Репортажи

Заслон от «вежливых людей»

В чем главный смысл новой восточной политики НАТО для России

Фото: EPA

Этот материал вышел в № 74 от 11 июля 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Александр МинеевСоб. корр. в Брюсселе

Саммит НАТО проходил в Варшаве незатейливо, на стадионе, наскоро приспособленном для приема трех с лишних десятков глав государств и правительств с многочисленными свитами. Без размаха. Не то что саммит АТЭС во Владивостоке.

Сэкономленные деньги, видимо, пойдут на пополнение военных бюджетов и закупку новой техники. Например, беспилотников новой структуры альянса — службы союзной разведки и наземного наблюдения, один из которых был выставлен напоказ у входа в пресс-центр.

За четверть века после холодной войны оборонные расходы членов НАТО неуклонно сокращались, военное присутствие США в Европе уменьшилось с 300 тысяч до 60 тысяч.

Присоединение Крыма к России повернуло этот процесс вспять.

Западный военный альянс оно застало врасплох, и только через полгода растерянности он начал реагировать. На саммите в Уэльсе в сентябре 2014 года был принят мобилизационный план, который требовал повышения военных расходов, но только в прошлом году наметился едва заметный сдвиг в этом направлении.

Генсек НАТО Йенс Столтенберг ожидает, что в будущем году оборонные бюджеты европейских членов и Канады вырастут на три процента, или на 8 миллиардов долларов. Но и этого пока мало, полагает он. Большинство европейских стран не дотягивают до поставленной цели в два процента от ВВП.

Тем не менее на варшавском саммите объявлено, что мобилизационное задание Уэльса-2014 выполнено. Утроена численность сил реагирования НАТО (до 40 тысяч человек), создан их ударный кулак — силы особо высокой готовности, организованы малые штабы в шести восточных странах альянса, способные управлять учениями  и принимать подкрепления в случае необходимости. На очереди еще два таких штаба.

России либо придется включаться в соревнование, либо идти на компромиссы с неочевидным результатом

Тяжелый маховик НАТО — громоздкой бюрократической структуры —  раскручивается медленно. Как сказал один из высокопоставленных натовских чиновников, решения Уэльса выполнены только сейчас, а решения Варшавы — это задание на послезавтра. В будущем году только начало, а в основном — на последующие годы.

Так что России либо придется включаться в соревнование, либо идти на компромиссы с неочевидным результатом.

По периодизации постпреда США при НАТО Дугласа Льюта, крымско-украинский эпизод создал новую стратегическую ситуацию, в результате которой Североатлантический альянс вступил в третий этап своей истории после долгого этапа холодной войны и четвертьвековой иллюзии после нее. Он вернулся к первоначальной миссии — коллективной обороне своих членов и сдерживанию. Главным образом России, но также террористической и миграционной угрозы с юга.

Главным решением, принятым в Варшаве, стало уже объявленное ранее дальнейшее расширение военного присутствия НАТО на восточном фланге — размещение четырех многонациональных усиленных батальонов в каждой из стран Балтии и в Польше на основе ротации и обустройство там военных складов на случай прибытия кризисного подкрепления.

На саммите определились страны, которые возглавят батальоны. Костяк того, что разместится в Латвии, составят войска Канады, которая тем самым возвращается в Европу, уйдя из нее после холодной войны. Немецкие войска возглавят батальон в Литве, британские — в Эстонии, американские — в Польше. У американцев помимо натовской программы есть и своя — в рамках так называемой «Европейской инициативы заверения», на которую конгресс дал 3 миллиарда долларов. К двум американским бригадам, расквартированным в Германии и Италии, добавится третья — для Восточной Европы, опять же на основе ротации.

Глубокий смысл четырех батальонов не в том, что они могут противостоять в десятки раз превосходящим российским силам по ту сторону границы, а в том, что они многонациональные, а не литовские, латвийские, эстонские или польские.

В НАТО считают, что вряд ли «вежливые люди» пойдут в расположение американского или британского батальона, в котором к тому же есть датчане, голландцы или итальянцы. Второй важный момент: батальоны могут быстро получать многократные подкрепления.

Страны юго-восточного фланга НАТО пока что не удостоены такого повышенного внимания, хотя в Румынии уже размещена батарея ракет-перехватчиков натовской ПРО. Там для начала решено создать румыно-болгарскую бригаду с перспективой превращения в многонациональную.

В качестве задания на послепослезавтра прозвучала идея натовского морского и военно-воздушного присутствия на Черном море. Бюрократический маховик уже закрутился в этом направлении.

Черноморское измерение НАТО будет темой совещания министров обороны в октябре. Так что натовские морские и авиационные базы на берегах Черного моря, против гипотетического появления которых была направлена крымская операция России, могут теперь стать явью.

Генсек НАТО клялся на пресс-конференции, что до Крыма и Донбасса никто в НАТО даже не помышлял о таких мерах. Но Россия поменяла правила игры

Новшеством Варшавы стало возведение киберзащиты в ранг самостоятельного вида вооруженных сил НАТО. Особое внимание будет уделяться отражению «гибридной» угрозы, образцом которой была, как считают в НАТО, российская операция по присоединению Крыма, в которой использовалось скрытное вторжение войск без опознавательных знаков с мощной пропагандистской подготовкой.

Генсек НАТО клялся на пресс-конференции, что до Крыма и Донбасса никто в НАТО даже не помышлял о таких мерах. Но Россия поменяла правила игры. Мир стал более опасным. Правда, признал он, не только из-за России, но и из-за угрозы с юга.

«Мы не хотим ни новой холодной войны, ни гонки вооружений», — заявил Столтенберг, давая понять, что уже трудно избежать и того, и другого. Принятые меры не ограничены по времени, неизвестно, как долго останутся в восточноевропейских странах войска, штабы и военные склады НАТО.

Фото: EPA

На полях саммита прошла конференция экспертов, в которой приняли участие представители известных аналитических центров. Даже такие почтенные фигуры, как бывший госсекретарь США Мадлен Олбрайт.

Сейчас диалог между НАТО и Россией необходим, уверен директор Московского центра Карнеги Дмитрий Тренин, который участвовал в этой конференции.

«Диалог нужен, во-первых, чтобы не столкнуться, чтобы ситуация не стала хуже», — сказал он, отвечая на мои вопросы.

«Мы не говорим о диалоге, чтобы исправить ситуацию, потому что это невозможно в обозримом будущем, — продолжал он. — Проблемы фундаментальные, и они не могут  быть решены за один день. Это дело длительное. Мы еще недостаточно «поборолись», чтобы иметь результаты. По результатам борьбы будет итог».

Он согласен, что ответом на действия НАТО может стать усиление военной активности России, проведение российскими военными крупномасштабных учений и внезапных проверок войск в западных регионах страны. Но и без размещения четырех натовских батальонов в Прибалтике и Польше такая активность была бы. Это логика ситуации, которую мы имеем после Крыма и украинских событий.

«Решение НАТО об этих четырех батальонах имеет скорее символическое значение, но это первый шаг к восстановлению военно-политического противостояния в Европе, хотя и на очень низком по сравнению с холодной войной уровне», — сказал он.

Он отметил, что Россия уже вербально отреагировала, заявив о размещении новых сил и вооружений в западных регионах страны, вблизи границ со странами Балтии.

«Диалог возможен и необходим для того, чтобы избежать опасных инцидентов, которые могут привести к жертвам, в случае которых наши сегодняшние отношения могут показаться замечательными», — считает эксперт.

Какие-то учения с обеих сторон, считает Дмитрий Тренин, могут быть интерпретированы по худшему варианту, и это тоже может привести к опасному осложнению отношений. Поэтому необходим прямой контакт между военными.

Есть еще один сигнал Варшавы, который прозвучал не так четко, как размещение четырех многонациональных батальонов в Восточной Европе. Высокопоставленный чиновник НАТО, пожелавший сохранить анонимность, сообщил, что альянс не собирается мириться с созданием Россией бесполетных зон, которые затрагивают территории стран альянса и их интересы.

Россия с помощью новейших ракетных комплексов С-400 создала несколько «запретных зон», которые частично охватывают территории и акватории стран НАТО

Он отметил, что Россия создала с помощью новейших ракетных комплексов С-400 несколько «запретных зон», которые частично охватывают территории и акватории стран НАТО. Многоуровневые системы ПВО созданы над Крымом, Калининградской областью, Камчаткой и Сирией.

Калининградскую область он назвал самым милитаризованным районом планеты. Созданная над ней система ПВО охватывает значительную часть стран Балтии, Польши, а также акватории Балтийского моря. Подобная зона на севере беспокоит Норвегию, потому что может повлиять на связь между европейскими странами НАТО и США. Крымский «купол» охватывает Черное море и черноморские страны НАТО. «Купол» над Сирией покрывает часть территории Турции, одного из ключевых членов НАТО. В случае кризиса наличие таких «куполов» может помешать передвижению сил НАТО, что никак не может устроить альянс.

Президент Владимир Путин и Сергей Шойгу наблюдают за военными учениями, 2013 год. Фото: РИА Новости

Поэтому в НАТО подготовлен пакет мер, который призван обеспечить свободу передвижения вооруженных сил альянса, сообщил этот чиновник. Пакет обсуждался в пятницу главами государств и правительств стран НАТО на варшавском саммите.

Этот чиновник не стал раскрывать, каким образом НАТО собирается нейтрализовать «запретные зоны», установленные Россией. Наверное, российские военные эксперты могут предположить.

Возможно, представители НАТО проинформируют об этом российскую сторону на предстоящем 13 июля заседании Совета Россия—НАТО, как и о других мерах, принятых на саммите. В целом задачей этого заседания чиновник назвал «попытку укрепить предсказуемость и транспарентность хотя бы в военной сфере», чтобы снизить риски инцидентов. Речь не идет о возвращении к «бизнесу как обычно».

Тут свои бюрократические и дипломатические сложности. Мой старый знакомый, бывший пресс-секретарь НАТО, а ныне высокопоставленный сотрудник аппарата Джейми Шеа привел мне пример противоречия. После визита в Финляндию Владимир Путин предложил обсудить проблему включения транспондеров при полетах самолетов НАТО и России над Балтикой. Натовцы давно поднимали этот вопрос для исключения случайностей. Но обсуждать проблему транспондеров на Совете Россия—НАТО — это значит возвращаться к практическому военному сотрудничеству НАТО с Россией. Это принципиально, признает Шеа. Мы сами загнали себя в ловушку.

Так или иначе, продолжение работы Совета Россия—НАТО необходимо обеим сторонам. Даже если сейчас у них нет положительной повестки дня. Ее в НАТО тоже не видят. Прежние проекты, в том числе по терроризму и наркотрафику, похоронены. Зато актуальна и важна отрицательная: предотвратить непоправимое.

По мнению военного эксперта Александра Гольца, создавшееся после Крыма положение гораздо серьезнее, чем можно предположить на первый взгляд. Запад и Россия вернулись даже не в эпоху поздней холодной войны, когда стороны соблюдали правила и общались по «красному телефону». Придуманные тогда защитные механизмы забыты после падения Берлинской стены за ненадобностью, а потом о них не вспомнили. Россия и Запад вернулись в период гораздо меньшей предсказуемости самого начала 50-х. Тогда еще только предстоял Карибский кризис...

Варшава

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera