Сюжеты

Хотели зону отдыха? Получайте плац!

«Народный парк» стал площадкой для музея военной формы, а желание министра перевесило мнение 1200 москвичей

Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

Этот материал вышел в № 73 от 8 июля 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

Анна Бессарабовакорреспондент

Жители Большого Спасоглинищевского переулка 17 лет добивались, чтобы рядом с их домами появились сквер, детские и спортивные площадки. Провели общественные слушания, убедили депутатов и чиновников, подготовили проект, стоивший городу более семи миллионов рублей, до мелочей продумали, что, где и из каких материалов надо делать… А на финишном этапе узнали, что мэрия отдала территорию Агентству по управлению и использованию памятников истории и культуры для присоединения к будущему музею военной форменной одежды.

В Большом Спасоглинищевском переулке нет дворов, детских площадок, газонов и скамеек. Сейчас нет, а до 1990-х были: и прогулочная зона, и площадки.

«В нижней части каскадного сквера дети играли в хоккей, футбол, бадминтон, в верхней — гуляли мамы с колясками, пожилые люди, молодые пары, — вспоминает москвичка Ольга Грачева. — Рядом работала поликлиника. Было хорошо и уютно, пока земля, заменявшая нескольким зданиям придомовую территорию, не заинтересовала чиновников и бизнесменов».

Поликлинику убрали, собрались строить сначала еврейский культурный центр, затем, передумав, — Дом ветеранов МВД, еще позже — гостиницу. В итоге на участке между Маросейкой и Солянкой появились платные парковки: одной владели чеченцы, другой, как говорят жители, «муж депутата». Вчерашний парк превратился в пустырь, свалку, место встречи бомжей и алкоголиков.

«Мы пошли в управу, там сказали: «К сожалению, ничего не можем сделать», — и послали нас в префектуру. В префектуре сообщили, что территория ни за кем не закреплена, «висит в воздухе», — продолжает рассказ Юрий Околухин. — С той поры, с 1999 года, добиваемся восстановления сквера и строительства спортивных и детских площадок».

Инициативная группа жителей Большого Спасоглинищевского показывает восемь толстых папок: переписку, эскизы и схемы «Народного парка» — свою и ООО «МЭГЛИ ПРОЕКТ», — отмечая и объясняя, что и где должно было располагаться: фонтан, лестница, канатная дорога для подростков, летний амфитеатр, яблони, липы…

По словам собеседников, эти восемь томов стоили им многих сил и нервов. Пикеты, протесты, встречи с представителями администрации района и округа, бесконечные переговоры…

«Оля у нас ложится под ковш экскаватора, когда приезжают выкапывать старые деревья, — полушутя-полусерьезно замечает Ольга Александрова. — Алексей отвечает за дороги — вынудил службы поставить рядом с домами бесшумные люки и убрать бессмысленные знаки. Не дали коммерсантам расширить парковочную зону… Воюем не из вредности. Посмотрите сами: поблизости негде гулять с детьми, некуда вывести родителей-инвалидов. С собаками нужно идти за Садовое кольцо, на спортивные площадки — за Бульварное. А до недавнего времени были еще перекрыты проходные дворы — офисы ставили шлагбаумы. По нашему настоянию все расчистили».

В декабре 2013 года рабочая группа при Градостроительной комиссии приняла решение внести изменения в проект межевания. В апреле 2014-го квартал в Большом Спасоглинищевском переулке уже имел статус «территории общего пользования», а зимой на очередном заседании Совета депутатов была согласована концепция благоустройства и озеленения. Кстати, она разрабатывалась при участии префектуры ЦАО. Состоялись публичные слушания, 1200 жителей подписались под предложением создать сквер. Был проведен конкурс, его выиграло ООО «МЭГЛИ ПРОЕКТ».

«Мы общались с архитекторами, дизайнерами, людьми из ГБУ «Жилищник Басманного района», — поясняет москвич Алексей Шпилевой. — Десятки раз обходили каждый уголок территории, а там около 7000 кв. метров. Получился великолепный проект. Москва заплатила за него 7,5 млн рублей. Сквер должен был появиться в 2016 году».

О том, как события развивались дальше, написал на своей странице в соцсетях депутат округа Басманный, председатель комиссии по строительству, благоустройству и землепользованию Евгений Будник: «Недавно пришла неожиданная новость. Оказывается, в середине 2015 года министр культуры Владимир Мединский обратился к мэру Собянину с просьбой отдать 4500 кв. метров будущего сквера подведомственному ему Агентству по управлению и использованию памятников истории и культуры (АУИПИК) для присоединения к создаваемому музею военной форменной одежды, который будет расположен на соседнем участке. И, несмотря на то что прошли публичные слушания, за землей закреплен статус «территории общего пользования» (под сквер), проект благоустройства согласован с муниципальными депутатами и поддержан жителями, управой и префектурой, мэр Москвы отдал 90% территории в аренду Министерству культуры (АУИПИК)».

Прежний префект ЦАО Москвы Виктор Фуер скончался, новый не счел нужным ставить жителей Большого Спасоглинищевского переулка и муниципальных депутатов в известность о внезапных переменах. Устно москвичам заявляют, что земля перешла в федеральную собственность, АУИПИК пишет, что «территория сквера будет восстановлена в соответствии с археологическими и историко-архивными исследованиями».

Люди возмущены: «Почему решения принимаются единолично? Зачем городские власти постоянно говорят о значении местного самоуправления, если в действительности мнение жителей не учитывается и все меняется по просьбе одного министра?»

Дизайнеры «МЭГЛИ ПРОЕКТА» в недоумении — их префектура известила о передаче территории Агентству по управлению и использованию памятников истории и культуры, но не назвала причин.

«Мы не сдадимся. В конце концов, есть суд, прокуратура, пусть проверяют законность решений мэрии, разбираются, почему город выделяет 7,5 миллиона на проект, а потом сам же их хоронит, — готовятся к новому этапу борьбы жители Большого Спасоглинищевского переулка. — Мы здесь навсегда, это наш квартал. И нам нужны сквер, зона отдыха, дорожки для прогулок, детские площадки. Плац для костюмированных парадов можно создать в другом месте».

Депутат муниципального округа Басманный Евгений Будник:

— Жители Большого Спасоглинищевского переулка написали обращение в администрацию президента, оттуда их письмо переслали в Минкультуры РФ, и из АУИПИК пришел ответ о том, что земля теперь принадлежит агентству. Но история не закончилась, люди намерены добиваться, чтобы их проект был реализован.

Что касается общей ситуации… Деньги на благоустройство дворов выделяются, но чиновники, подрядчики часто делают не то, чего хотят жители. Не принимают во внимание потребности горожан, не проводятся опросы. Люди последними узнают, что происходит у них во дворах.

Глеб Витков, преподаватель Высшей школы урбанистики:

— Во многих случаях сама типология застройки препятствует появлению локальных сообществ — слишком велики пространства и множество противоречащих интересов. Трудно договариваться, отмежевывать территорию и нести за нее ответственность.

Может быть, то, что только город берет на себя функции по поддержанию территорий, не самый худший сценарий для Москвы, хотя и не подходит для всех ее районов. Но если такие обязательства взяты, то должны быть какие-то критерии эффективности, а до сих пор они носили декларативный характер: повышение безопасности, приведение дворов в порядок. Скорее это технические и хозяйственно-бытовые параметры, а не показатели удовлетворенности жителей тем качеством среды, что они получают в итоге. Никто замеров, опросов не проводит ни до, ни после благоустройства. Нельзя сделать людей счастливыми насильно, и понятно, что возникают конфликты.

Технологически процедура по сбору предложений от жителей, их обсуждению и интеграции в проекты никак не выстроена и непрозрачна. Нет, например, такого сайта, где бы вы нашли информацию о работах, планируемых на следующие несколько лет или уже проведенных. Среда не получает должного осмысления и в итоге ориентирована на абстрактного среднестатистического жителя со стандартным набором потребностей, в соседних дворах появляются одинаковые площадки со странным функционалом, брусчатка непонятного вида, свободные уголки асфальтируются под парковку без учета последствий для растений и удобства двора для разных пользователей. На эргономичность, уникальность и цельность облика дворового пространства рассчитывать не приходится.

Полномочия у благоустроителей толком не прописаны, под понятие «техническое обновление» подпадает любое действие. Упрощая себе задачу, специалисты инженерных служб, а теперь ГБУ «Жилищник», могут принимать самостоятельные решения, не интересуясь ни возрастным составом жителей, ни их потребностями, а отталкиваясь исключительно от технического состояния объектов. В силу естественной нехватки компетенций инженер не может принять обоснованное решение о выборе конкретных элементов, об эстетике, ландшафте и растениях, не говоря уже о том, что без полноценного проекта невозможно предусмотреть системные проблемы, например, организации отвода ливневых вод или освещения.

Многие вопросы шире: проблема одной парковки не решается отдельно от стратегии всего района, не нужно пытаться в каждом дворе сделать площадку для выгула собак, но где-то в районе стоит выделить под нее место. Это же касается и шумных спортивных площадок, и разнообразия детских. Требуется единая концепция развития открытых общественных пространств района. Все должно рассматриваться в условиях взаимодействия жителей и муниципалитетов. Бардак с распределением полномочий, отсутствие прозрачной процедуры принятия решений о благоустройстве, отсутствие общественного контроля и обратной связи заставляют нас жить в неудобных дворах, которые сложно назвать «своими».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera