Сюжеты

От политики «Добро пожаловать» до инцидента со свиными хвостами

Опыт Турции, Германии, Болгарии, Венгрии и Греции по борьбе с миграционным кризисом

Фото: EPA

Общество

Александр Чурсинсобкор на Балканах

Летом 2015 года страницы европейских газет и экраны телевизоров заполнили репортажи о драматической ситуации, сложившейся на так называемом балканском маршруте беженцев из кризисных регионов Ближнего Востока. В июле в Грецию из Турции через Эгейское море нелегально прибывало по 8-10 тысяч человек за сутки. На границе с Македонией царил хаос: толпы мигрантов, преодолев пограничные кордоны, с боем брали редкие пассажирские поезда, чтобы поскорее пересечь Сербию и оказаться в Венгрии. Но это было не просто — венгерские власти уже успели возвести вдоль сербско-венгерской границы забор из колючей проволоки и организовать постоянное патрулирование. Те, кому все-таки повезло добраться до Будапешта, оказались в ловушке — поезда до Вены отменили, а оформлять законный въезд и размещаться во временных лагерях беженцы не хотели, да и сами венгры не были готовы к такому человеческому потоку. Так в Европе начинался миграционный кризис. Что изменилось год спустя?

На турецком побережье исчезли импровизированные лагеря сирийцев, афганцев и иракцев. После подписания соглашения между Турцией и ЕС по разрешению миграционной проблемы местная полиция стала жестко контролировать ситуацию, пресекая не только групповые попытки сесть в лодки и выйти в море, но и начала борьбу с торговцами всевозможных плавсредств, спасательных жилетов и прочей беженской амуниции.

С другой стороны, сам факт закрытия национальных границ на балканском трафике резко снизил возможности попасть в Европу этим путем. Хотя нельзя сказать, что полностью исключил. Наиболее отчаянные из беженцев по-прежнему не теряют надежды, ищут помощи у контрабандистов и все-таки добираются до греческого берега. Их численность колеблется от одной до полутора тысяч человек в месяц, что в сравнении с прошлым годом ничтожно и говорит о возврате к ситуации до миграционного кризиса.

Но и находящимся в Турции беженцам есть от чего отчаиваться.

Анкара фактически ввела запрет на выезд из страны сирийцам с академическим образованием — врачам, инженерам, учителям и другим дипломированным специалистам

Разрекламированное европейскими политиками пакетное соглашение предусматривало возврат из Греции в Турцию 72 тысяч мигрантов и обмен их в пропорции 1:1 на аналогичное количество сирийских беженцев из турецких лагерей. Предполагалось, что с апреля по июнь будет обменено примерно 18 тысяч человек. В реальности цифры получились совсем иные: из Греции депортировали 468 нелегальных мигрантов, Турцию удалось покинуть только 294 сирийцам.

Более того, Анкара фактически ввела запрет на выезд из страны сирийцам с академическим образованием — врачам, инженерам, учителям и другим дипломированным специалистам. При этом турецкие чиновники проигнорировали тот факт, что у некоторых сирийских беженцев уже имелись визы стран Евросоюза, в частности, Германии.

В начале июля президент Эрдоган официально обнародовал идею предоставить 300 тысячам сирийским мигрантам турецкое гражданство. Претворять в жизнь президентское предложение планируется поэтапно — паспорта новой родины за раз будут получать по 30-40 тысяч человек. Прежде всего, конечно, те, кто с дипломами о высшем образовании. Всего в Турции находится более 2,7 миллиона беженцев из Сирии.

В первых числах июня Афины окончательно ликвидировали нелегальный лагерь беженцев Идомени близ македонской границы — символ человеческого отчаяния и упорства. Последние 8 тысяч мигрантов были вывезены в правительственные центры временного размещения. Несколько сот несогласных с этими действиями властей разбежались по окрестностям, еще надеясь хоть как-то пробраться через Македонию, Албанию или Болгарию в Западную Европу.

На текущий момент на территории Греции все еще остается около 55 тысяч нелегалов, которые содержатся в закрытых лагерях под контролем армии. Многие из них из Ирака, Афганистана и других стран, не предусмотренных соглашением ЕС-Турция, поэтому им не светит попасть в обменную квоту, а только — прямая дорога домой на родину.

Условия содержания в греческих центрах размещения беженцев, по данным «Врачей без границ», в чем-то можно сравнить с концентрационными лагерями нацистских времен — скудное питание, ограничение свободного передвижения, почти полное отсутствие медицинского обслуживания. Нехватка квалифицированного персонала значительно затягивает оформление миграционных документов — ожидание решения о депортации растягивается на несколько месяцев. В такой ситуации многие беженцы, не желая быть принудительно отправленными в Турцию, подают заявления о регистрации в Греции. Хотя есть и такие, кто, не выдержав лагерной жизни, любыми правдами и неправдами выбирается на волю, чтобы либо своим ходом вернуться назад на турецкий берег, либо еще раз попытать счастья на европейских границах.        

После того, как Македония плотно перекрыла мигрантам доступ на свою территорию, власти Болгарии ожидали, что весь поток беженцев из Турции и Греции направится через их страну. Правительство предприняло превентивные меры: на турецкой границе в ускоренном темпе продолжилось строительство забора, пограничную службу усилии армейскими подразделениями, военные вертолеты заступили на постоянное дежурство по патрулированию приграничных районов.

Официальные действия властей поддержали праворадикальные националистические организации, например, Комитет национального спасения «Васил Левски» (его активисты, кстати, обеспечивали безопасность недавнего мотопробега «Ночных волков» по Болгарии), который приступил к созданию добровольных военизированных дружин по поиску и поимке нелегальных мигрантов. На настоящий момент, как уверяет руководство комитета, в антимигрантских отрядах состоит более 800 человек. Они якобы за месяц поймали и передали полиции почти 1500 беженцев.

Широкую огласку получил случай, когда задержанным близ турецкой границы ближневосточным выходцам связали руки свиными хвостами

Деятельность «добровольцев» не обошлась без скандала. Широкую огласку получил случай, когда задержанным ими близ турецкой границы ближневосточным выходцам связали руки свиными хвостами. Софийские власти, до этого было одобрившие инициативу правых радикалов, постарались поскорее от нее отмежеваться.

Однако в целом опасения Болгарии оказались преувеличенными. За первое полугодие 2016 года, по данным МВД республики, было задержано 7 тысяч нелегалов, что на 34% меньше аналогичного периода прошлого года. Если в крупнейшем центре страны по приему беженцев в городке Харманли в октябре 2015 года находилось более 2-х тысяч человек, то сейчас остается не более 130.

Мигранты — в основном, афганцы и иракцы, — стараются не задерживаться надолго на болгарской территории и совсем не рассматривают получение здесь убежища. Их цель — богатые европейские страны, где они надеются на солидное социальное пособие, а в Болгарии им обеспечивают только питание и проживание, так называемые «карманные деньги» в размере 33 евро в месяц были отменены еще в прошлом году. Поэтому они, пользуясь услугами контрабандистов, транзитом следуют дальше.

Венгрия была первой страной Евросоюза, которая возвела на границе с Сербией внушительный забор и постаралась полностью перекрыть бесконтрольный доступ беженцев. Но, как показывает сегодняшняя практика, мигранты все равно нелегально проникают на венгерскую территорию — ежемесячно от 500 до 800 человек. Пограничникам приходится регулярно заделывать дырки в проволочном заборе, а полиция время о времени ловит транспорты контрабандистов с нелегалами.

Но тут есть свой парадокс. Правительство Виктора Орбана, проводя жесткую политику в отношении беженцев из мусульманских стран и отказываясь участвовать в квоте ЕС по распределению мигрантов, вынуждено параллельно искать срочные решения, чтобы из-за демографических проблем — спада рождаемости и отъезда молодых венгров на Запад — каким-то образом покрыть растущий дефицит рабочей силы во многих отраслях венгерской экономики. Речь идет о нескольких сотнях тысяч человек.

Правительственные чиновники и эксперты видят только один выход — пригласить гастарбайтеров из третьих стран. В качестве основного предложения рассматривается набор квалифицированных специалистов и рабочих из беженцев-христиан в Ливане, Турции и египетских коптов. Будапешт готов стимулировать отечественных предпринимателей нанимать работников за рубежом налоговыми льготами, если они обеспечат им жилищные условия.       

В Германии так называемую культуру «Добро пожаловать!» по отношению к беженцам сменила политика законодательного «закручивания гаек». Принятые в уголовный кодекс поправки ужесточали для мигрантов  ответственность за бытовые правонарушения, а одобренный бундестагом  интеграционный закон теперь обязывает всех иностранных соискателей немецкого убежища в течение 3-х лет учить язык, получать профессию, искать постоянную работу и проживать в этот период обязательно там, где укажут власти.

С января по июнь текущего года границу Германии, по данным МВД, пересекло чуть более 120 тысяч мигрантов. Таким образом, прогнозируемое при сохранении тренда годовое количество в четверть миллиона иностранцев, стремящихся получить немецкий вид на жительство, вполне соответствует желанию властей и возможностям рынка труда по адаптации новой рабочей силы. В этой связи руководство Христианско-социального союза, баварской дочерней структуры правящего ХДС, сняло свои требования ввести законодательно верхнюю квоту на мигрантов, что примирило председателя ХСС и премьер-министра Баварии Хорста Зееховера с канцлером Ангелой Меркель.

Прошлогодние ожесточенные споры правящей элиты Германии о миграционной политике уступили место тревожной озабоченности по поводу растущего поправения настроений немецкого общества и связанным с этим увеличением на треть преступлений против выходцев из исламских стран на националистической и религиозной почве. Так, недавние опросы показали, что более 40% бундесбюргеров, составляющих основу обывательской середины, высказались за полный запрет въезда для мусульман, а более половины опрошенных немцев чувствуют себя чужаками в собственной стране. В преддверии предстоящих в 2017 году парламентских выборов это неутешительные симптомы для традиционных партий, поскольку правые популисты и евроскептики активно набирают очки.         

* * *

Итак, европейцам, казалось бы, удалось существенно снизить прошлогоднюю остроту миграционного кризиса. Однако закрытие границ и строительство заборов на балканском маршруте беженцев, хоть и остановили поток, не ликвидировали его причины. В Сирии отмечается новый виток гражданской войны, запрещенное в России «Исламское государство» усилило террористические атаки в Ираке и Турции, власти Афганистана пока бессильны остановить подрывную деятельность талибов, на африканском континенте сохраняются несколько очагов ожесточенного противостояния правительственных сил и радикальных исламских группировок.

В этих условиях опять активно заработал средиземноморский трафик беженцев из Ливии в Италию. С начала года этим вариантом, по информации шефа пограничной службы ЕС Frontex Фабриса Леггери, воспользовалась в 13-14 раз больше мигрантов, чем из Турции в Грецию. К тому же расширилась география — в последнее время зафиксировано около тысячи случаев нелегальной отправки беженцев из Египта.

Ожидается, что в этом году в общей сложности более 300 тысяч человек попытаются, рискуя жизнью, добраться на утлых суденышка и надувных лодках из Африки до итальянских берегов. Сколько из них утонет, погибнет от жажды и невероятной тесноты — не знает никто, но уже сейчас количество жертв среди мигрантов на пути к обетованным берегам приближается к четырем тысячам человек. 

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera