Сюжеты

Путч завершился контрпереворотом

Зачем Эрдоган ввел чрезвычайное положение

Фото: EPA/TOLGA BOZOGLU

Политика

Александр Чурсинсобкор на Балканах

«Только одно твое слово и мы будем убивать!» или «Скажи, и мы умрем за тебя!» — такими криками многотысячная толпа сторонников Эрдогана, размахивая национальными флагами, встречала своего кумира на стамбульской площади Таксим, где всего три года назад турецкие граждане в течение нескольких месяцев мужественно противостояли авторитаризму, исламизации, сворачиванию демократических прав и свобод.

Картинки турецкого патриотического психоза невольно вызвали похожий ассоциативный ряд: немки середины 30-х, заходящиеся в истерическом экстазе обожания бесноватого фюрера, советские рабочие и колхозники 37-го, требующие как собак казнить «врагов народа», китайские хунвейбины, бросающиеся с палками на критиков «великого кормчего», иранские «стражи революции» конца 70-х, линчующие прямо на улицах Тегерана тех, кто был одет по-европейски. И вот теперь Стамбул — тот же фанатичный до безумия блеск глаз, такие же широко открытые в восторженном крике рты, то же состояния массового аффекта выполнить любой приказ вождя.

Раз запущенный механизм репрессий требует все новых и новых жертв — страсти толпы надо постоянно подогревать, таков закон сохранения диктаторских режимов. Поэтому идет перманентное расширение списка врагов: за солдатами и офицерами, судьями и гражданскими чиновниками последовали преподаватели вузов и учителя школ — от работы отстранили более полутора тысяч деканов вузов, лишили лицензий почти 30 тысяч учителей частных школ религиозного направления. Закрыли выезд из страны всем ученым, научным работникам, преподавателям университетов. К тому же была блокирована в интернете работа 20-ти информационных порталов, приостановлено вещание 24-х теле- и радиостанций.

Международные наблюдатели назвали эти действия турецких властей контрпереворотом.

Но и этого показалось мало. Президент Эрдоган после многочасового заседания совета безопасности объявил о введении в стране чрезвычайного положения.

Зачем, когда одержана победа над путчистами и вся полнота власти осталась в руках президента и его партии?

Во-первых, у Эрдогана и его приближенных пока нет полной уверенности в том, что, арестовав несколько тысяч участников мятежа, более сотни высших офицеров, им удалось так застращать армию, что оставшийся на свободе офицерский корпус окончательно откажется от попытки еще раз вмешаться в политику.

Во-вторых, и — это главное, в турецком обществе слишком сильны заложенные Кемалем Ататюрком традиции, особенно, лациизм (отделение церкви от государства). Необходима тотальная пропагандистская политика, чтобы совершить идеологическую переориентацию. Объявленная Эрдоганом война против так называемой «параллельной структуры», якобы созданной в Турции сторонниками и последователями мусульманского проповедника Гюллена, на самом деле является подготовительным этапом к тому, чтобы затем демонтировать кемалистские принципы светского государства.

И лучшим инструментом для этого является чрезвычайное положение: оппозиционные собрания и демонстрации запрещаются, неугодные СМИ ликвидируются, остальные подвергаются жесткой цензуре, а управлять можно прямыми указами и декретами, не оглядываясь на парламент, в котором итак есть одобряющие все действия властей большинство. Кроме того, с помощью режима ЧП проще создать в стране такую атмосферу идейного и физического террора, когда будет достаточно просто показать на кого угодно пальцем и сказать — это враг.

Ведение ЧП также свидетельствует о том, что власть явно не намерена ограничиваться чисткой армии и государственного аппарата: за ней на очереди стоит капитальная чистка мозгов вкупе с масштабной «охотой на ведьм», а значит — будут запрещаться и уничтожаться неугодные книги, кинофильмы, произведения искусства, тысячам ученых, писателей, художников и поэтов придется навсегда замолчать, либо покинуть страну или, предав свои убеждения, сотрудничать с режимом.

И еще два момента. Чтобы вывести армию из состояния шока от обрушившихся на нее арестов, Анкара вновь обострила противостояние с Рабочей партией Курдистана, нанеся авиационные удары по базам ее боевиков в Северном Ираке. Думается, что ответные теракты не заставят себя долго ждать, что станет для режима дополнительным аргументом — только враги родины могут в минуты опасности критиковать власть.

И второе. Эрдоган, явно дистанцируясь от Запада и европейских демократических ценностей, демонстративно решил разыграть русскую карту. С этой целью были показательно арестованы турецкие пилоты, сбившие российский Су-24. Месседж для Москвы: они, мол, участвовали в заговоре против законной власти, значит уже тогда, в ноябре 2015 года, сознательно хотели поссорить Турцию с Россией.

Состоится ли новый виток русско-турецкой дружбы, покажет время. Только как-то не очень верится, что это будет искренне и надолго.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera