Комментарии

Рукотворная катастрофа

Как наша страна пришла к 22 июня 1941 года. Лекция на кафедре истории «Новой газеты»

Фото: РИА Новости

Политика

Андрей Зубовдоктор исторических наук

В первой части лекции, опубликованной в предыдущем номере «Новой газеты», вы можете прочитать о том, что:

Сталин, как и Гитлер, мечтал о державе, владеющей миром. Он прекрасно понимал, что свою новую империю он не будет ограничивать рамками империи Российской

После подписания Пакта о ненападении с СССР Гитлер стучал кулаками в стену и орал: «Теперь мир у меня в кармане! Я обманул Сталина!»

Сталин был уверен, что это будет долгая война, как Первая мировая. Где Англия и Франция будут истощать себя в битве с Германией, а он — действовать по ситуации

 

Еще не успела закончиться польская кампания, как Советский Союз требует, чтобы балтийские страны разрешили ему ввод войск на свою территорию ради их защиты, ибо они сами не могут обеспечить себе защиту. И Латвия, Эстония и Литва собирались сопротивляться и посчитали, что Советскому Союзу потребуется 200-тысячная армия, чтобы сломить сопротивление вооруженных сил Эстонии и Латвии. Но в итоге они без единого выстрела капитулируют.

Советские войска входят в Прибалтику, начинается ее оккупация, которая завершается в июне-июле 1940 года инкорпорацией этих государств в состав Советского Союза, формально утвержденной в начале августа 1940 года. Равно как уже в ноябре 1939 года формально Западная Украина и Западная Белоруссия были приняты в состав Белорусской и Украинской Советских Социалистических Республик, то есть тоже инкорпорированы в СССР.

Что можно было ожидать в будущем? Для Гитлера война с Польшей была кровавой, но не тяжелой. Погибло и было ранено несколько десятков тысяч человек. Это скрывалось, это мы узнали только после конца Второй мировой войны. Немецкая пропаганда выдавала войну с Польшей за совсем легкую прогулку. А для Сталина эта война была действительно легкой, в Польше погибло «лишь» 4 тысячи советских военнослужащих, но для Сталина люди ничего не значили, важно было, что материальный урон воинских частей был совсем невелик.

Советский Союз при оккупации Восточной Польши не показал боеспособности своей армии. Он ничего не показал. СССР захватил практически без сопротивления Прибалтику и Восточную Польшу и достиг соприкосновения с границами Германии. И мир это стерпел: Советский Союз остался в Лиге Наций, с ним не разорвали дипломатические отношения ни Англия, ни Франция, были колебания минутные, но решили — ладно, забудем, закроем на это глаза. Так же как закроем глаза и на оккупацию немцами Западной Польши.

 

Финская катастрофа

После оккупации балтийских государств в октябре 1939 года аналогичные требования были выдвинуты СССР к Финляндии. Это было сделано в октябре 1939 года. Финляндия была нейтральной страной, ориентировалась на Великобританию и Соединенные Штаты и поддерживала тесные отношения со Швецией. В начавшейся в сентябре войне она хотела оставаться нейтральной, и этот нейтралитет на Совещании северных европейских стран был подтвержден 20 сентября 1939 года.

Предъявленные СССР требования включали: присоединение части территории на Карельском перешейке к Советскому Союзу, якобы чтобы отодвинуть границу от Ленинграда, чтобы не могла финская артиллерия обстреливать Ленинград. Но финская артиллерия и не собиралась обстреливать Ленинград. Семь островов Финского залива должны перейти к СССР, а на мысе Ханко (Гангут) должна быть советская военная база, никелевые прииски Печенги должны перейти в концессию СССР. К удивлению всего мира, который был абсолютно уверен, что Финляндия согласится, Финляндия после двух недель трудных переговоров, когда о каждом островке в Финском заливе шли споры, что дико раздражало Молотова, ответила отказом.

Весь мир замер, он не понимал, что происходит. А причина была простая. В отличие от трех балтийских государств и Польши, которые уже давно были диктатурами, Финляндия была демократической республикой. И парламент Финляндии отказался признавать этот постыдный договор. Он не стал спрашивать, как сделала Чехословакия, у Англии и Франции, а просто сказал: «Нет, мы на это не пойдем». Президент Финляндии Кюёсти Каллио призвал старого генерала Карла Густава Маннергейма, героя гражданской войны в Финляндии, генерал-лейтенанта Русской императорской армии, возглавить Совет обороны на случай войны.

Генерал Маннергейм прекрасно понимал, что воевать невозможно, но как вояка подчинился и стал хладнокровно планировать оборонительные действия. 30 ноября военные действия начались.

Сталин сказал: «Победить Финляндию невелика честь». Военачальники планировали провести кампанию за три недели, и к 21 декабря, ко дню рождения Сталина, поднести ему на блюдечке Финляндию. 1 декабря в Терийоках, которые тут же, естественно, оккупировали (они в пяти километрах от границы и Линия Маннергейма была за ними), якобы собралось первое правительство Финляндской народной республики во главе с Куусиненом — московским большевиком финского происхождения.

На самом деле сейчас мы уже твердо знаем, что ни в каких Терийоках оно и близко не было, там страшно было. Оно собралось в Кремле. Но формально все документы шли из Терийок, с территории Финляндии.

Первоначально Сталин предложил возглавить свое марионеточное финское правительство настоящему финскому коммунисту Арво Туоминену, но тот отказался: «Это было бы преступно, это никак не соответствует свободному правлению народа», — ответил он. Но старик Куусинен на все согласился. И безумно стыдно, что до сих пор одна из улиц Москвы носит имя этого мерзавца и национального предателя Финляндии.

Финны оказали колоссальное сопротивление. Соотношение советских и финских войск было несопоставимо: против гигантской Красной армии, которая составила уже к началу 1940 года на территории Финляндии 1,2 миллиона человек, сражалась Финская армия, которая даже с призывом всех мужчин, бывших в состоянии носить оружие, достигла только 600 тысяч человек. Против 4 тысяч танков со стороны Советского Союза у Финляндии было 15 танков. Против 12,5 тысячи артиллерийских орудий и минометов у финнов было 530 орудий и минометов. Против 2,5 тысячи самолетов — 114 самолетов. Вот примерно такое соотношение было к февралю 1940 года в этой войне.

Но у Красной армии ничего в Финляндии не получалось, она терпела поражения и несла огромные потери. Весь мир убедился, что не так уж и сильна Красная армия. Это была, пожалуй, самая главная информация, которую советско-финляндская война дала миру. Финны мрачно шутили — у нас земли не хватит похоронить всех русских солдат.

Да, в итоге невероятной кровью красноармейцев была прорвана Линия Маннергейма, образовалась трехкилометровая брешь, советские войска вышли к Выборгу, путь на Хельсинки был открыт. Финны доказали, что они могут воевать, но армия была совершенно обескровлена. Вдруг Красная армия остановилась и 8 марта 1940 года начались переговоры о мире. В чем дело? А очень просто. Дело обернулось совсем не так хорошо для Сталина, и не только в военном плане.

Англия и Франция проснулись от спячки. Черчилль — лютый ненавистник и коммунизма, и нацизма — разбудил общество. И не один он, конечно. И решили, что воевать с Советским Союзом надо. Из-за агрессии в Финляндии 14 декабря 1939 года СССР был изгнан из Лиги Наций.

Британский генеральный штаб и Объединенный совет начальников штабов Англии и Франции приняли решение высаживать в Нарвике десант. Планировалось высадить в общей сложности до 100 тыс. человек, перебросить в Финляндию тысячу бомбардировщиков. Самолеты готовы были к вылету. Через Швецию они беспрепятственно прилетели бы в Финляндию.

Война приобретала серьезный характер для Советского Союза. Англия и Франция отдали приказ на свои военно-воздушные базы в Ираке (а Ирак тогда был британской мандатной территорией), в Мосул, чтобы тяжелые бомбардировщики были готовы бомбить нефтяные прииски Баку и Грозного. Английский флот должен был войти в Черное море и занять Батум. Турция оставалась нейтральной и благожелательной к англичанам.

В этой ситуации Сталин счел за лучшее ретироваться. Конечно, он мог бы разгромить Финляндию невероятной кровью, но он понял, что придется воевать с англичанами и французами. Это не входило в его планы.

И в результате 12 марта 1940 года между СССР и Финляндией подписан мирный договор. Финляндия потеряла 40 тысяч кв. км своей территории, с которой вывела вглубь страны 400 тысяч жителей, но сохранила независимость и демократию. Сталину же досталась пустыня.

Эта Зимняя война совершенно изменила настроение Европы. Если до советско-финской войны Советского Союза боялись, разведка доносила об огромном (правда, никто не знал, сколько, оказалось, что намного больше) количестве его военной техники, новейших танков КВ и Т-34, самолетов, орудий, то после войны с Финляндией произошло противоположное тому, что произошло после войны с Польшей. Если после войны с Польшей стали считать германскую армию действительно сильной и победоносной (а до этого ее тоже считали во многом дутым тигром), то советскую армию, наоборот, стали считать колоссом на глиняных ногах.

Гитлер понял, что Советский Союз не представляет для него серьезной опасности. А до этого он считал, что это опасность номер один.

С другой стороны, англичане и французы ясно поняли, что на Советский Союз тоже опираться особо не стоит. В тяжелой битве с Германией он вряд ли будет серьезным помощником. Сталин был страшно раздосадован такими результатами войны. Ни Выборг, ни Ханко его не радовали. А дела в Европе шли дальше.

 

Захват Норвегии и Франции

Не успела закончиться Финская война, как Гитлер. 9 апреля без единого выстрела оккупирует Данию. После этого практически сразу, 11 апреля, начинает агрессию в Норвегии. Там уже сопротивление было, англичане перебросили десанты, но Гитлер быстро оккупирует Норвегию.

После Норвегии и Дании кабинет Чемберлена рушится. Больше в Чемберлена англичане не верят, его план миротворчества ни к чему не приводит. И 10 мая премьер-министром Великобритании становится Уинстон Черчилль, до этого занимавший пост первого лорда адмиралтейства — морского министра. Он сторонник решительной войны с Германией и, если необходимо, с Советским Союзом.

Именно в этот день начинается наступление Германии через Бельгию и Голландию на Францию — и полное поражение французской армии за пять недель.

Черчилль очень боялся, что в результате катастрофы падет его кабинет и придет к власти кабинет лейбористов. Но выборов в этот год не было, и английская нация, как нация очень мужественная, сплотилась вокруг Черчилля. Это решило дело.

14 июня капитулировал Париж, через неделю война закончилась. Она закончилась новым умным ходом Гитлера. Скоро он его предложит для России. Он не стал оккупировать всю Францию, потому что Франция тоже империя, у нее колонии. Поэтому он решил часть Франции, все ее атлантическое побережье оккупировать, а на средиземноморском побережье и в центральной Франции сохранить вассальный режим униженного героя Первой мировой войны маршала Петена. В курортном городке Виши создалось прогерманское правительство, формально нейтральное.

На Сталина поражение Франции произвело тягчайшее впечатление. По сообщению Хрущева, он буквально метался по кабинету, ругаясь как последний извозчик, он проклинал французов, поносил англичан: «Как они могли позволить побить себя, да еще с таким разгромом?!» Все его планы рушились. Если его армия оказалась малобоеспособной, намного ниже того, что он предполагал, то армия Гитлера оказалась намного более боеспособной, чем предполагал Сталин и, я подозреваю, чем даже предполагал Гитлер. Эта третья после Польши победа Гитлера (вторая — Норвегия) разрушала планы Сталина. Сейчас Гитлер кинется на Англию или договорится с ней, и тогда, конечно, пойдет на СССР. Сталин был в ужасе.

С этого момента, с поражения Франции, Сталин изменяет военную стратегию, теперь он готовится к войне с Германией и готовит войну в Европе — «малой кровью на чужой территории». У нас почему-то «патриоты» очень долго обнародованием этого факта возмущались, А чему, собственно, удивляться? И в Первую мировую войну все собирались воевать на чужой территории. Кто хочет воевать на своей? Тут никакой аморальности нет.

 

Битва за Англию

При этом Сталин уверен — Германия не готова к войне с Советским Союзом, пока Англия сражается с ней на Западе. Он ждет: договорится или не договорится Гитлер с Англией. Гитлер сделал несколько пробросов в сторону Англии, свои старые песни ей пропел, что вся Империя ваша, только верните нам наши колонии, в Европе и на континенте хозяева мы, с коммунистами, с Советским Союзом мы разберемся.

Но Черчилль на сговор с Гитлером не пошел. Напротив, 18 июня 1940 года он произнес знаменитую речь в Палате общин: «От этого сражения зависит судьба христианской цивилизации. От него зависит наша жизнь, жизнь Британии, давняя традиция Империи и ее институтов. Вскоре вся мощь и ярость врага обрушатся на нас. Гитлер знает, что он должен сломить нас, или ему не выиграть войну. Если мы сумеем противостоять ему, то вся Европа сможет освободиться, и жизнь всего мира двинется дальше <…>. Но если мы падем, то весь мир, в том числе и Соединенные Штаты, провалится в бездну новых темных веков, которые окажутся страшнее и, вероятно, продолжительней благодаря извращенному применению науки. Так исполним же мужественно наш долг…»

И начинаются военные действия на многочисленных фронтах.

Гитлер в июле принимает решение о проведении операции «Морской лев» по захвату Британских островов и, чтобы подготовить этот захват, отдает приказ о тотальной бомбардировке Великобритании. Это война за Англию, которая началась со второй недели августа 1940 года. Мы мало знаем об этой войне, но это одна из самых мощных и трагичных страниц Второй мировой.

Англичане выиграли эту войну. Три месяца непрестанных бомбардировок Великобритании стоили Германии 1100 самолетов и 13 тысяч летчиков. Причем это все были высококлассные специалисты. Германия понесла огромные потери. Это, кстати говоря, одна из причин, ограничивавших действия германской авиации потом на советском фронте. Англия потеряла в два раза меньше самолетов. ПВО Англии была не сломлена. Черчилль приказал все небольшие территориальные танковые соединения Великобритании сосредоточить внутри средней Англии, в одном месте, чтобы в случае высадки они тут же бы пошли туда, где произойдет высадка. И немцы это знали. И знали поэтому, что высадка не может пройти гладко, потому что в течение нескольких часов там окажутся все танковые армии Великобритании. В итоге Гитлер отказывается от операции «Морской лев» осенью 1940 года и переносит ее на апрель 1941 года. Англичане вздохнули спокойней.

Еще раньше, 21 июля 1940 года, Гитлер отдает приказ фельдмаршалу фон Браухичу готовить план блицкрига против СССР. Гитлер попытается включить СССР в свою сферу влияния мирно, но если не удастся, то он сначала низвергнет «колосса на глиняных ногах» — опозорившийся в войне с Финляндией СССР, а уж потом всеми силами Евразии обрушится на «атлантические плутократии» — Англию и США. Черчилль предлагает Сталину заключить Пакт о ненападении. Но Москва отвергла эти предложения. К войне против Германии Сталин ощущал себя совершенно не готовым.

По предложению Гитлера Москва присоединилась к антикоминтерновскому пакту. На подписание в Берлин прилетел Молотов

Гитлер решает готовиться к войне с Англией более основательно. Для этого в конце сентября 1940 года заключается соглашение держав оси — Японии и Италии — с Германией. После этого Советскому Союзу Гитлер предлагает присоединиться к антикоминтерновскому пакту. Неплохо, правда? Вы думаете, что Советский Союз с негодованием отказался? Ничуть. 13 ноября 1940 года Молотов летит в Берлин. Газета «Правда» выходит с большой фотографией на первой полосе — любезный Гитлер принимает Молотова в Берлине в Рейхсканцелярии.

18 декабря 1940 года Гитлер подписывает план «Барбаросса». Генералам он говорит, что когда поднимется Барбаросса, мир затаит дыхание. Тремя группами армий начинается наступление, оно должно идти шесть недель и завершиться полным разгромом Красной армии. Для этого не надо завоевывать весь Советский Союз, достаточно выйти на так называемую линию А-А: Архангельск — Астрахань. К востоку от этой линии останется Советский Союз, как Вишистская Франция, и в Самаре будет заседать Сталин как верный вассал Гитлера. Сталин Гитлера вполне устраивал, он говорил, что «я не смогу управлять этим безумным народом, а Сталин им умеет управлять, пусть он и дальше им управляет», но уже как союзник Гитлера. Это была реальная опасность. Сталинградское сражение решило во многом исход войны и в этом смысле.

А Сталин отдает приказ о подготовке к войне с Гитлером, и уже на совещании 23–31 декабря 1940 года генералитета в Кремле рассматриваются совершенно конкретные варианты военных действий с Германией, и в начале января 1941 года проводятся две военных игры (2–6 и 8–11 января) в Генеральном штабе по отработке главного и второстепенного ударов по Германии. Главный удар, после некоторых колебаний, решают нанести на Краков (удивительно, но это план генерала Куропаткина перед Первой мировой войной), а дополнительный, как бы отвлекающий удар — на Восточную Пруссию и Кенигсберг. Вместо плохо зарекомендовавшего себя в Финской войне Кирилла Мерецкова начальником генштаба назначается 14 января Георгий Жуков.

 

Балканский блицкриг

Гитлер намечает начало военных действий с Советским Союзом на 15 мая. Но происходит непредвиденное. Итальянцы окончательно проиграли в Греции, и в Грецию высаживаются английские войска. Ясно, что Гитлер теряет Балканы, да еще и союзник оказывается в идиотском положении. И Гитлер приказывает быстро подготовить операцию против Греции. Он договаривается с болгарами, в начале марта в Болгарию перебрасываются германские войска, договаривается с Югославией, и в Югославию тоже должны быть переброшены немецкие войска.

Английская разведка не дремлет, и в Югославии происходит военный переворот, к власти приходит проанглийская группировка, которая все договоренности с Гитлером аннулирует. Соответственно, фронт расширяется. Гитлер уже ни о чем другом не думает, и 6 апреля 1941 года начинает войну в Югославии. Югославская армия терпит поражение за 11 дней. 17 апреля захват Югославии завершен. Война переносится в Грецию.

К концу апреля английские и греческие войска разбиты, буквально за две недели. Англичане отступают, часть их сдалась в плен, остальные были переброшены на остров Крит, там хотят организовать оборону, но немцы блестящим военным маневром с использованием планеров и морских сил, итальянских подводных лодок с ходу штурмуют Крит и в мае захватывают его. Это репетиция захвата Великобритании.

Операция по завоеванию Югославии и Греции, хотя и легкая — это четвертая победоносная и совершенно блистательная в военном отношении операция рейха. Она повергла еще раз в ужас Сталина. Еще раз, потому что Сталин увидел всю силу рейха.

 

Подготовка к наступательной войне

У нас много засекречено до сих пор, но есть некоторые данные о том, что Советский Союз сам планировал начать войну с Германией превентивным ударом 12 июля 1941 года. Но мобилизационный план срывался, войска очень медленно двигались к западной границе. Технические склады, огромное количество снарядов и различной техники уже было переброшено на границу, уже были срыты укрепления вдоль старой границы, а войска еще далеко не все были переброшены. И Сталин пытался до последнего оттянуть начало войны. Официальная точка зрения нам известна из телеграммы, секретной, конечно, Берии Сталину от 21 июня, официальная позиция была, что Гитлер войну в 1941 году не начнет, он должен покончить с Англией. Войну должен начать СССР. И так разделаться с Гитлером, принудив его к войне на два фронта (Англия и Советский Союз).

20 июня Главный военный совет СССР утвердил проект директивы о политработе в войсках, в которой говорилось: «Каждый день и час возможно нападение империалистов на Советский Союз, которое мы должны быть готовы предупредить своими наступательными действиями». То есть готовились, безусловно, к наступательной войне.

По официальным немецким данным, СССР планировал нанести превентивный удар 18 июля. Вечером 21 июня в передовых частях германской армии, которая должна была делать первый бросок, было сказано следующее: «Друзья, Советский Союз намерен 18 июля напасть на наше отечество. Благодаря вождю (имеется в виду Гитлер. А.З.) и его мудрой и дальновидной политике мы не будем дожидаться нападения, а сами перейдем в наступление».

По данным, которыми мы располагаем, удары предполагалось нанести 12 июля. На 12 июля было намечено завершение концентрации войск. Количество войск было огромно. Это так называемый мобилизационный план №23. Это была самая большая армия в Европе и в мире. К 22 июня Советский Союз уже подтянул к новой границе 3 миллиона 290 тысяч человек войск, 190 дивизий. Он имел 60 тысяч орудий и минометов, 15 тысяч 700 танков и самоходных орудий, 10 тысяч 700 самолетов, в стратегическом резерве, который подтягивался, была 51 дивизия, в том числе 16 танковых дивизий.

У Германии был перевес в живой силе — 4 миллиона 327 тысяч человек. Но во всех остальных позициях был явный недостаток. Орудий и минометов было 42 600, танков 4100, самолетов — 4800, стратегический резерв составлял всего 28 дивизий, из них две дивизии — танковые.

 

Взаимный обман

Гитлер в плане «Барбаросса» предполагал, что он оставляет воюющую Англию за спиной, во что Сталин поверить не мог. Поэтому он категорически не верил всем сообщениям, что войска концентрируются на границе. Сам же Гитлер объяснял наличие войск в Польше тем, что они отдыхают перед броском на Англию. И Сталину хотелось в это верить. Поэтому он боялся какого-то инцидента, какого-то раздражения Гитлера, и поэтому гнал ему вагоны с техникой, с полезными ископаемыми уже к июню 1941 года три четверти германского экспорта шло через Советский Союз.

С другой стороны, Гитлер не знал силы Красной армии. Он был уверен, что Красная армия слаба, но не знал, какое у нее количество танков, пушек, самолетов. Сталин все это ловко скрывал. Потом, когда начнется война, Гитлер, пораженный количеством захваченной и сожженной советской военной техники, скажет: «Если бы я знал, что у Сталина так много танков, я бы никогда на него не напал». Но он не знал и потому напал.

Сталин был уверен, что Гитлер не идиот и нападать, имея Англию за спиной, не будет. Гитлер был уверен, что Сталин слаб и он его сможет разбить очень быстро. И тогда всеми силами броситься на Англию. Причем, более того, тогда он захватывает весь Советский Союз, естественно, что-то отдает Японии, но тогда он уже угрожает Соединенным Штатам, угрожает Индии, и всё — мир лежит у его ног. Как говорится, всё или ничего. Немецкие генералы считали, что это авантюра, но верили в гений Гитлера. Гений Гитлера позволил бескровно присоединить Чехословакию, гений Гитлера почти бескровно присоединил Польшу, гений Гитлера почти бескровно присоединил Норвегию и Францию, Югославию и Грецию, и в России гений не подведет. Все немецкие генералы верили к июню 1941 года в сверхчеловеческий гений фюрера.

21 июня 1941 года Берия пишет в докладной записке Сталину: «Вновь настаиваю на отзыве и наказании нашего посла в Берлине Деканозова, который по-прежнему бомбардирует меня дезами (дезинформациями) о якобы готовящемся Гитлером нападении на СССР. Он сообщил, что это нападение начнется завтра. То же радировал и генерал-майор Тупиков, военный атташе в Берлине. Этот тупой генерал утверждает, что три группы армий вермахта будут наступать на Москву, Ленинград и Киев, ссылаясь на свою берлинскую агентуру. Он нагло требует, чтобы мы снабдили этих врунов рацией.  <...>  Но я и мои люди, Иосиф Виссарионович, твердо помним ваше мудрое предначертание — в 41-м году Гитлер на нас не нападет».

Гитлер, понятно, напал. Это было фиаско всей международной политики Сталина, а после этого в считанные дни совершилась и величайшая военная катастрофа. Уже к исходу первого дня боев в Балтии (в Литве) немецкие войска углубились на 60–80 километров, в Белоруссии — на 40–60 километров, на Украине — на 10–20 километров. На всех недавно захваченных территориях образовывались «пятые колонны» — коллаборационисты (литовцы, латыши, эстонцы, поляки, украинцы, западные белорусы), которые за эти полтора года хлебнули так много, что они с радостью помогали немцам в борьбе с Красной армией.

За пять месяцев войны Рабоче-крестьянская Красная армия понесла невероятные потери. В сущности, план «Барбаросса» удался. За первые пять месяцев войны Гитлер вышел, конечно, не на линию А-А, но, по крайней мере, вся Белоруссия, почти вся Украина и Молдавия, вся Прибалтика были заняты немецкими войсками, немецкие войска стояли под Москвой, Ленинград был окружен. Так далеко за такой короткий срок, пожалуй, никогда не проникал враг в Россию.

За эти пять месяцев войны было уничтожено 18 тысяч советских самолетов, 25 тысяч танков, более 100 тысяч орудий. Погибли или умерли от ран 2 миллиона 200 тысяч бойцов Красной армии. 1 миллион 200 тысяч дезертировали, 3 миллиона 800 тысяч попали в плен. Это была катастрофа. Это была расплата за две вещи — за авантюристическую внешнюю политику и за полное пренебрежение, я бы даже сказал, уничтожение собственного народа. Россия перенесла этот невероятный урон из-за бездарной даже для диктатора политики Сталина. То, что потом величайшее поражение обернулось победой, ни в малой степени не заслуга Сталина, это заслуга нашего народа. Но то, что власть сделала все, чтобы эта победа была куплена максимальной кровью и максимальным ущербом, это, к сожалению, правда.

22 июня — самый явный знак банкротства большевицкой внешней и внутренней политики и трагичнейшая страница нашей истории, которая говорит: диктатура никогда не способствует славе страны и ее пользе.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera