Интервью

«Клоуны на паровозах»

Как быстро и насколько профессионально Совет Федерации принимает законы: интервью экс-сенатора Константина Добрынина

Фото: ТАСС

Этот материал вышел в № 70 от 1 июля 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Анна Байдаковакорреспондент

Совет Федерации закончил весеннюю сессию еще более ударно, чем Госдума: в последний день сенаторы приняли около 160 законов. «Новая газета» попросила прокомментировать работу бывших коллег Константина Добрынина. Он был представителем Архангельской области в Совете Федерации, имел славу самого либерального сенатора: оппонировал «бородатому и дремучему гееборчеству», просил СК проверить депутата Виталия Милонова на экстремизм, критиковал «законодательный спам» и «депутатов-троллей». Закончилось это в сентябре 2015 года, когда Добрынин досрочно сложил свои полномочия и перешел на специально созданную должность статс-секретаря Федеральной палаты адвокатов.

— Вы уходили из Совета Федерации, как вы говорили, по своему желанию. Не жалеете об этом?

— Ушел, да, и очень этому рад, потому что последний год работы Госдумы вызывает по меньшей мере уныние. Качество принимаемых законов, скорость их принятия, отсутствие должного обсуждения, это недопустимо в законодательном процессе.

— Но ваши бывшие коллеги даже перещеголяли депутатов Думы: они приняли за один день более 160 законов.

— Я бы отчасти заступился за коллег: сенаторы принимают 164 закона ровно потому, что у них нет варианта их не рассматривать, они обязаны сделать это в течение четырнадцати дней после принятия Госдумой. Это проблема Госдумы, когда она специально копит огромное количество законов, а потом начинает судорожно их принимать, чтобы, воспользовавшись последним днем, впихнуть как можно больше странных норм: удачное время для неудачных законов.

— А при вас было такое скоростное голосование?

— В мою бытность такое гигантское количество законов за один день не принимали. Превзошли сами себя, хотя казалось — куда уже.

Совет Федерации не так часто, но отклоняет законы. Когда я был сенатором, несколько законов отклонили, один — по моей инициативе, он касался какой-то безумной поправки процессуальный кодекс, которая касалась уточнения арбитражного процесса. Она была настолько коряво сформулирована депутатами Госдумы, что мы в последний день созвали согласительную комиссию, и в сентябре закон приняли в нормальном виде. Насколько я знаю, по так называемому «закону Яровой» пятеро сенаторов проголосовали против, человек девять воздержались. Это уже неплохо: в мое время воздерживались или голосовали против один-два человека.

Я бы вообще нынешней Думе поставил три с минусом. Кстати, я посмотрел списки кандидатов в депутаты, и меня поразило, что те немногие, кто пытался привнести в работу содержание, действительно что-то делать по сути, остались на полупроходных местах. А первые места занимают просто откровенные клоуны. Клоуны едут на «паровозах». Это касается не только «Единой России», и в других партиях есть одиозные личности.

— Обычно сенаторы единодушны в своем голосовании, разногласия встречаются часто?

— Каждый голосует так, как считает нужным. Это заблуждение, когда говорят, что на них оказывается какое-то мощнейшее давление. В преддверии голосования дискуссии идут достаточно жесткие. А вот в момент голосования каждый принимает решение.

— Почему же мы не видим результатов этих дискуссий?

— Наверное, потому что большинство сенаторов достаточно консервативны. Какая страна, такие и депутаты и сенаторы. Если Россия достаточно консервативная и медленная, то такие же будут и депутаты. Будет меняться общество — будут меняться власть и законодатели.

— Несколько депутатов, которые поставили свои подписи под самыми скандальными законопроектами, перешли в Совет Федерации (в частности, Елена Мизулина, Екатерина Лахова, Елена Афанасьева. — А.Б.). Это повлияло на работу сенаторов?

— Думаю, повлияло, и не в лучшую сторону. Со стороны некоторых коллег, пришедших из Госдумы, добавился градус истеричности, прибавилось каких-то странных инициатив. Стоит вспомнить абсолютно безграмотную с точки зрения права и очень странную с точки зрения просто человеческого отношения идею сенатора Мизулиной о запрете бэби-боксов.

— А вы сами в Думу пойти на этих выборах не хотите?

— При всем моем уважении к законодательной власти я считаю, что сейчас находиться в Госдуме совершенно бессмысленно.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera