Репортажи

Партизанские мотивы

В суде Приморского края заканчивается пересмотр дела в отношении членов банды так называемых «приморских партизан»

Фото: Юрий Смитюк / ТАСС

Этот материал вышел в № 77 от 18 июля 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

Уголовное дело этой банды получило весьма широкий общественный резонанс летом 2010 года — когда четверых парней из поселка Кировский искали по всему Приморью. Их в тот момент подозревали в серии нападений на отделы и сотрудников МВД: поджоге отдела в селе Варфоломеевка; обстреле патруля ДПС; убийстве участкового в селе Ракитное Дальнереченского района. В ходе этой операции «партизаны» обстреляли на трассе под Спасском-Дальним еще один патруль ДПС, ранив двух сотрудников, и устроили перестрелку в центре Уссурийска в момент их задержания, ранив еще одного оперативника МВД.

После задержания Романа Савченко и Александра Ковтуна — их друзья Андрей Сухорада и Александр Сладких, по официальной версии, застрелились — в Кировском были задержаны Максим Кириллов и Владимир Илютиков. А позднее еще и брат Ковтуна, Вадим, и их общий знакомый Алексей Никитин. Обвинение расширилось на эпизод с нападением на патруль ДПС во Владивостоке, где один сотрудник был убит, а второй ранен, похищено табельное оружие. В ходе следствия этой группе было также вменено убийство в поселке Кировском четверых сельчан, предположительно занимавшихся возделыванием плантаций конопли и производством наркотиков.

Эта версия об убийстве «партизанами» владельцев и охранников конопляной плантации кстати пришлась к заявлению обвиняемых, что они якобы боролись с произволом милиции и крышеванием милицией наркобизнеса. Однако обстоятельства внезапного раскрытия убийства четырех человек, пропавших без вести еще в сентябре 2009 года, и обвинение в этом не только активного «костяка» банды, но и их друзей, и Вадима Ковтуна — молодого человека, не имевшего никаких трений с законом и проживавшего с семьей в другом поселке, — невольно наводили на подозрения, что это убийство кировской банде «навешивают».

Обстоятельства были таковы: якобы Александр Ковтун сделал явку с повинной, признавшись в убийстве, и указал места, где захоронены их тела. Останки нашлись и были опознаны как тела Виктора Наумова, Алексея Соловьева, Дмитрия Макаренко и Владимира Пономаренко, пропавших без вести 27 сентября 2009 года. Причем Наумов и Пономаренко попадали в поле зрения правоохранительных органов: первый как наркоторговец, второй — как мошенник и азартный игрок. По версии следствия, Наумов с Соловьевым якобы держали нелегальную плантацию конопли, а Пономаренко и Макаренко наняли для ее охраны. И, как сочло следствие, всех четверых убили с корыстным мотивом: присвоить дорогостоящий наркосодержащий «урожай», наличность и имущество (у Наумова при себе было не менее 100 тысяч рублей наличными, был похищен и его джип «Тойота-Сурф»). Это дело сопровождалось иными таинственными событиями, разобраться в которых тогда не смогли ни милиция, ни следственный комитет: без вести пропали люди; розыск по заявлениям их близких не дал результатов; машина Наумова была задержана нарядом ДПС на ночной дороге, но люди, ехавшие в ней, скрылись. Автомобиль милиция поставила на арестплощадку, где на другой день машина сгорела, а сторож этой арестплощадки также пропал без вести.

Эпизод с убийством четверых односельчан из Кировского и был вменен Алексею Никитину и Вадиму Ковтуну, не причастным к другим делам банды. Однако доказательства, убедившие суд Приморского края, не впечатлили Верховный суд РФ, и в мае 2015 года приговор в отношении Алексея Никитина (в первой инстанции — пожизненное) и Вадима Ковтуна (в первой инстанции — 8 лет и 2 месяца колонии) был отменен. Также пересмотреть должны были дела других «партизан», причастных к данному эпизоду.

Сейчас пересмотр дела подошел к концу: присяжным осталось лишь вынести свой вердикт, а суду постановить на его основании приговор. Но вопросы о доказанности этого эпизода остаются — поскольку следствием не было добыто никаких неоспоримых доказательств вины подсудимых именно по этому эпизоду. И если с эпизодами нападений на патрули и отделы милиции все более или менее ясно: по версии «партизан», это «борьба с беспределом», а по версии следствия — стремление завладеть оружием для дальнейшей криминальной деятельности, — то с убийством сельчан на конопляной «делянке» ясно далеко не все.

Суть в том, что подобный случай массового убийства на конопляных полях в Приморском крае не единичный. За 5 лет до убийства в Кировском такое же убийство 4 человек случилось в Партизанском районе Приморья, а уже после задержания кировской банды подобный случай произошел и в Хорольском районе — то есть войны наркодельцов за контроль над плантациями конопли были и остаются, увы, обыденным явлением.

В этом свете версия о сугубо «идейных» мотивах деятельности «приморских партизан» выглядит маловероятной, хотя бы потому, что от рук «мстителей» не пострадал ни один сотрудник милиции в Кировском районе, а все пострадавшие как раз не имели ни к поселку Кировскому, ни к членам банды никакого отношения. Но при этом версия «борьбы с наркотиками и барыгами» как нельзя лучше укладывается в позицию обвинения — даже с явной нехваткой доказательств.

К какой из версий склонятся присяжные, коллегию которых удалось собрать лишь с девятой попытки, каким будет их вердикт и приговор — станет известно вскоре: судебное следствие завершено, 19 июля ожидается вердикт присяжных.

Виктор Булавинцев,
«Новая» Приморье

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera