Сюжеты

Надо идти

Косолапость как способ найти другой путь

Фото автора

Этот материал вышел в № 76 от 15 июля 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

Представляем историю из собрания Русфонда, старейшего благотворительного фонда в России, который около 20 лет помогает тяжелобольным детям. Это обычный семейный портрет и простой рассказ о том, как люди преодолевают самое сложное, что может быть в жизни, — недуг собственных детей.

Южные русские курорты называются здравницами, наверное, только за то, что под теплым здешним солнцем, у моря и среди пальм любых мелких проблем собирается так много, что они сами превращаются в огромное благо. Это можно счесть художественным преувеличением, но вот и странные факты. На одной только улице Абрикосовой в Сочи живут два мальчика — оба Никиты, оба косолапые, у обоих отцы работают в налоговой инспекции, обоим не помогло местное лечение, каждому собирал деньги на оплату операций в Ярославле Русфонд.

Познакомимся для начала с четырехлетним Никитой Поповым, у которого в добавление к правосторонней косолапости обнаружился еще и несовершенный остеогенез — парень ломал себе кости несколько раз. Понятно, отчасти тут играет роль сугубо сочинское стремление к избытку — залезет человек на дерево так, что упадет, разгонит самокат до скорости снаряда и навернется. Но в судьбу человека вмешивается и феномен здравницы — проблемы копятся, растут, множатся до тех пор, пока их можно будет признать нормальным, счастливым положением дел. Об этом мы говорим с отцом сорванца Сергеем Поповым и его матерью Миленой Ненаховой.

Сергей Попов:

«Хорошо, если трудности превращаются не в трагедию, а в опыт. Если после того, что случилось, понимаешь — надо действовать как-то иначе. Например, Никита наш, он же ломался не на пустом месте. Залез на дерево — нога застряла, упал. На самокате катался — упал. Не следил за походкой, упал. Но теперь даже в свои четыре года он понимает — надо быть внимательнее.

Точно так же и с нами. Например, у нас в городе есть один известный ортопед. У него брат занимается производством корсетов. Поэтому ортопед всем прямо на входе ставит диагноз «искривление позвоночника». У него не бывает здоровых детей, все с искривлением позвоночника. Мы пытались у него лечиться, но все это превратилось в опыт — если кажется, что выхода нет, значит, он где-то рядом. Значит, он просто долгожданный».

Милена Ненахова:

«Никита — долгожданный ребенок. С мужем мы познакомились в школе. Мне было 15 лет, ему 17. Встречались несколько лет тайком. Отец был очень строгий, не разрешал никаких мальчиков. Когда решили жениться, Сережа пришел свататься со всей семьей. Родители, дяди, тети пришли, племянники. Отец говорит — нет. Маленькая еще, 18 лет. Через год приходите. На второй раз только разрешил. И сразу через месяц — свадьба, видимо, пока не передумал.

Поженились, деток не было четыре года. Мы только руками разводили, не поймем. Хотим детей — нету. А потом — Никита, первая беременность. Раньше срока он родился, с сильной правосторонней косолапостью, четвертая степень. Я очень расстроилась, но как-то меня успокоили. Все врачи говорили — это исправляется, нужно только гипсование. Ну и начали мы гипсоваться традиционным методом, как в России принято. До года мучали ребенка гипсами. Раз в неделю или в десять дней меняли ему гипсовые повязки. В год сняли, начали учиться ходить, делали массажи, носили обувь коррекционную. В год и четыре месяца он пошел, и начались переломы. Один перелом сильный. Потом только сняли гипс, начал опять вроде ходить — второй перелом, третий, четвертый, пятый. Всегда левую ногу — он на нее больше опирался для устойчивости. А тут сломал правую, сильный перелом со смещением. Два месяца пробыл в гипсе, снимаем, и я вдруг смотрю — совсем нога уже косолапая стала, плохая.

Поехали в Краснодар, там нашли врача, ортопеда хорошего. Он говорит: осенью сделаю вам операцию традиционную, по Зацепину, там всю ногу надо резать и так далее. Я уже готова была согласиться, как вдруг совершенно случайно узнаю о клинике в Ярославле и методе Понсети. Оказывается, на одной улице с нами живет коллега моего мужа, у которого сын тоже Никита и тоже с косолапостью. И они нам посоветовали — дали телефон врача. Я позвонила, и врач мне сказал, что если средств не хватает, можно обратиться за помощью в Русфонд. Так мы и поступили.

Слава богу, все прошло хорошо. Сделали нам операцию, восстановились мы, и где-то в марте этого года Никита опять пошел. Мы сделали после этого обследование и нам поставили диагноз «несовершенный остеогенез», не тяжелый. Первый тип. С ним живут, в школу ходят. Говорят, с возрастом вообще переломов будет меньше. Но пока вот, к сожалению, у нас был недавно перелом руки, лежали мы со спицами, недавно совсем сняли гипс. Такая складывается жизнь. Но зато в промежутках между этими хлопотами родился у нас второй сыночек, Миша. Ждали девочку. По УЗИ — девочка, девочка. Уже и имя придумали — Галя. А тут за неделю до родов на УЗИ появляется мальчик. Веселый оказался, шустрый. Он подбадривает брата. Наверное, правильно, что родился именно мальчик. Все, что первому нельзя, — сделает второй. Получится — сделали вместе».

Для тех, кто впервые знакомится с деятельностью Русфонда

Благотворительный фонд Русфонд (Российский фонд помощи) создан осенью 1996 года для помощи авторам отчаянных писем в «КоммерсантЪ». Решив помочь, вы сами выбираете на rusfond.ru способ пожертвования. В 2016 году (на 14 июля) собрано 806 586 160 руб., помощь получили 1178 детей. За 19 лет частные лица и компании пожертвовали в Русфонд 8,269 млрд руб. С начала проекта Русфонда в «Новой газете» (с 25.02.2016) 1318 читателей «Новой газеты» помогли 14 детям на 90 231 руб. Если вы решили спасти детскую жизнь, любое ваше пожертвование будет с благодарностью принято.

Нужна помощь!

Софью спасет операция на сердце
Софья Бажина, 4 года, врожденный порок сердца, спасет эндоваскулярная операция.
Цена операции 171 379 руб.

Когда дочке был год, на плановом осмотре у нее обнаружили порок сердца, открытый артериальный проток. Каждые три месяца мы ходили на обследования, но проток не закрывался. Сейчас началась отрицательная динамика, проток увеличивается. Врачи говорят, что нужна операция. Мы и сами видим, что Софье хуже стало — не бегает, не прыгает, быстро устает. А когда в садик пошла, начала часто болеть, за год 11 раз болела! Это тоже на сердце сказывается. Врачи рекомендуют закрыть порок щадяще, через сосуды, но у нас в республике такие операции не делают. Дочку готовы прооперировать в Казани в Детской республиканской клинической больнице (ДРКБ), но операция платная. Кроме того, нужно оплатить окклюдер — устройство, которым закроют дефект. Я была вынуждена оставить работу, живем на скромную зарплату мужа, жилье снимаем. Помогите нам, пожалуйста!

Регина Бажина, Республика Марий-Эл.

Заведующий отделениями рентгенохирургии и лучевой диагностики ДРКБ Айдар Хамидуллин (Казань): «Учитывая состояние сердца и начальные признаки легочной гипертензии, девочке требуется эндоваскулярное закрытие дефекта спиралью-окклюдером. Чем раньше проведем операцию, тем меньше риск развития осложнений».

Помочь Софье
http://www.rusfond.ru/donation/cloudpayments/65/11923

Реквизиты для помощи

Благотворительный фонд Русфонд

ИНН 7743089883
КПП 774301001
Р/с 40703810700001449489 в АО «Райффайзенбанк», г. Москва
К/с 30101810200000000700
БИК 044525700

Назначение платежа: организация лечения, фамилия и имя ребенка (НДС не облагается). Возможны переводы с кредитных карт, электронной наличностью. Вы можете также помочь детям, пожертвовав через приложение для iPhone: rusfond.ru/app, или сделав SMS-пожертвование, отправив слово ФОНД (FOND) на номер 5542. Стоимость сообщения 75 рублей. Абонентам МТС и Теле2 нужно подтверждать отправку SMS.

Адрес фонда: 125315, г. Москва, а/я 110; rusfond.ru; e-mail: rusfond@rusfond.ru. Телефоны: 8 800 250-75-25 (звонок по России бесплатный, благотворительная линия от МТС), факс 8 495 926-35-63 с 10.00 до 20.00.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera