Сюжеты

Погорелые цифры

Что уничтожил огонь, и что еще будет гореть. Промежуточные итоги пожарного сезона. Промежуточные итоги пожарного сезона

Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 73 от 8 июля 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

Зинаида БурскаяКорреспондент

 

Рослесхоз и экологи подводят итоги первой половины лесопожарного сезона. Отличия — значительные. По данным профильного ведомства, за этот год в стране выгорело менее миллиона гектаров леса, по ряду показателей удалось добиться улучшений, а текущая ситуация совпадает со среднестатистической. Однако, по оценке Гринпис, на самом деле лесов сгорело почти в 5 раз больше, а количество возгораний в последние недели серьезно превысило аналогичный показатель за последние несколько лет.

К своим главным достижениям Рослесхоз относит значительное снижение площадей пожаров в весенний период. Напомним, пожары в Сибири и на Дальнем Востоке традиционно начинаются с середины весны, сразу после схода снега, когда жители начинают поджигать прошлогоднюю траву и огонь с полей уходит в леса. В прошлом году в таких пожарах сгорело больше тысячи домов, погибло несколько десятков человек. В этом сезоне счет уничтоженных домов идет на десятки, нет погибших в огне жителей, хотя и есть пострадавшие. Увеличилась скорость обнаружения пожаров. В Федеральном агентстве лесного хозяйства говорят, что в Бурятии и Амурской области примерно в полтора раза больше пожаров обнаруживают в первый день, в Забайкалье — в три раза больше. Это должно было способствовать быстрой ликвидации пожаров, сокращению пройденных огнем площадей и экономии бюджетных средств, но — увы: средняя площадь единичного пожара в Приамурье и Восточной Сибири превысила аналогичные показатели за прошлый год. Это значит, что тушить их все-таки не успевали.

По оценке Гринпис, в этом году уже сгорело около 4,7 млн га леса, а с учетом степей, гор и сельхозугодий — около
7,3 млн га. Это больше чем в два раза превышает показатели за весь прошлый год, даже с учетом памятных всем масштабных пожаров на Байкале (по данным Рослесхоза, за весь 2015 год в России выгорело около 2 млн га лесов).

С такой оценкой экологов в профильном ведомстве не согласны — Рослесхоз оценивает текущие потери леса меньше чем в миллион га.

Расхождения не удивляют. Гринпис жестко критикует Рослесхоз, Авиалесоохрану и региональные органы власти за недостоверность данных о площадях пожаров не первый год. По мнению экологов, занижение «масштабов бедствия» препятствует своевременному реагированию на пожары и принятию верных управленческих решений, зато позволяет создавать видимость контроля над ситуацией.

В ведомствах, в свою очередь, намекают на то, что оппоненты незнакомы с действующим лесным законодательством, ставят под сомнение методы, которыми пользуются экологи при подсчете площадей пожаров, и утверждают, что всегда владеют реальной ситуацией, вне зависимости от того, отражена она в общедоступных сводках или нет.

Самые масштабные претензии у экологов в этом году вызвали пожары на Камчатке. По расчетам руководителя лесной программы Гринпис Алексея Ярошенко, в начале июня Рослесхоз и Авиалесоохрана занизили данные о пожарах на полуострове в 20 тысяч раз. На тот момент в Камчатском крае действовало несколько пожаров, самый крупный — в Тигильском районе, его площадь превышала 190 тысяч гектаров (по данным общедоступной ведомственной системы спутникового мониторинга пожаров ИСДМ-Рослесхоз), однако в официальной сводке было указано, что площадь всех действующих на Камчатке пожаров — всего 10 га.

В Рослесхозе тогда заявили, что этот пожар действует в «зоне контроля» — то есть что он находится в труднодоступной местности, не угрожает людям, объектам экономики или ценным территориям, а затраты на его тушение превышают возможный ущерб. По новому закону, такие пожары можно не тушить и не учитывать в статистике.

Однако он все-таки попал в сводку — правда, в размере всего 300 га.

— Одна из голов пожара вышла на стойбище оленеводов, и комиссия по чрезвычайным ситуациям субъекта приняла решение тушить его за счет средств субъекта, — объясняет начальник Авиалесоохраны Владимир Гришин. — Применили авиацию, начали активно тушить, чтобы не дать пожару распространяться именно в том направлении. После прохождения осадков северная и юго-западная кромки естественным путем остановились. Насколько я знаю, он считается локализованным на сегодняшний день.

В итоге правительство Камчатского края потратило на его тушение более 50 млн рублей — это сопоставимо с годовыми субвенциями, которые получает весь полуостров на охрану лесов от пожаров.

Этот пожар по итогам сезона обязательно будет учтен как пожар «в зоне контроля», добавляет Владимир Гришин. Сейчас в открытой статистике его нет, по данным мониторинговой системы ИСДМ-Рослесхоз, он продолжает действовать, выгорело уже 236 тысяч га. По площади это почти как Москва и Новая Москва, вместе взятые.

Представители Рослесхоза и Авиалесоохраны не согласны с тем, что якобы умышленно искажаются данные о лесопожарной обстановке, хотя и не отрицают, что регионы продолжают занижать площади действующих пожаров и завышать ряд других показателей.

Так, в прошлом году Иркутская область включила в официальный сводный план тушения пожаров больше 7 тысяч человек, однако по факту их оказалось всего 725. Аналогичная ситуация была в Бурятии: по плану — почти 7752 человека, по факту — почти в 8 раз меньше.

«Данные, которые представляют регионы, постоянно проверяют, используя спутниковую систему ИСДМ-Рослесхоз, — говорит заместитель начальника Рослесхоза Николай Кротов, — если данные сильно расходятся, начинается долгий процесс верификации, чтобы по итогам года обладать реальными цифрами».

Однако в оперативную сводку продолжают включать именно данные, полученные из регионов, — независимо от того, достоверны они или нет».

«Если бы мы руководствовались только данными субъектов Российской Федерации, не было бы и 10% случаев принятия решений о введении сил федерального резерва в порядке упреждающего маневрирования. Мы бы тогда исходили из того, что в субъектах малая и средняя горимость, и все спокойно… Мы абсолютно четко понимаем ситуацию, — утверждает глава Рослесхоза Иван Валентик. — В то же время мы категорически против раскачивания ситуации, ее эскалации с точки зрения того, что она вышла из-под контроля, что горят огромные площади».

Тем не менее ситуация может выходить из-под контроля — независимо от того, по какой методике считать пройденные огнем площади и включать ли в общую статистику удаленные пожары. Так было в прошлом году на Байкале.

В этом году пик пожаров также еще не пройден — он традиционно приходится на начало августа. В текущем сезоне, как утверждают в Рослесхозе, значительное число пожаров происходит из-за сухих гроз и приводят в пример Красноярский край и Иркутскую область. В ближайшие недели традиционно ожидают увеличения числа пожаров в Тыве, Якутии и Забайкальском крае.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera