Репортажи

Развестись побыстрее и остаться друзьями

Как Евросоюз реагирует на результаты «Брекзита»

Фото: EPA/OLIVIER HOSLET

Этот материал вышел в № 70 от 1 июля 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Александр МинеевСоб. корр. в Брюсселе

Европейские политики высшего ранга после первого шока от британского референдума в один голос взывали к спокойствию и рассудку в бракоразводном процессе ЕС с Великобританией. Это выглядело попыткой самогипноза.

Трудно судить, насколько спокойно было за закрытыми дверями Европейского совета, где в понедельник и во вторник заседали главы государств и правительств. Ангела Меркель уверяла нас на пресс-конференции, что лидеры, приняв результаты референдума как достойную сожаления  данность, обсуждали последствия в рабочем настрое и на холодную голову.

Тогда остается позавидовать их выдержке. За два десятка лет работы с европейскими структурами в Брюсселе я еще не видел такого калейдоскопа эмоций, как в эти два дня саммита.

Утром в понедельник амфитеатр Европарламента, где проходила чрезвычайная сессия, был заполнен до отказа, что бывает нечасто. Даже на галерке прессы не продохнуть, что и вовсе большая редкость.

Группа депутатов, стоя, устроила овацию лорду Джонатану Хиллу, понуро сидевшему в секторе Еврокомиссии, подперев рукой подбородок. Он был комиссаром ЕС по сельскому хозяйству и активным сторонником Британии в ЕС. После референдума подал в отставку в знак политической ответственности.

Лидер UKIP (Партии независимости Соединенного Королевства) Найджел Фарадж проходит через  зал с торжествующей улыбкой. Он герой, потому употребил все свое неугомонное красноречие на дискредитацию ЕС как могилы национального суверенитета.

Его место номер 20 в первом ряду соседствует через проход с местом председателя Еврокомиссии Жан-Клода Юнкера, главного европейского чиновника, возглавляющего бюрократический аппарат, из оков которого Фарадж как раз и вырвал Британию.

Два человека встречаются без рукопожатия, Юнкер кладет руки на плечи Фараджа и что-то говорит с обычной маской невозмутимости на лице. Потом с оглядкой на плотное кольцо фоторепортеров, шепчет ему на ухо. Зная обыкновение Юнкера язвительно шутить, могу предположить, что нечто обидное.

По ходу своего выступления, реагируя на возгласы однопартийцев Фараджа, Юнкер переходит с французского на английский: «Вы последний раз аплодируете в этом зале!». «А почему вы вообще еще здесь, если агитировали против ЕС и добились своего?».

В целом Юнкер склонен к пафосу и романтике: «Европа — это не только дело рассудка. Я огорчен и не скрываю этого... Британское голосование отрезало нам одно из нескольких крыльев, но мы не прерываем европейский полет к новым горизонтам... Мы говорим добро пожаловать новым членам ЕС».

Вольфганг Вебер, лидер самой многочисленной фракции Европарламента — правоцентристской Европейской народной партии (правда, не настолько многочисленной, чтобы преобладать, как «Единая Россия» в Думе), называет итоги референдума победой популистов и демагогов, которые хотят разрушить Европу. Он ловит Фараджа на лжи в агитационной кампании, что тот решительно опровергает.

Наконец, лидер партии политического мейнстрима ЕС заявляет, что на стороне Фараджа и прочих популистов стоит Владимир Путин, который радуется происшедшему. Фигура российского лидера стала в Европе воплощением темных сил, которые хотят разрушить успешную европейскую модель жизни.

Судя по аплодисментам, евроскептиков в Европарламенте хоть и значительно больше, чем в прошлых созывах, они в явном меньшинстве. Евросоюз пока еще рано хоронить.

Все, от лидеров Европарламента до высших еврочиновников и глав стран ЕС, высказались за скорейшее начало бракоразводного процесса с Британией, чтобы не затягивать период неопределенности, который чреват нестабильностью ЕС и материальными потерями. Они уже налицо в результате реакции рынков.

Никаких движений не может быть, пока Великобритания официально не уведомит о своем решении выйти из союза. Уведомление должен сделать ее премьер-министр. Но Дэвид Кэмерон на встрече с коллегами из остальных 27 стран отказался от этой миссии. Сказал, что не имеет морального права, поскольку сам агитировал против «Брекзита». С официальным заявлением, настаивает он, должен выступить глава нового правительства, а оно появится не раньше октября.

Основные действующие лица со стороны ЕС (Туск, Юнкер, Меркель, Олланд) отнеслись к такому предложению без восторга, хотя и согласны дать Лондону некоторое время на подготовку. Сколько именно, из выступлений и итогового документа саммита непонятно.

Брюссель и столицы стран ЕС исключили любые предварительные переговоры с британцами за закрытыми дверями об условиях развода. Их хотели бы победители «Брекзита». Но Юнкер запретил европейским космиссарам и главам директоратов вступать в переговоры с британскими чиновниками до официального обращения Лондона.

Процедура выхода описана в статье 50 Лиссабонского договора. Но статья ни разу не применялась, поэтому уточнять придется по ходу. После официального обращения выходящей страны начинаются переговоры об условиях выхода и о последующих отношениях между этой страной и союзом. На них отводится два года, но срок может быть продлен по обоюдному согласию (вариант скандального разрыва исключают обе стороны).

Меркель по просьбе журналистов попыталась детализировать процедуру. Она сказала, что уведомление от Лондона должен получить Европейский совет (собрание глав государств и правительств), а основную роль в процессе сыграет Еврокомиссия как исполнительный орган союза. У нее накоплен опыт переговоров со странами-кандидатами в ЕС. Они ведутся по статьям будущего договора о вступлении. Каждая статья определяет, какие условия страна должна выполнить, чтобы стать членом ЕС. Выход из союза — то же самое, но в обратном порядке. Стороны торгуются по каждой статье, от чего они в своих отношениях отказываются, а что сохраняют. Компромисс политических и экономических интересов.

Как сторонники, так и противники «Брекзита» не ищут радикального разрыва. ЕС и Великобритания останутся ближайшими партнерами. Минимум как ЕС и Канада, с которой в прошлом году ЕС заключил беспрецедентно благоприятное соглашение о торговле и инвестициях. Чаще называют вариант Норвегии, которая не только имеет доступ на единый рынок ЕС, но, в отличие от нынешней Британии, входит в Шенгенское пространство.

Туск, Юнкер и Меркель на пресс-конференциях напомнили Лондону, что для доступа на единый рынок по модели Норвегии придется соблюдать все «четыре свободы» ЕС, в том числе свободу передвижения людей. Норвегия — как и Швейцария — их соблюдают. Но одним из главных зол для агитаторов за «Брекзит» было именно свободное трудоустройство в Великобритании поляков, чехов, латышей и прочих граждан ЕС с востока.

Великобритания с самого начала, за все 43 года своего членства в ЕС, стремилась сделать его просто большой зоной свободной торговли без политических обязательств. Логика интеграции продиктовала неприемлемые для старой британской элиты политические императивы, отторжение которых и выразилось в «Брекзите».

Торг пойдет о максимальном доступе на единый европейский рынок с минимальными политическими условиями. Сегодня это значительно труднее, чем 43 года назад.

Меркель на встрече с прессой признала, что нельзя недооценивать последствий выхода из ЕС пятой экономики мира, составляющей 15-17% союзного ВВП. Но пока невозможно предсказать этих последствий. Они проявятся только после определения картины будущих отношений Велиокбритании с ЕС.

Независимо от этого страны союза сосредоточатся на росте занятости, повышении эффективности и конкурентоспособности экономики, чтобы компенсировать возможные потери от «Брекзита».

Лидеры оставшихся 27 членов ЕС заявили о готовности справиться с вызовами XXI века. Ритуально отметив историческое значение ЕС, они обещали обеспечить людям благосостояние и безопасность. Разговор без Кэмерона сосредоточился на внутренней и внешней безопасности, охране внешних границ в связи с миграцией, повышении занятости и конкурентоспособности, проблемах молодежи. Решили провести более глубокую дискуссию на эти темы в сентябре на неформальной встрече в Братиславе.

Впервые так четко Евросоюз делегировал свою оборону НАТО. В саммите ЕС участвовал генсек НАТО Йенс Столтенберг, а Туск и Юнкер поедут на саммит НАТО в Варшаву. Создание автономной оборонной составляющей ЕС — скорее жест вежливости странам ЕС, которые не входят в НАТО. Никакой отдельной от НАТО «европейской армии» не будет. А из НАТО Великобритания уйдет последней. Так что геополитически «Брекзит» не стоит драматизировать, какие бы эмоции вокруг него сегодня ни кипели.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera