Колумнисты

Покемоны в штатском

Ой, не там ищут киберпреступников!

Этот материал вышел в № 78 от 20 июля 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ольга Романоваэксперт по зонам, ведущая рубрики

Очень любопытное сообщение проскочило на днях: «Сбербанку стал известен ряд случаев, когда так называемые колл-центры мошенников, специализирующихся на преступлениях в интернете (киберпреступники), были созданы на территории исправительных учреждений», — сообщил зампред правления кредитной организации Станислав Кузнецов. Он же привел очень странные подробности: «По нашим данным, по данным МВД России, немало колл-центров находится в зонах. Это тоже новое веяние времени, куда, допустим, не зайдут», — сказал он, заметив позже, что Сбербанку такие случаи известны.

Чудеса, да и только. У Сбербанка, видимо, есть информация, которой нет ни у кого: ни у оперов ФСИН, ни у правозащитников, ни у самих заключенных. Кстати, во многих зонах есть мобильники и интернет. В изобилии имеются также всякого рода мошенники, которые разводят доверчивых граждан, но в основном гражданок, на бессмысленные, а чаще приносящие наивным гражданкам ущерб поступки. Но это все более или менее мелкая «бытовуха», выуживание каких-то денег «на общее», на «выкуп из СУС» или ШИЗО, угрозы родственникам избить осужденного, если на такой-то номер телефона не будут перечислены 5—10—50 тысяч рублей. Или это «роман с интересом» с заочницей, или известная всем афера «Мама, я сбил человека, срочно перечисли 100 тысяч рублей вот туда-то». Имеются сведения о более сложной афере, когда вам приходит сообщение якобы от Сбербанка о блокировании счета и следует звонок якобы от службы безопасности банка, вы диктуете номер карточки и что-то еще, после чего деньги со счета исчезают. Но далеко не факт, что такие сложные вещи проворачивают именно в местах лишения свободы.

Известно, например, что недавно было утверждено обвинительное заключение по уголовному делу о крупном интернет-мошенничестве. В хищении 1,7 млн рублей с банковских карт Сбербанка России через приложение «Мобильный банк» обвиняются четверо студентов второго курса факультета информатики Самарского государственного аэрокосмического университета, а потерпевшими по делу проходят более 160 человек из 43 регионов страны. Не думаю, что у парней будет возможность продолжать это дело из колоний: не потому, что они там исправятся (хотя и не исключено), а потому, что технических средств им все-таки будет не хватать. Зато осужденных, тесно сотрудничающих с администрацией, вокруг будет более чем достаточно.

Однако нельзя не признать, что Сбербанк многомудр. И раз уж он говорит о распоясавшейся в зонах и тюрьмах киберпреступности, значит, оно ему зачем-то надо. Это как с покемонами: Сбербанк стал первым банком в России, который стал клонировать покемонов, привлекая клиентов и деньги. То есть несуществующие персонажи могут принести существенную прибыль. Вот так и с киберпреступностью на зонах: несуществующая там высокотехнологичная киберпреступность должна принести банку какой-то реальный гешефт.

Какой? Давайте посмотрим, что говорил по этому поводу глава Сбербанка Герман Греф. «Борьбу с киберпреступниками правоохранительные органы ведут не в одиночку. Крупнейшие банки, а также некоторые IT-компании активно включены в эту работу. Например, подразделения кибербезопасности Сбербанка предотвратили атаки хакеров на территориальные отделения и дочерние структуры банка, а ВТБ оказывал содействие в недавней операции ФСБ и МВД, но не принимал непосредственного участия в оперативно-разыскных действиях». «На собрании акционеров Сбербанка в конце мая Герман Греф говорил о том, что банк хочет создать замкнутую сеть с компаниями и сотовыми операторами, которая позволила бы эффективно противодействовать попыткам взлома банковских систем», сообщает нам агентство ТАСС.

Благородная цель. Перевести на русский язык? Понятно, что такое «содействие в операциях МВД и ФСБ», без непосредственного участия в ОРД? То есть крупнейшие российские банки вместе с сотовыми и IT-компаниями фактически активно включены в деятельность спецслужб под лозунгом противодействия киберпреступности. И все они строят некую закрытую сеть. Хотя это невозможно по закону о банках и банковской деятельности. Банковской тайны благими намерениями теперь не существует.

Все давно забыли о законе про банковскую тайну, а на практике это выглядит так. Приходит в банк следователь и говорит: дайте данные. Банк отвечает: фиг, есть закон о банковской тайне. А следователь грозит: «Я сейчас напишу рапорт по 115 ФЗ — про закон о противодействии легализации преступных доходов и финансированию терроризма. Придет проверка, и у вас лицензию отзовут». И пишет. И отзывают лицензию, и приходят разные люди в разных погонах и громят банк. Упоминание ФЗ 115 — это светящийся знак, что придет СК и будет погром.

Вот и думает банк: дать ли тихонечко справочку про клиента, и она не будет фигурировать в деле как доказательство, пока ее не легализуют в виде оперативно добытой информации, — или самим сесть?

Получается, что банк не принимает непосредственного участие в ОРД, но документы выдает какие надо. Безо всяких судебных запросов.

Между прочим, пресловутый «пакет Яровой» — он про то же самое. Но закон Яровой работать не будет (это отдельная большая тема — не зря даже скромный Совет по правам человека при президенте уже подготовил туда поправки, и вся эта штука еще не скоро полетит, если полетит вообще). Зато в том, что некие замкнутые системы Сбербанка, ВТБ, сотовых операторов и IT-компаний работать будут, уже работают, — в этом сомневаться не приходится. В тесном сотрудничестве со спецслужбами и без всяких глупостей типа судебного решения.

И лично мне, конечно, очень нравится обоснование всего этого: покемоны. Ой нет, перепутала: это другие вымышленные персонажи — бригады колл-центров в тюрьмах.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera