Комментарии

Павел первый

«Первый» или «единственный» — лучшие эпитеты для Шеремета. Каким он был?

1998 год. Фото: Reuters

Этот материал вышел в № 79 от 22 июля 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ирина ХалипСоб. корр. по Белоруссии

Павел Шеремет был первым журналистом независимой Белоруссии, арестованным за репортерскую работу. Единственным человеком, из-за которого Александра Лукашенко однажды не пустили в Россию. Единственным белорусом, которого на родине лишили гражданства с формулировкой «в связи с получением российского гражданства». И последним журналистом, которого можно было представить себе старым и на даче.

В 1997 году белорусский корреспондент российского Первого канала (тогда еще ОРТ) Павел Шеремет выдал в эфир блестящий сюжет-расследование о дырах в белорусско-литовской границе. В кадре он для убедительности сделал шаг через границу на литовскую сторону. Но вместо того чтобы заделать дырки в границе и сказать журналисту спасибо за бдительность, его арестовали вместе с оператором Дмитрием Завадским и обвинили в незаконном пересечении государственной границы. После нескольких месяцев в СИЗО обоих освободили под подписку о невыезде, а затем осудили условно. Но именно с этого ареста, с уголовного дела против Шеремета и Завадского, в Белоруссии начались настоящие репрессии против журналистов. До дела Шеремета — так, пугали. После дела Шеремета — начали арестовывать, избивать, убивать.

Кстати, своего друга и бессменного оператора Дмитрия Завадского Павел пережил ровно на 16 лет. Дмитрий бесследно исчез 7 июля 2000 года по дороге в аэропорт, когда ехал встречать Павла Шеремета. От самого талантливого белорусского телетандема не осталось ничего. Вернее, никого.

После судебного приговора Павел Шеремет уехал в Москву. Он хотел работать, а не отбывать наказание, которое вполне могло стать пожизненным. Когда Шеремет сидел в тюрьме, Александр Лукашенко собирался слетать в Нижний Новгород. И не улетел. Просидел на минском аэродроме со своей свитой четыре часа — никак не мог понять, почему ему не предоставляют воздушный коридор. Коридор так и не предоставили. А президент России Борис Ельцин в теленовостях сказал: «Пусть он сначала Шеремета освободит». Думаете, Лукашенко такое прощает? Не прощает. Причем вовсе не президенту России — тут уж бодливой корове бог рог не дает, — а виновнику его всенародного унижения.

В Москве Павел Шеремет быстро получил российское гражданство. От белорусского не отказывался и часто приезжал в Минск к родным и друзьям. А спустя тринадцать лет, в 2010 году, получил письмо из белорусского посольства в Москве о лишении белорусского гражданства «в связи с получением российского». О том, что вообще-то второй десяток лет пошел, в письме скромно не упоминалось. Это был просто очередной «привет» от белорусского руководства. Напоминание по случаю: ты не думай, что можешь жить спокойно, мы все равно найдем способ тебе напакостить.

Взорванный автомобиль, в котором находился Павел Шеремет. Киев. 20 июля 2016. Фото: РИА Новости

Знаете, а еще он очень хотел получить ТЭФИ. И был выдвинут в номинации «Лучший репортер» в 1999 году. Потом рассказывал нам в Минске: «И вот они говорят: лучшим репортером года стал Павел... И я на секунду успел подумать, что ТЭФИ моя. Но они продолжили: ...Лобков. Но я еще все получу!»

Конечно, теперь он станет посмертным лауреатом всех журналистских премий. Вскоре, не сомневаюсь, появится и премия Павла Шеремета. Только уже без самого Павла. Ее будут получать талантливые и отважные мальчики и девочки. И эта премия будет куда круче превратившейся в траченный молью мешок ТЭФИ.

Павлу вообще везло. В профессии и в жизни он был везунчиком: у него получалось все, за что бы ни взялся. У него был лучший оператор, лучшие сюжеты, лучшие темы, лучшие друзья и близкие. И, как бы цинично ни звучало, его близким повезло в том, что Павла убили не в Минске, а в Киеве. Потому что если бы его убили в Минске, убийц бы никто не искал, потому что нельзя искать того, кто отдал приказ. А в Киеве есть надежда, что убийц найдут и накажут.

Потом, когда от ОРТ остался лишь обмылок и работать там стало невозможно, Павел Шеремет уехал в Украину. Не сразу — сначала он пытался работать в «Огоньке» и на создаваемом канале-тезке ОРТ. Но это была совсем не та работа, к которой он привык. В Киеве Павел в третий раз начал с нуля и в третьей по счету стране с легкостью стал уважаемым и узнаваемым. Никто не сомневался, что завтра он может оказаться в Грузии, послезавтра — в Никарагуа или где-нибудь еще, где интересно и опасно работать. Но четвертого раза не будет. Другим странам не повезло — у них никогда не будет такого журналиста. А у нас он был.

Минск

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera