Сюжеты

«Игра по перекидыванию ответственности». Эксперты — об извинениях президента Турции

Эрдоган выполнил первое требование Кремля

Фото: РИА Новости

Политика

Вера Юрченкокорреспондент

Неожиданное событие произошло в понедельник: президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган направил российскому президенту Владимиру Путину послание, в котором выразил глубокое сожаление по поводу сбитого на турецко-сирийской границе самолета и извинился перед семьей погибшего пилота Су-24.

«У нас никогда не было желания и заведомого намерения сбить самолет, принадлежащий Российской Федерации», — подчеркнул он.

В своем послании в Москву Эрдоган также написал:  «Я хочу еще раз выразить свое сочувствие и глубокие соболезнования семье погибшего российского пилота и говорю: «Извините». Всем сердцем разделяю их боль».

Турецкий президент добавил, что «во имя облегчения боли и тяжести нанесенного ущерба», готов к любой инициативе.

Таким образом, Турция выполнила первое условие Кремля на пути к нормализации отношений — извиниться. Вторым условием, которое озвучил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, является выплата компенсации семье погибшего, а также возмещение ущерба российскому руководству за сбитый бомбардировщик.

На фоне сообщений об извинении со стороны президента Турции «Газпром» объявил о готовности возобновить диалог по строительству газопровода «Турецкий поток».

Между тем Кремль пока официально никак не прокомментировал извинения Эрдогана. Кроме того, в Минэкономразвития России заявили, что пока не получали поручений подготовить предложения об отмене или корректировке санкционного режима в отношении Турции.

Напомним, Россия ввела ряд санкций в отношении Турции после того, как турецкие ВВС в ноябре 2015 года сбили российский бомбардировщик Су-24.

«Новая газета» узнала у экспертов, может ли послание президента Эрдогана стать первым шагом на пути к нормализации отношений между Россией и Турцией.

комментарии

Леонид Исаев
старший преподаватель департамента политической науки НИУ ВШЭ

Это далеко не первый шаг со стороны Эрдогана. Исходя из текста, который он прислал, речь идет об извинениях семье погибшего, а не президенту Путину за сбитый самолет, но перед семьей пилота президент Турции и ранее извинялся неоднократно.

С смысловой точки зрения ничего нового нет. Важно лишь то, что оно было неожиданным и четко акцентировано на извинениях в отношении гибели пилота. И сейчас формально извинения принесены.

Это не слабая позиция: извинения, напротив, может принести только сильный человек. Эрдоган на протяжении нескольких месяцев после инцидента искал пути к тому, чтобы перевести инициативу на нашу сторону. Какие-то шаги турецкого руководства до нас доходили, но мы все время отвечали: «нас это не устраивает», «не та постановка», «не тот контекст».

Понятное дело, что такой человек, как Эрдоган, не может сразу извиниться и признать ошибки, но он искал ту формулу, которая позволила бы максимально учесть пожелания Москвы, но при этом несла бы в себе минимум репутационных издержек. Эти шаги со стороны Турции так или иначе ведут к тому, что мяч оказывается на нашей стороне.

На это письмо, как на предыдущее, приуроченное ко Дню России, не удастся не обратить внимание. Реакция должна быть. К тому же все это подхватили и реакции от нас ждут. Вопрос в том, какая будет реакция.

Очевидно, что российское руководство, вряд ли, скажет: конфликт исчерпан. Он носит глубокий межличностный характер, и не будет разрешен в ближайшие сроки.

Одна из опций, которая у нас есть — сказать, что «этого не достаточно». Власти не заинтересованы в том, чтобы инцидент был исчерпан здесь и сейчас. Мы изначально хотим добиться от Эрдогана заведомо неисполнимой манеры поведения.

В письме придраться можно к чему угодно. Например, теперь можно сказать: «Мы хотим, чтобы не извинился, а покаялся, или публично признал свою неправоту и т.д.». Несколько месяцев назад только ленивый в нашем руководстве не отправлял Эрдогана на все четыре стороны, не стесняясь в выражениях. После этого невозможно опять выстраивать отношения на высоком уровне. Трудно представить, что власти России и Турции смогут теперь нормально коммуницировать.

Для нас лучшая опция — смена власти в Турции, конкретно Эрдогана, поскольку с ним у нас уже, вряд ли, получится выйти на прежний уровень отношений. Создается впечатление, что Россия и Турция идут не к нормализации отношений, а ведут игру по перекладыванию ответственности друг на друга.

Александр Шумилин
директор центра анализа ближневосточных конфликтов Института США и Канады

Судя по тому, как Кремль интерпретировал текст, изложенный Эрдоганом (а интерпретировали его очень положительно), — это первый шаг к нормализации отношений. При этом стоит отметить, что турецкий президент извинился не за самолет, а за гибель пилота.

Но судя по тому, что это было принято с восторгом, а слово «извините» все-таки прозвучало, то это, действительно, первый шаг.

Этому поспособствовала сложная ситуация, в которой оказался Эрдоган. С одной стороны, это проблемы с мигрантами в Европе, с другой — давление со стороны Москвы, которое оказалось достаточно жестким.

В этой ситуации он нашел совершенно адекватную форму. А именно — извинился за гибель летчика и сказал, что ведется судебное разбирательство в отношении предполагаемого убийцы, но к сбитому самолету это имеет вторичное отношение.

Москва, вероятно, аккуратно пожурит Турцию, примет извинения и начнет говорить о том, что объем экономических отношений между Россией и Турцией настолько значителен, что стороны должны искать точки соприкосновения.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera