Колумнисты

России нужна «пятая поправка»

Снесли частную собственность — деньги на бочку. Иначе «Газпром» и другие уничтожат ваши дома

Фото: Дмитрий Дзюбин, с разрешения Myslo.ru

Этот материал вышел в № 77 от 18 июля 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

Юлия ЛатынинаОбозреватель «Новой»

В ночь на 9 февраля 2016-го московские власти устроили «ночь длинных ковшей», снеся в разных местах Москвы 104 торговых павильона, уродовавших ее облик и построенных там, где, по градостроительным, архитектурным и технологическим соображениям, ничего подобного быть не должно.

Сам по себе этот снос был совершенно необходим. Постройки эти превращали Москву в большой гадюшник, уничтожая само понятие «городского пространства». Построены они были за взятки в славное лужковское время, когда можно было купить у мэрии разрешение на мороженицу возле метро и после этого быстренько возвести на месте тележки — палатку, на месте палатки — киоск, а на месте киоска — трехэтажный павильон.

Кроме этого, они, как ни странно, вполне реально были опасны. Они действительно нарушали технологические требования, которые в СССР были придуманы не на пустом месте, — и если бы любой из таких самостроев сгорел вместе с людьми или затопил бы станцию метро, то московские власти первыми бы огребли от возмущенной общественности за коррупцию и свинарник.

В США существует стандартная процедура сноса любого частного строения, которое не устраивает городские власти, и эта процедура прописана в Пятой поправке. Согласно Пятой поправке, такой снос возможен «для общественного использования», но обязательно предусматривает компенсацию. «Nor shall private property be taken for public use, without just compensation». В обыденной практике: город может снести что угодно, но — деньги на бочку.

Мэр Собянин тоже мог заплатить компенсацию, однако пошел другим путем. Он снес строения, воспользовавшись принятой незадолго до этого поправкой в ч. 4 ст. 222 ГК РФ, которая позволяла признавать самовольными и сносить без решения суда постройки, возведенные в зоне с особыми условиями использования территорий или в полосе отвода инженерных сетей.

Поправки эти были приняты летом 2015 г. «под Крым». Существующая береговая линия Крыма представляет собой череду баров, кафе, едален, частных особняков, многоквартирных домов, дискотек, возведенных абсолютно незаконно, с нарушением всех мыслимых строительных норм, но и отсутствием сколько-нибудь вменяемой канализации. Если не выбирать выражений — то побережье Коктебеля, к примеру, — это канализационный отстойник с дискотеками на берегу. Чтобы Крым стал курортом, все это надо было снести, и в Кремле это понимали.

В Крыму, однако, ничего не снесли, потому что все это убожество, собственно, и принадлежит тем, кто теперь правит Крымом, а в Москве Собянин воспользовался поправкой для сноса того самостроя, владельцы которого успели проложиться в судах.

Возможно, Собянину было просто по-человечески обидно платить деньги людям, которые, как он знал точно:

а) наварились на каждой такой точке в четыре конца,

б) не платили налогов,

в) отличались от своих, более неудачливых собратий, чьи постройки были снесены давно, лишь особой наглостью и умением пролезать во все дыры.

Но тем не менее действия Собянина, — которые лично я горячо одобряю, создали — как я и предсказывала — очень опасный прецедент. В России стало возможно снести частное строение, условно говоря, не по Пятой поправке, а без всякой компенсации.

На наших глазах этим правилом воспользовался «Газпром». Гигантская корпорация, которая собирается зарыть в землю 60 млрд долларов на строительстве «Силы Сибири», — требует по всем регионам России от тысяч семей… снести свои дома в связи с тем, что он, «Газпром», будет расширять в этом месте мощность своих газораспределительных станций или прокладывать сети.

Только в Подмосковье речь идет о сносе 500 домов. В Казани — о сносе 300 домов. Аналогичная ситуация — в Томской, Тамбовской, Воронежской, Липецкой областях и в Республике Коми. Сносят дома в Сургуте и Сергиевом Посаде.

При этом жители получили от «Газпрома»:

а) предписание снести дома за собственный счет,

б) оплатить судебные издержки.

Некоторые из домов — действительно, самострой. Другие — частная собственность, внезапно переставшая быть таковой, — просто совершенно законные строения, внезапно оказавшиеся без прав просто потому, что «Газпрому» так захотелось. К примеру, в деревне Хотьково жители оказались обязаны снести свои дачи потому, что «Газпром» увеличивает мощность своей газораспределительной станции, и по правилам техники безопасности расстояние до ближайших построек должно быть увеличено с 75 м до 150 м.

Заметим, что речь идет о корпорации, которая, к примеру, умудрилась утопить в море свыше 1 млрд долларов на строительстве «Голубого потока», пока не оказалось, что контракт не подписан и не будет подписан.

Подобная практика является замечательной рейдерской схемой. Можно согнать жителей с земли под предлогом строительства газораспределительной станции, заставить их оплатить снос домов, а потом передумать и получить прекрасный, пригодный, например, для строительства руководящих дач или перепродажи участок.

Жители утлых дачных домиков — это не проклятая оппозиция, а самый что ни на есть крымнаш. Теперь они могут убедиться, что если крымнаш — то и дачи не ваши

В происходящем примечательны две вещи.

Первая: изумительное и массовое наплевательство на тех, кто, строго говоря, является российскими избирателями.

Жители утлых дачных домиков в Казани — это не «пятая колонна» и не проклятая оппозиция, это, как правило, самый что ни на есть крымнаш. Теперь они могут убедиться, что если крымнаш — то и дачи не ваши.

Второе — это исключительная аморальность. «Аморальность» — это, конечно, не та категория, которую можно предъявлять акционерному обществу, но «Газпром», согласитесь, это не совсем коммерческая компания. Это ребята, которые могут запросто потерять 4—6 млрд долларов из-за своих попыток остановить реверсные поставки газа в Украину, которые швыряют десятки миллионов долларов на скверно играющие футбольные клубы или, как уже было сказано, освоить 60 млрд долларов на строительстве газопровода, который Михаил Ходорковский в свое время собирался (вместе с нефтепроводом) построить за 5—7 млрд долларов. В такой — и только такой ситуации — стремление Главной Компании Кремля, расшвыривающей миллиарды, поправить свое материальное положение за счет единственной собственности бабушки-пенсионерки, выращивающей на этой земле картошку, — выглядит как последняя подлость и выходка зарвавшихся хозяев жизни, знающих, что всё — от ОМОНа до телевизора — будет на их стороне.

Сухой вывод из этой ситуации прост. России необходима «пятая поправка».

Город, или государство, должны иметь право снести любое строение для общественной пользы. Это от лукавого, когда нам говорят, что «частная собственность неприкосновенна» и что никакая халупа не может быть снесена, ежели на нее есть документы. Такие фразы — это тяжелое наследие 70 лет коммунизма. Пишущая общественность наконец усвоила что-то про частную собственность, но не подозревает о существовании городского планирования.

Но государство не должно иметь право сносить это строение бесплатно. Оно должно платить за него по рыночной цене или договариваться с собственником на устраивающих собственника условиях.

Несомненно, это приведет к «несправедливой» ситуации, при которой ушлый владелец ларька, который отличается от своего коллеги только тем, что он подмазал вовремя судью и купил чиновника, получит от московских властей еще и компенсацию за халупу, которую он уже окупил неоднократно.

Но мы знаем, куда ведет Дорога к Справедливости: она ведет в ГУЛАГ, или, в крайнем случае, в Брюссель, регулирующий кривизну огурцов, что тоже не есть хорошо.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera