Сюжеты

Японский премьер обещает «прорыв» по Курилам

Официальный тон изменился, и Москва вновь готова говорить о Южных Курилах

Фото: «Новая газета»

Политика

Василий Головнинзавбюро ТАСС в Японии

Противоречивые дела происходят сейчас вокруг Курильских островов — на их обращенной к Японии южной части, например, бурно строят усиленную военную инфраструктуру, размещают противокорабельные ракеты и силы ПВО. Одновременно вдруг активизировались переговоры о мирном договоре между Москвой и Токио, которые невозможны без решения спора о тех же Южных Курилах. Начался настоящий вал контактов по всем уровням — от парламентов до частного бизнеса.

Надвигается и многозначительный юбилей, не вызывавший пока, правда, заметного энтузиазма у Москвы и Токио. Это 60-летие советско-японской Совместной декларации 1956 года, которая положила конец состоянию войны между двумя странами, восстановила их дипломатические отношения и не стала настоящим мирным договором только по одной причине. Стороны не смогли договориться о границе из-за спора о Южных Курилах и долгие десятилетия потом предпочитали не вспоминать о документе 1956 года, не заметив, в частности, его 50-летие.

В этом году ситуация кажется несколько иной — несмотря на международные санкции против Москвы, в Токио заговорили о возможности крупных сдвигов по проблеме островов. Их содержание неясно, однако не вызывает сомнений, что любая договоренность может базироваться только на той полузабытой декларации 60-летней давности.
 

Непослушный премьер

В 1956 году Никита Хрущев очень хотел договориться с Токио — были крупные надежды на то, что Япония после завершения оккупации станет нейтральным государством типа Финляндии. В текст Совместной декларации с санкции советского лидера был внесен пункт о том, что СССР готов передать соседу остров Шикотан и ныне необитаемую гряду Хабомаи, которую для удобства считают одним островом. Подарить их, правда, обещали только после подписания мирного договора.

Однако Токио уперся и требовал еще и куда более крупные Кунашир и Итуруп.  Его неуступчивость подогревали американцы: им очень не улыбалась перспектива финляндизации Японии.

Хрущев считал, что соседей удастся дожать: он дал указание подписать декларацию, рассчитывая вскоре выйти и на мирный договор. Но все пошло наперекосяк: Токио заключил союз с Вашингтоном, который и после прекращения оккупации сохранил в Японии военные базы. Хрущев вспылил, а обещание по поводу Шикотана и Хабомаи взяли назад, хотя документ был уже ратифицирован парламентами двух стран.

Кстати, президент Путин еще в 2000 году, в отличие от Никиты Сергеевича, признал декларацию в полном объеме. Но Токио по-прежнему хочет большего, а нынешний премьер-министр Японии Синдзо Абэ убежден, что, в отличие от предшественников, сможет решить проблему «северных территорий». Своим знакомым он говорил, что именно в 2016 году усматривает для этого особые шансы. Абэ считает, что в остающиеся месяцы он получит особую свободу рук: президент Барак Обама уходит, и его влияние на политику Токио сможет игнорировать. В минувшем феврале глава Белого дома в телефонном разговоре лично просил японского премьера не совершать визиты в Россию, чтобы не ставить под сомнение режим санкций и ограничения контактов с Москвой. Однако Абэ проявил непослушание: он ответил, что его стране, несмотря ни на что, нужно решать вопрос о Южных Курилах. 6 мая в конце длинного европейского турне премьер заехал в Сочи, где провел длительную беседу с президентом Путиным.
 

Г-н Яти предлагал раздел

После этого разговора г-н Абэ непрерывно излучает оптимизм. Он заявляет, что в результате беседы с Путиным поверил в возможность вывести переговоры из застоя и совершить «настоящий прорыв». В Токио многозначительно повторяют: в Сочи руководители двух стран «договорились о новом подходе, больше не будут цепляться за старые идеи, а продолжат диалог с целью поиска приемлемого для обеих сторон решения».

Что означает «новый подход» — неизвестно: на этот счет хранится полное молчание. Секретность — вообще особая черта нынешних контактов между Токио и Москвой, которые во многом готовились по линии секретаря Совета безопасности РФ Николая Патрушева и его японского коллеги, генсека Совета нацбезопасности Сётаро Яти. Этот бывший дипломат — ближайший советник премьера Абэ, именно он, как полагают, стоит за многими внешнеполитическими шагами главы правительства. К проблеме Южных Курил г-н Яти имеет непосредственное отношение — в 2009 году в газетном интервью он высказался за раздел этих островов между Россией и Японией напополам по площади. Это вызвало скандал, и нынешний советник премьера тогда был вынужден уйти в отставку с поста первого заместителя главы МИДа.

После встречи в Сочи в Токио уже побывал вице-премьер, полпред президента на Дальнем Востоке Юрий Трутнев. В Японии приняли Сергея Нарышкина, ждут Валентину Матвиенко, в июне возобновились консультации заместителей глав МИД двух стран о судьбе Южных Курил и выработке мирного договора.  Вскоре в нарушение обычных правил дипломатического протокола неугомонный премьер Абэ вновь отправится в Россию на встречу с Путиным. Она состоится в начале сентября во Владивостоке на экономическом форуме. Если разговор сложится удачно, то премьер намерен уже в этом году пригласить президента России в Токио с официальным визитом, чтобы закрепить успех. О такой возможности открыто заговорили и в Москве.
 

«Я не вижу реального содержания»

Путин должен был приехать в Японию еще в 2014 году, но этому помешали события на Украине и присоединение правительства Абэ к санкциям против Москвы. Весь следующий год в отношениях двух стран царил холод: Россия предельно ужесточила позицию по Южным Курилам, заявляя, что вопрос был раз и навсегда решен по итогам Второй мировой войны. Теперь тон изменился, и Москва вновь готова говорить о Южных Курилах.

Однако в Токио точные сроки визита Путина по-прежнему не называют: премьер Абэ явно надеется на нечто большее, чем просто согласие вновь поискать «взаимоприемлемое решение». Впрочем, один из ведущих в Японии специалистов по России, профессор Центра славянских и евразийских исследований Университета Хоккайдо Акихиро Ивасита считает, что ничего нового не будет. «В словах о каком-то «новом подходе», — сказал мне эксперт, — я не вижу реального содержания. Возможно, правительство Японии лишь пытается убедить общественность в своих дипломатических успехах». Профессор-скептик напомнил, что в 2009 году на переговорах с тогдашним президентом Дмитрием Медведевым японская сторона тоже говорила о некоем «творческом нешаблонном подходе», что не дало никакого результата. «Если бы Япония согласилась на положения Совместной декларации о решении вопроса путем передачи двух островов — был бы другой разговор, — считает эксперт. — Но прогресса трудно достичь, если требовать еще и продолжения переговоров об Итурупе и Кунашире».
 

Особая зона?

Бывший руководитель российского направления японской дипломатии, а ныне профессор Промышленного университета Киото и директор Института мировых проблем Кадзухико Того все же видит особый смысл в том, что российская сторона теперь признает свою приверженность Декларации 1956 года. Лично он считает оптимальным соединение положений этого документа и идеи создания на Южных Курилах особой зоны с совместным законодательством, выдвигавшейся при Ельцине. По мнению экс-дипломата, речь может идти о том, чтобы после подписания мирного договора передать Японии в соответствии с обещанием Хрущева острова Шикотан и Хабомаи, а на «остающихся Итурупе и Кунашире создать специальный экономический район с системой, устраивающей обе стороны».

Такая схема в целом согласуется со сделанным уже после переговоров в Сочи заявлением правительства Абэ о том, что оно по-прежнему выступает за решение вопроса о принадлежности всех четырех островов. Однако нужно быть реалистами — после Крыма крайне трудно вообразить, что Москва пойдет даже на символические уступки своей территории. Тем более что японцы вряд ли смогут предложить что-либо эпохальное взамен: премьер Абэ, правда, привез в Сочи программу хозяйственного сотрудничества, но ее содержание еще нужно конкретизировать. При этом в Токио явно рассчитывают на то, что конфликт с Западом, экономический кризис и санкции сделают Москву более сговорчивой.

«Мы всегда наиболее близко подходили к решению вопроса о северных территориях, когда Россия переживала острые проблемы в экономике», — заявил журналистам, по данным одной из газет, один из чинов японского МИДа.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera