сообщества и содействие экстремистской деятельности»), и те, кто, имея двойное гражданство, устраивается на работу в правоохранительные или судебные органы иностранного государства, и те, кто работает «без согласия полномочных органов» в «международных организациях, в деятельности которых Россия не участвует».  А таких организаций немало.

Не только у общественности, но даже у правового управления Госдумы возникли замечания к этому положению, которое, как гласит заключение управления, «не соответствуют принципам гражданства РФ и правилам, регулирующим вопросы гражданства РФ», согласно которым гражданин не может быть лишен гражданства РФ или права изменить его.

В итоге из законопроекта убрали пункт о лишении гражданства вовсе. И пообещали в пятницу добавить новые поправки.

2. ФСБ и СВР получат доступ к информационным системам и базам данных. Яровая предлагает разрешить сотрудникам ФСБ и СВР «получать на безвозмездной основе от госорганов и государственных внебюджетных фондов» доступ к информационным системам и базам данных, в том числе удаленный (фамилии сотрудников, их персональные данные и т.д.). А в закон «Об оперативно-розыскной деятельности» внесены поправки, согласно которым к розыскным мероприятиям теперь причисляется «получение» правоохранительными органами «компьютерной информации» (электронная почта, смс-сообщения).

3. Изменения в системе хранения переписки пользователей и расшифровки этой переписки по требованию госорганов. Поправки, касающиеся интернет-компаний, вносятся в закон об информации и Кодекс об административных правонарушениях. В первоначальном проекте поправок авторы требовали хранения данных пользователей только от операторов связи. Теперь хотят распространить законопроект и на «организаторов распространения информации в сети интернет», то есть практически на все интернет-сервисы. От интернет-компаний требуется хранить все данные пользователей в течение шести месяцев (ранее требовалось 3 года) — причем как переписку пользователей, так и файлы, которыми те обмениваются.

Помимо этого, Яровая настаивает на том, чтобы компании предоставляли правоохранительным органам не только переписку пользователей, но и ключи шифрования к ней, если переписка или пересылаемые файлы зашифрованы. Те, кто откажется предоставить «информацию для декодирования принимаемых, передаваемых и обрабатываемых сообщений», или те, кто будет использовать несертифицированные средства шифрования, подвергнутся штрафу. Штраф составит от 3000 рублей для частных лиц до 1 миллиона рублей для юридических лиц.

Инициатива касается всех интернет-компаний, работающих в России. Хотя многие сервисы — Facebook, WhatsApp, Telegram — не имеют своих представительств России.

4. Можно судить с 14 лет. Закон расширил список статей, по которым можно судить подростков, достигших 14-летнего возраста: это международный терроризм; участие в террористических сообществах, террористических организациях, незаконных вооруженных формированиях; прохождение обучения терроризму; участие в массовых беспорядках; посягательство на жизнь государственного и общественного деятеля, нападение на лиц и учреждения, которые пользуются международной защитой, угон самолета, поезда или водного транспорта. Но самое главное – поправками вводится ответственность для 14-летних за несообщение о преступлении, деяние, которое не связано с насилием и угрозой общественному порядку.

5. Отдельный блок поправок затрудняет ведение миссионерской деятельности в России. Под ней Яровая понимает «распространение веры» вне культовых зданий, а также через СМИ и интернет. К пропаганде убеждений относятся публичное совершение богослужений, распространение литературы, сбор пожертвований. В жилых помещениях проповедовать отныне запрещается – законодатель приравнивает такую деятельность к экстремистской. Нельзя «направлять» миссионерскую деятельность «на нарушение общественной безопасности» и осуществление экстремизма, а также побуждать граждан к отказу от образования и «неисполнению своих гражданских обязанностей». Иностранцы-миссионеры более не смогут претендовать на получение долгосрочной российской визы на срок от одного года до 5 лет. Религиозные организации отныне будут должны приглашать миссионеров по договору.

6. Ограничения на выезд за границу (сняты). В первоначальной версии законопроекта такие ограничения сроком на 5 лет прописывались в отношении тех, кто имеет непогашенную судимость за террористические и экстремистские преступления, к примеру, за посягательство на жизнь государственного деятеля, захват власти и мятеж. В число невыездных попадали и нарушители всех статей «экстремистской направленности», в том числе те, кого судят за посты в соцсетях, якобы «призывающие к экстремистской деятельности». Однако в последний день перед третьем чтением и эти положения подчистили, убрав их  из «пакета Яровой».

7. Увеличены сроки наказания. Если в первом чтении версии проекта за создание вооруженного формирования грозило от 8 до 15 лет, то теперь срок увеличен до 10 — 20 лет. А за «склонение, вербовку и иное вовлечение» в совершение массовых беспорядков может грозить от 5 до 10 лет.

Что интересно  во втором чтении — 20 июня — комитет Яровой рассматривал поправки без особой дискуссии. Глав профильных думских комитетов не стали подключать к работе над поправками, за которые они отвечают. Никто из глав, по их признаниям, не имел возможности ознакомиться с поправками и с ними при их подготовке никто не консультировался. К третьему чтению консультации начались.

комментарии

Владимир Плигинпредседатель Комитета Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству


— В целом ряде случаев в мире формируется практика по лишению гражданства. В частности, в европейских странах сегодня обсуждается вопрос о прекращении гражданства тех лиц, кто приобрел его не для установления связи с государством, а чтобы решать какие-то иные вопросы.

Андрей Клишасглава Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству


— Мы видим после терактов в Париже и событий в Соединенных Штатах, как законодатель в европейских странах пытается найти разумный баланс между правами и свободами граждан, с одной стороны, и гарантиями их безопасности — с другой. Это касается информации, интернета, пресловутой истории с телефонными переговорами, возможности выезда за границу. Французский парламент, например, отверг идею о возможном лишении гражданства, но обсуждал ее, а теперь эти вопросы и для России стали актуальными. К каждому положению, которое ограничивает права и свободы, нужно подходить спокойно и взвешенно. Если государство видит, что существующие уголовно-правовые нормы кажутся обществу недостаточными, а определенным его слоям слишком мягкими — настолько, что их можно спокойно нарушать, — то все это ведет к ухудшению криминогенной обстановки. Ужесточение норм Уголовного кодекса — один из инструментов снижения такой напряженности.

Елена Лукьяноваюрист, профессор кафедры конституционного и муниципального права НИУ ВШЭ


— Подобные законопроекты нужно обсуждать минимум год или полтора нормальным, экспертным сообществом, потому что в них содержится ограничение прав. Вообще любой закон, ведущий к ограничению прав, должен долго и широко обсуждаться не только в Госдуме, а всем обществом. В США два или три года всем миром спорили о том, можно ли сжигать американский флаг.

Генри Резникадвокат


— Полагаю, мы наблюдаем развитие репрессивного тренда, когда сначала сеют «яровые», а потом собирают озимые. В этот раз в законопроекте есть чудесная формулировка «за создание условий к совершению преступлений», которая является надругательством над правом и его формальной определенностью. Антиэкстремистское законодательство существует во всех европейских странах, но применяется очень редко, поскольку его толкуют ограничительно: под «разжиганием розни» должны пониматься непосредственные призывы к насилию или ограничению прав, а не просто негативные высказывания.
 

Александр Верховскийдиректор информационно-аналитического центра «Сова»

— Пакет поправок «Яровой–Озерова» является комплексным — туда включили многое, не имеющее абсолютно ничего общего с борьбой против экстремизма и терроризма. Например, возможность запрашивать переписку граждан касается любых событий и любого уголовного дела. Что касается противодействия событиям, которые могут быть отнесены к экстремизму или терроризму, то поправки содержат только одно позитивное начинание, а именно включение в список отягчающих обстоятельств тот факт, что преступление было совершено в военное время или в ситуации военного конфликта, — и этим положением список хорошего исчерпывается. Все остальные поправки являются всего лишь имитацией противодействия экстремизму.

Большая часть поправок касается усиления ответственности — это притом что по всем «экстремистским» статьям в принципе не бывает максимальных наказаний, их даже и не требуют обвинители. Усиление ответственности совершенно не было нужно — это чистая показуха для публики. Зато поправки представляют удобство для полиции, потому что ряд преступлений — например, ст. 282 («возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства») — автоматически переходят в разряд более тяжелых категорий.

Судя по всему, поправки связаны с тем, чтобы подавить оппозицию, но уже и так все хорошо подавляется, и принимать что-то еще не было смысла. Поправки скорее приурочены к выборам, перед которыми, как правило, принимаются различные грозные антиэкстремистские законы, которые любят граждане. Это прекрасное предвыборное мероприятие, поэтому так и торопятся, чтобы успеть к концу сессии.

Подготовили Юлия Счастливцева, Александра Таранова

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera