Репортажи

Война вернулась

Днем 6 июля под Донецком был тяжелый бой. Под минометным обстрелом погибли два украинских десантника

Фото: Юлия Полухина / «Новая газета»

Этот материал вышел в № 73 от 8 июля 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

От редакции

Перемирие — это не мир, а разновидность войны. Пока политики разных стран не могут до конца определиться, в какой последовательности нужно выполнять пункты Минских соглашений, вдоль линии разграничения друг напротив друга находятся люди с оружием. И они друг в друга стреляют. У войны свои правила, и она не подчиняется решениям политиков, особенно если эти решения половинчатые и непоследовательные. И даже если война ведется «по всем правилам», ее тактические задачи — это разрушения и убийства.

Чем дальше оттягивается «окончательное решение» вопроса о мире, тем увереннее на «линию разграничения» в Донбассе возвращается война. Специфика перемирия в том, что об идущей на самом деле войне меньше рассказывают по телевизору, если вообще говорят. И отдельные стычки, на которые не обращают внимания большие люди из комфортных кабинетов, «внезапно» могут перерасти в крупномасштабную катастрофу.

Вид на объездную дорогу Донецка и позиции «ДНР» через разведтрубу. Фото: Юлия Полухина / «Новая газета»

Промзона, «промка», — окраина Авдеевки, ближе всего расположенная к Донецку. Здесь в нескольких бетонных ангарах, до войны занятых под склады, располагаются передовые позиции Вооруженных сил Украины (ВСУ). Десантники из 95-й, 79-й и 81-й бригад держат оборону. Полтора месяца назад они отбили один из ангаров, в котором раньше был гипермаркет, у подразделения ополченцев — похоже, что это было «Сомали» полевого командира «Гиви». Украинские военные говорят, что по Минским соглашениям «промка» должна быть под контролем ВСУ, а значит, они все сделали правильно. Полагаю, что у бойцов «ДНР» мнение иное.

Среди трофеев — единственный на весь ангар телевизор. Он стоит в подвале и принимает шесть каналов, все — российские. Поэтому новости украинские десантники узнают от Ирады Зейналовой и Дмитрия Киселева. С интернетом и мобильной связью тут большие проблемы.

Ангар занимает стратегическое положение, потому что с него простреливается Ясиноватская развязка и объездная дорога Донецка. Когда «дээнеровцы» осознали, что не смогут вернуть себе этот ангар, решили его разрушить, как в свое время сравнивали с землей постройки на территории аэропорта, который удерживали «киборги». Правда, в условиях перемирия, что предполагало отвод тяжелых вооружений, делать это сложнее.

Стрельба из минометов калибром 120 мм обычно ведется по ночам. Бой с 5 на 6 июля стал исключением из этого неписаного правила. Начиналось все, впрочем, «обычно», с точки зрения десантников, — ни один день в Авдеевке не обходится без обоюдной пальбы.

С 8 до 9 вечера в небе над «промкой» висели два беспилотника, прилетевших из «ДНР», а это верный признак скорого и мощного обстрела. Он длился примерно три часа. Обе стороны использовали минометы («восьмидесятые»), АГС (30-мм гранатомет), СПГ (станковый противотанковый гранатомет), ДШК (крупнокалиберный пулемет). Один украинский десантник получил легкое ранение, но, побывав у медиков, он вернулся на позиции.

Украинский десантник отстреливается из пулемета «Утес». Фото: Юлия Полухина / «Новая газета»

А вот обстрел 6 июля начался внезапно, в два часа дня. Со стороны «ДНР» заработали пулеметы, затем — минометы, украинцы отвечали, с каждой из сторон в бой вступило по одному имеющемуся в наличии БТР.

На две минуты наступило затишье. И тут в ангар прилетела 120-миллиметровая мина, впервые за очень долгое время среди бела дня.

Сбоку раздался крик. Поначалу десантники даже подумывали, что это кто-то из них переругивается с ополченцами — их ближайшие позиции метрах в 30 от ангара, докричаться не проблема. Но быстро стало ясно — кричат: «Завал!». Под завалом нашли раненого.

Десантник Владимир Сергеев (слева). Фото: Юлия Полухина / «Новая газета»

Это был Владимир Сергеев с позывным «Кабан». Мы общались в ночь между двумя обстрелами. «Кабан», 23 года, из-под Киева. Он скрывал от мамы, что находится в Авдеевке, то есть в зоне постоянных обстрелов. Так она дозвонилась до Генерального штаба ВСУ, генштабовские разыскали «Кабана», и с тех пор ротный каждый день ставил перед ним «боевую задачу» — позвонить маме. Утром 6 июля перед выходом на позиции Владимир позвонил и сказал, что с ним все в порядке.

Осколок мины не пробил бронежилет насквозь. Но Владимир получил травмы головы, обеих рук и ног и живота. С него стянули броник, положили на носилки, рядом на носилках же лежало тело Олега из Ивано-Франковска. Он погиб сразу. Еще два десантника получили тяжелые ранения: одному выбило глаз, другому осколками посекло ногу.

Пока «Кабану» пытались оказать помощь, прилетела еще одна, «восьмидесятая», мина. Еще один десантник получил тяжелое ранение — в лопатку.

Четверых раненых погрузили в «скорую», ее отъезд прикрывал огнем БТР.

Владимир умер в больнице.

Ранения Владимира Сергеева оказались несовместимы с жизнью. Фото: Юлия Полухина / «Новая газета»

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera